Поиски золота Наполеона начались! Пока не всерьез


01. 01. 1970
Просмотров: 3580
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.





 

 Из поколения в поколение передавалась веребчанами история о том, что при отступлении наполеоновцы несколько возов с вывезенным из Москвы золотом отогнали в лесной массив Бор возле Веребок и утопили в болотном озере без названия. Сказание это более правильно будет назвать былью, чем легендой, поскольку раньше и слухом не слыхивали о золоте Наполеона, а в Веребках уже знали о нем и его схроне. Действительно, есть такой водоем в Боре. Но только не один, а два. Они стремительно зарастают, и их разделяет шаткий болотный перешеек шириной с полкилометра, которого две сотни лет назад попросту не существовало. Вообще в болото превратилось огромное в древности озеро. Теперь остается только установить, в каком из новообразованных озер покоятся несметные богатства. Пустяк!

 Мы с Василем Хацкевичем, как уроженцы Веребок, давно мечтали совершить лыжную вылазку, к озеркам, в которых Наполеон утопил золото. Летом к ним не подступиться из-за тонкого до опасности берегового слоя почвы да частых бездонных окон. Можно, конечно, подползти к воде вместе с резиновой лодкой и с нее исследовать дно. Но никто до этого еще не додумался. Так же никто никогда не видел на озерках рыболовов. Предложение исследовать состояние дна со льда поддержали другие участники туристского клуба «Походник».

 Поход начали от озера Святого. Хорошо ехать по лесной дороге, хоть и спрятанной под снегом. Тем более, что до Большого Люсинца кто-то уже проложил лыжню. Хуже стало в заозерном лесу. Дорога просматривается, но по ней никто не ездил со времени выпадения снега.

       

 Но у Хацкевича лыжи охотничьи всем на радость - значит, ему и первопроходцем снежной целины быть. Хорошо последнему ехать по лыжне, где уже прошли шестеро лыжников - любуйся себе живописными окрестностями, которых даже не замечает первый штурмовик.

      

 Даже как-то незаметно и относительно легко преодолели девять километров. Первое озеро - большее. Берег, мягкий под снегом и льдом, лыжников держит надежно. Это зимой. А летом ближе, чем на десяток метров к воде не подойдешь. В одном месте кто-то жерди положил, так только по ним можно подползти. Окон полно. Ходит легенда, что однажды в одно из них бык провалился и утонул, а через некоторое время весь разбухший всплыл в озере.

 А на льду вообще снегу мало - можно снять лыжи и размять ноги. Вширь озеро 50 шагов. В длину - раза в четыре больше. Взялись полынью прорубать.

     

 Еле управились - топорик небольшой, походный, а лёд сантиметров 30 толщиной. Еле одолели две проруби - посредине озера и возле берега.

  Хацкевич взялся мерный кол искать. Нелегкое это дело - берега поросли соснами, которым хоть и по несколько сотен лет, но все они низкорослые, чахлые. Наконец вырубил шест метра в четыре длиной. Опустил в прорубь.

       

 Толщина воды около двух метров. Далее мерка легко полезла в сапропель. Спряталась вся, а тверди так и не достала. В проруби возле берега история повторилась. Да-а! Делать в таком месте тайник - от самого себя навечно спрятать его содержимое, а проще говоря - сознательно утопить в торфяной ил навечно. Тронули его, и воздух наполнился тухлым запахом. Оно и понятно - озеро-то непроточное. Правда, говорят, что из меньшего озерка в Веребский канал ручей течет, в котором когда-то местная девица чуть не утонула.

 Что ж, дело сделано, можно и в путь-дорожку трогать.

    

 На обследование малого озерка времени не остается - день короткий. Проехали мимо водоема, не останавливаясь. И так понятно, что дно у обоих озер одинаковое.

     

 Обеденный привал решили устроить километра через два, в урочище Жёлтый Яр. Заснеженными дорогами - далеко. Лучше напрямик, через лес.

     

 Лучше бы дорогой пошли. Целиной, по сучьям да курганам, нелегкий путь. Но вот и Эсса, скованная льдом под высоченным обрывом. Расчистили снег, развели костер, поставили на него чайник с родниковой водой. Не очень уютно обедать, когда с неба самый настоящий лед сыпется. Но ничего не сделаешь - такая уж туристская доля.

    

 Назад решили спрямить путь. Это значит пойти через Луги - так называется пойма Эссы напротив Забоенья. Лучше бы трижды круг сделали!

 Луги встретили бесконечно длинной оградой. Решили не идти в ворота и далее вдоль Эссы, а пойти вдоль забора, в обход. Как углубились в чащу - ни пройти, ни проехать.

 Кустарник кое-как преодолели, но дорога, вернее бездорожье, не намного улучшилось. С виду привлекательной кажется березовая роща. Оно на самом деле так, если в нее приехать на машине да развести костер, шашлыки приготовить, пивко откупорить… А попробуй пролезть на лыжах сквозь такую чащу!

     

 Вдруг поняли, что заблудились. Небо всюду одинаково сумрачное. Хорошо у Хацкевича компас оказался. Он и вывел горемык к каналу, который соединяет озеро Луконец (беседский) с Эссой.

    

 Но радость приобретения ориентации оказалась недолгой - в еще более гиблой ловушке оказались. И сотворили ее бобры. Огромные деревья перегрызли.

    

 Понастроенные плотины - полбеды. Беда в бесполезных завалах, устроенных исключительно ради того, чтобы зубы сточить и не дать им расти бесконечно. Попробуй преодолеть такой хаос!

     

 А жилищ вредных грызунов полно. Такие себе хоромы понастроили, что горожанину-домоседу и не снилось ничего подобного. Хоть на лыжах с крыши съезжай!

     

 Нет, такими лесоповалами к Эссе не выбраться. Лучше наугад взять направление на Кулеши вот по этой чистой противопожарной полосе.

           

Но вскорости пожалели о том. В такие заросли вляпались, что ранее таких видом не видывали. Ни назад вернуться, ни вперед продвинуться. Настоящий капкан! А день на исходе…

     

 В Кулеши попали. Но уже в полной темноте. Еле передвигающимися ногами просунули лыжи до Святого, где все время похода стояла машина Хацкевича.

 Может, кто еще желает поискать золото Наполеона в веребских озерках или же в ином месте? Милости просим в «Походник»!

 






коммент