LEPEL.BY
 
  Статьи о Лепеле  



Глава 23. Старая новая власть


12. 05. 2009


После тяжелых затяжных сражений за г. Витебск советские войска штурмом овладели им. Отступая на запад, немцы оставляли один за другим на селенные пункты области. Днем 26 июня 1944 года наши войска подошли к г. Лепелю и освободили его. Без потерь не обошлось. В память об этом остались навечно стоять две братские могилы. Одна на привокзальной площади города, вторая — у дороги на дер. Матюшина стена.

Не задерживаясь надолго в Лепеле, армия двинулась вперед, оставляя за собой кое-где разрозненные группы противника. В одной из таких групп в Веробских лесах оказалось с полсотни немецких солдат. Появились они в этих местах, драпая с востока по знакомому с начала войны «гостинцу» Волосовичи-Свяда-Забоенье. В их планы входило прорваться к своим через город Лепель. Путь этот, однако, был уже отрезан. На забоенском поле рядом с городом немцы сожгли свои машины и перешли в брод р. Эссу. На ликвидацию фрицев отправились партизаны, их уже в городе было много. Обнаружили немцев быстро. Не собираясь сопротивляться, они без боя сдались в плен. Оставалось приконвоировать пленных в город, что и было сделано.

Во время отдыха на углу улиц Интернациональная и К. Маркса (левая сторона), один из партизан приметил на младшем офицере еще новый мундир. На ходу снимая свой, изрядно поношенный зеленый китель, партизан предложил пленному обмен. Тому ничего не оставалось делать, как отпороть петлицы с погонами от своего кителя и передать его победителю.

В военном городке горел еще склад с мясными консервами довоенного советского запаса (немцы не успели их использовать и подожгли) – над Системой стелился едкий вонючий дым, а в Центре города уже шло обустройство советских учреждений. Райком партии разместился в доме на углу ул. Советская и М. Горького (левая сторона). В пристроенном к этому дому немцами помещении — райком комсомола. Милиция заняла свое довоенное место на улице Вокзальной. Военкомат разместился на ул. К. Маркса в их же довоенном жилом доме. Райотделу НКГБ нашлось место в приземистом доме за высоким забором на ул. Интернациональной, напротив семилетней школы.

Работы всем организациям было невпроворот. Вышедшие из лесов партизаны подлежали проверке. Из их рядов подбирались кадры в местные органы власти, учебные заведения предприятия. Они вместе со специалистами из тыла составили ядро советской власти.

Два партизана — Папроцкий, из деревни Стайск и молодой, с пышной черной шевелюрой Золотарев, зашли к нам отдохнуть. Оба получили в райкоме партии путевки в жизнь. Папроцкий уезжал в Западную Беларусь на партработу, Золотарев же — в г. Витебск, в распоряжение оболторга. До войны он закончил институт торговли. В 1941г. попал в плен и оказался за колючей проволокой сенсклада. Вызволила его оттуда цыганка из деревни Жежлено, слезно умоляя охранника отпустить ее брата. После ухода Золотарева в партизаны, пути-дороги их разошлись навсегда.

Теперь, сидя за столом и прикладываясь к спирты, друзья вспоминали о днях блокады и смерти, которая подстерегала их на каждом шагу. Оба надеялись на лучшую жизнь после войны и связывали это с роспуском колхозов, о чем якобы обещал Сталин.

Партизаны, в основной массе, отправлялись на фронт. В это же время шла тотальная мобилизация мужчин по 1926 год рождения включительно. Выбраковка была несерьезной. Электрика Сергеева забрали с протезом левого глаза. Объяснили это тем, что при стрельбе нужен правый глаз. Не успели всех отмобилизовать, как посыпались похоронки из-под Будапешта.

Юношей 1927г.р. взяли на учет и тут же при военкомате стали обучать военному делу. Попал в эту команду и мой брат Людвиг. Подготовка закончилась к началу 1945г. Молодые солдаты начали готовиться к отправке. Вместе со всеми готовился и мой брат. Однако, по воле судьбы, ему пришлось остаться дома — по городу и району разгулялся сыпной тиф.

Сыпняк косил людей беспощадно. В деревне Стайск покойники были почти в каждом доме. В год победы умер наш старый знакомый Ю. Вруновский. Семья Ласминских, которая приютила нас вначале войны, в конце ее перестала существовать. Отец, мать и дочь Анюта умерли от тифа, Михаил погиб в партизанах, а дочь Хелена, угнанная во время блокады в Германию, не вернулась. Не обошел стороной сыпняк и наш дом. Заболел Людвиг. С сильным жаром его отвезли в больницу. Лечащим врачом был лучший врач города Бокштаев, мать, молясь Богу, ходила к сыну ежедневно. Сын бредил, ничего не брал в рот, кроме домашнего клюквенного морса. Молодой организм выстоял, но и времени ушло немало – отвезли его в больницу на санях, а привозили на телеге. Отвозя брата домой, у меня распряглась лошадь. Я не знал, как ее снова запрячь. На наше счастье проходил мимо директор педучилища Кондратьев. Он то и выручил, посрамив меня за неумение самому делать это. Дома Людвиг окончательно поправился, пополнел, отрастил волосы и накануне Дня Победы ушел в армию на целых семь лет.

Сотрудникам НКГБ работы было очень много. Для организации отдела и активной его деятельности приехал из Сибири капитан Гробовский. Человек среднего роста, с копной черных волос на голове. Ходил быстро, опустив голову вниз. Была у него миловидная полненькая жена и сын Юра моего возраста. Мама его угощала меня кедровыми орешками и обязательно хлебом с маслом. Часто бывать в доме не приходилось, так как папа их днем отдыхал. Юра выходил на улицу с двумя кусками хлеба – себе и мне, и мы гуляли вокруг да около.

В течение короткого времени по городу прошли аресты. Только в районе системы были арестованы: староста Томковский, парикмахер Бужинский, работница радиостудии Игнатьева и ее отец – билетер, служащий горуправы Закревский, связист Лисицын, электрик Кулешов. Над городом навис колпак НКГБ. Люди чувствовали ложную неловкость за совместное пребывание с немцами в годы оккупации. Негласно вменялось им это в вину, а не в беду.

С возвращением советской власти было приказано сдать немецкие паспорта и деньги. В несколько дней эта работа была закончена. Правда, лично мы, например, на память положили по одной немецкой купюре разного достоинства в бутылку и закопали в землю. Через десять лет вспомнили об этом, но, увы, бутылки не нашли.

Для детей и подростков, у кого не было свидетельства о рождении работала комиссия по определению возраста по наружному виду. Мне определили дату рождения 23.03.1933г.

В сентябре 1944 г., как обычно, начался учебный год. Открыли двери две семилетние школы и одна десятилетняя на ул. Советской. Сели за парты в основном переростки. Я пошел в третий класс, хотя второй закончил еще до войны. Собралось нас больше 30 человек. Прозвенел звонок, и в класс вошла молодая учительница Роза Соломоновна Карпенко в черной юбке и белой кофточке с медалью партизана II степени. «Ох, как вас много, — сказала она. – Будем писать диктант. Кто напишет хорошо – останется, а остальные вернутся во второй класс». В конце дня Роза Соломоновна зачитала список учеников третьего класса. Моя фамилия была там. Вместе со мной оказались Бесорабов Саша и Мисник Сергей – мои новые школьные друзья.

Судьба нашей учительницы была не из легких. До войны она закончила Лепельское педучилище и вышла замуж за однокурсника Ивана Степановича Карпенко. Война застала ее в Лепеле. Вместе с родителями ждала своей участи в гетто. На помощь пришел отец мужа. Рискуя своей жизнью, он вывез невестку на санях под соломой в партизанскую зону. С приходом советской власти Иван Степанович, стал работать директором и преподавателем истории и географии в семилетке на Интернациональной.

Фронт ушел далеко на запад. Продвиженье его ежедневно отмечалось красной нитью на карте у райсполкома. Из эвакуации возвращались беженцы, в основном еврейской национальности. Вернулся гончар Либман, вернулся Нахман, все родные которого погибли от рук фашистов. Заходил он и к нам посмотреть на дом сестры Хавы Коган. Он был единственным наследником, так как племянник Миша погиб на фронте. Все Каганы ушли в мир иной.

Райком партии организовал встречу героя-танкиста Кветинского с населением города. Встреча состоялась в павильоне нового рынка, где еще воняло солярой. В считанные дни заработало радио и открыл двери кинозал на углу улиц Советской и Интернациональной. Электростанция еще не работала. Радиоузел питался от своей энергобазы, а киноаппарат – от ручного движка, который стоял посреди зала и крутили его по очереди четыре парня. В награду — смотрели кино бесплатно. Первым директором кинозала был тов. Рухман. Года через два, когда было все налажено, его сняли с работы за то, что дважды порвалась лента во время просмотры картины председателями колхозов.

Ранней весной 1945 г. приехал в Лепель Золотарев инспектировать районную торговлю. Остановился у нас. Привез с собой пять плиток шоколада и пачку хорошей белой бумаги. Попросил нас все это продать. Пошли мы с мамой на базар. Вокруг грязь. Сухо только на немецких могилках. Кресты были вырваны еще осенью. Разложил я товар на могилку и торгую. За дольку шоколада или лист бумаги беру по пять рублей. Народ покупает. Но тут появились два милиционера. «Откуда товар? — спросили меня стражи порядка, — сворачивай и пошли в милицию». Идем. У меня деньги и шоколад, у мамы бумага. Подойдя к милиции, я как дал деру, только меня и видели. А маму привели в милицию, составили протокол и отпустили. Когда в обед мы рассказали обо всем этом Золотореву, то он сразу же пошел в милицию и вернулся с бумагой. Оказалось, милиционеры были его друзья-партизаны. После обеда мы вернулись на рынок и продали весь остаток товара. В знак благодарности Золотарев взял меня с собой в магазин Славина. Зашел на склад и вынес оттуда килограмма два хороших лещей.

Приближался долгожданный день окончания войны. В среду 9 мая, после полуночи затарабанили нам в дверь соседи по дому и стали кричать во весь голос, что кончилась война. Громче всех орал их квартирант Вася Бадяй — студент педучилища из Волосович, будущий ученый. День Победы выдался теплым, солнечным днем. Люди вышли на улицы, поздравляя друг друга с Победой и окончанием всех, как им казалось, бедствий и невзгод. Обыватели надеялись, что теперь государство сосредоточит внимание на благосостоянии народа. Жить станет лучше, жить станет веселей.

Просмотров: 4112


Ваше имя:


Сообщение:
  Введите сумму чисел: 3 + 5 =
  







Copyright © 2007 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение