LEPEL.BY
 
  Статьи о Лепеле  



Глава 6. Ох! А за тобой Бог.


08.04.2010


Нежданно не гадано осенью 1950 года почтальон принес в наш дом денежный перевод на 250 рублей. Обратный адрес — город Кобрин, фамилия нам не известная. Через неделю такой же перевод пришел снова. По тем временам для нас это были большие деньги. В Кобрине служил брат Людвиг. Мы с мамой стали волноваться. Но вскоре пришло письмо и братишка написал в нем, что деньги он выиграл в карты. Мы знали его пристрастие к картам. В годы оккупации Людвиг любил играть в очко. Иногда выигрывал, но больше проигрывал. А теперь вот — удача, и мы успокоились…

Теплым осенним днем солдаты летной части работали на вещевом складе. Шла подготовка к хранению материальных ценностей в зимних условиях. Два солдата Соловьев и Русаков (брат мой Людвиг) работали в паре. Делали стеллажи, раскладывали вещи, передвигали ящики. У самой стенки рядом с дверями стоял ящик, прикрытый плащ-палаткой. Внутри его оказались коробки с трофейными часами. Солдаты смекнули, что этот ящик кем-то сюда поставлен. Стоило только отодвинуть в сторону, прибитую одним гвоздем доску, и свободно можно было оттуда взять коробку. Соловьев с Русаковым решили тоже пойти по проторенной дорожке. На второй вечер подошла очередь встать на охрану склада Русакову. Вечер был дождливый, в клубе шло кино, солдаты по двору не шатались. Самое время заняться делом. Русаков отошел на другой конец склада, дав возможность Соловьеву проникнуть вовнутрь. Прошло две недели, пропажи никто не хватился. Соловьев распродал скупщикам часы, дал долю в 500 рублей Русакову, и посчитал, что дело на этом закончилось.

Сколько ниточке не виться, а конец найдется. Покупатели стали искать солдата, который продает подешевке часы. И нашли, но не покупатели, а следователи. Военный трибунал приговорил к 15 годам лишения свободы Соловьева, как главного фигуранта, а Русакова — к 10 годам, как соучастника групповой кражи.

Нам же после длительного перерыва пришло вместо солдатского треугольника простое письмо от Людвига. Он писал, что их часть перелетела на Курильские острова. Ему там хорошо и не стоит волноваться о нем. Обратного адреса не было. Мы с мамой подумали, что это связано с войной в Корее.

Лагерная жизнь — тот же общаг. Все хотят знать: кто, откуда, по какой статье и на какой срок. Среди зэков есть разные специалисты, в том числе и юристы. По прибытию этапа на Курилы Соловьев и Русаков рассказали о себе и на чем погорели. «Ну и дурак же ты, Соловьев» — сказал бывший судья. «Зачем выдал Русакова и накликал групповуху? Вот и сроки получили соответственные. Нужно помочь вам, молодые кутята: Ты, Соловьев, должен взять все на себя. Русакова освободят и тебе скосят полсрока». Написали заявление на пересуд и предали нач.лага. На суде Русаков сказал, что он ходил честно вокруг склада и никого не видел. Из-за боли в горле, мол много кашлял. Одолевала одна мысль: скорее бы смена. На вопрос судьи, почему он отрицает сказанное на предварительном следствии, Русаков ответил: «следователь сильно бил и я говорил, что он велел». Соловьев сказал, что его тоже били, и он потянул за собой Русакова, как хотел того следователь. Фактически трофейные часы я брал и продавал один. За часовым следил по его кашлю. Полез за часами, когда кашель услышал на противоположной стороне склада.

Суд вынес решение: Русакова считать невиновным и освободить из под стражи тут же в зале суда. Соловьева виновного в краже часов, приговорить к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в лагерях общего режима. Русаков получил военный билет и справку об освобождении, и был направлен в часть, где служил до ареста. По полученным сведениям оказалось, что их часть в это время передислоцировалась из Кобрина в Коми АССР.

Был май месяц, когда мы получили солдатский треугольник из Республики Коми. Радости нашей не было конца. Следом пришло второе письмо с фотографией. Людвиг в полный рост и девушка Анна совсем молоденькая прильнула к его плечу. Мы с мамой решили, что это будущая наша невестка. Она нам понравилась, и мы негласно одобрили его выбор. Как будто это зависело от нас.

В начале июля 1951 года Людвиг демобилизовался и приехал домой на родину. Пополнел, пил мало и совсем не курил, хотя до армии покуривал. Дома не засиделся. Стал на воинский учет и устроился на только что введенный в строй молококонсервный завод, зольщиком.

С завода ушел на пенсию и умер на семьдесят девятом году жизни 17.07.06.

PS: «Слава Богу, что все так кончилось. Не зря мама молилась Богу за тебя, пока ты не вернулся домой» — сказал я Людвигу после, по дороге за орехами. «Воля Божья людьми творится».

Иван Рисак

Просмотров: 3279


Ваше имя:


Сообщение:
  Введите сумму чисел: 5 + 2 =
  







Copyright © 2007 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение