СОВЕТСКИЕ ТАЙНЫ. Первым делом, первым делом самолёты...


20.01.2014
Просмотров: 6546
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.



Примерно на половине отрезка дороги Лепель - Заслоново между поворотом на Зорницу и военным городком Заслоново справа есть два съезда в лес. Первый малозаметен, второй ведёт в разрыв старого бетонного ограждения. За забором и находилась не такая уж и давняя вертолётная база. Но на неё не заедете.

Шлагбаум поставил Лепельский пейнтбольный клуб «Джокер» - теперь там находится его спортивно-боевая база, и проникновение посторонних нежелательно. Пусть простит меня командир «Джокера» Валера Осовский за вторжение на его территорию без предупреждения, но я заверяю, что его имущество мы не трогали. Нас интересовало только военное прошлое местности, разрушенные строения да бывшая взлётная полоса. И даже не это - современное состояние базы вертолётной эскадрильи мне было нужно лишь для заключения повествования, а снимки - для сопровождения рассказа о существовании на этом месте настоящего аэродрома с взлётной полосой (ведь вертолётам она не нужна). Именно по этой причине я не стану комментировать каждый снимок, а просто попробую ими разрывать историческое повествование, дабы возвращать читателя с далёкого в недалёкое прошлое и настоящее. Как всякий нерадивый фоторепортёр я, естественно, забыл взять фотоаппарат, поэтому фотографирую мобильником.

Привёз меня на бывший аэродром мой троюродный брат из Харькова, Валера Шушкевич. Но он всего лишь выполнил мою просьбу. Во второй половине 90-х годов на бывшей вертолётной базе находилась частная автомастерская. Я пригонял своего "Опеля-кадета" покрывать днище антикоррозийкой. В той коробке находилась конторка мастерской.

Я абсолютно не знал историю аэродрома, а харьковчанин тем более. Посвятил нас в неё житель соседствующей с аэродромом деревни Лозовики, которая в бытность вертолётной эскадрильи была включена в состав центра сельсовета Горки, Павел Филиппович Малявко.

Ну, а заочный экскурс по базе вертолётной эскадрильи организовала мне уроженка Зорницы Оля Ляхевич, жительница Заслоново.

Обоим им я очень признателен. И, пока не окунулись в историю далёкую, покажу действующий объект (предприятие по изготовлению строительных смесей), разместившийся в бывшей караулке, из которой охраняли вертолётную базу. Вот он, сразу за шлагбаумом слева.

Всякий малый, даже мельком взглянув на специфическую архитектурную форму, имеющуюся на всех аэродромах, безошибочно определит диспетчерскую авиаторов.

Ну, что ж, вперёд, вернее - назад, в 1940 год.

На месте заброшенной вертолётной базы советской армии до войны находилась деревня в несколько дворов с названием Корчи. Вот они обозначены на секретной карте 1936 года.

Точнее, Корчи впритык подступали к начавшемуся строиться военному аэродрому. Поэтому, когда он начал действовать, а впоследствии расширяться, сельчан заставили переселиться в другие населённые пункты. Неизвестно, оказывали ли им какую помощь, но все перевозили свои хаты сами. Большинство жителей для дальнейшей жизни выбрали ближайшую Зорницу. Происходило переселение то ли в 1939-м то ли в 40-м году. Из жителей Корчей дед Пашка помнит Федосиху и Ивана-кузнеца.

Много лет спустя сосед деда Пашки перед пенсией начал собирать трудовой стаж и принялся добиваться учёта времени его работы по расчистке канав на аэродроме. Ему пришёл ответ, что в указанной местности Корчи находился истребительный учебный полк, и в нём служили только военные, а гражданские лица не работали.

Дед Пашка хорошо помнит начало строительства аэродрома, поскольку до августа 1940 года находился в родной деревне. А потом его родители поддались агитации переселяться на завоёванные у Финляндии земли. Переселение было организовано для того, чтобы заполнить населённые пункты, поскольку финны ушли за новый российский рубеж, и некому было восстанавливать взорванные при отсуплении промышленные предприятия. Там нормально устроиться не получилось. Умер глава семьи Филипп. Его жена, а Пашкина мать прикинула, что не вытянет одна пятерых детей, собрала манатки, и 18 мая 1940 года Малявки возвратились в Лозовики к родителям Филиппа. Мать пошла в колхоз. Пашка взялся помогать двум пастухам пасти колхозных коров.

Пока были в переселении, многое изменилось в окрестностях аэродрома. Огорожен он был всего лишь жердями, чтобы коровы не заходили на территорию, но пастухам не разрешали ближе как на полкилометра подпускать животных к изгороди. Однажды лесник зашёл осмотреть близкий к режимному объекту лес, так его арестовали и долго выясняли личность прежде, чем отпустить.

Чтобы не сносило ветром лёгкие фанерные самолёты, их крылья и хвосты привязывали верёвками к вкопанным в землю пружинам. За день до войны учебные машины стали маскировать в кустах, как будто знали, что утром она начнётся.

Полк был большой - полсотни самолётов было точно. Когда они снялись и улетели, никто не слышал. Оставили только четыре или шесть фанерных учебных самолётов. А может, основные, незаметно для гражданского населения, по железной дороге увезли. Ведь Пашка видел, как их привозили на платформах в разобранном виде: фюзеляжи лежали отдельно, крылья - отдельно. А потом тракторами таскали по частям на аэродром.

На разъезде в Лозовиках, образованном ответвлением от железнодорожной линии Орша - Лепель ветки на артбазу Боровки, стоял ларёк. Деду Пашке запомнилось в нём вино «Абрикосовое». А засело оно в память потому, что сестра однажды купила в ларьке себе мыла, а ему две бутылки вина. С хлопцами на пожне их выпили. Пашка опьянел и заснул. Вечером сестра еле растолкала. Доплёлся кое-как домой. А утром не мог подняться - голова болела. Даже коров пасти не пошёл.

О начале войны Пашка узнал, увидев воочию воздушный бой над урочищем Поле, где пас колхозных коров. Неожиданно появились два самолёта с крестами на крыльях и направились к военному аэродрому. К ним со стороны Заслоново (тогда оно называлось 116-м километром) устремился русский истребитель. Завязался воздушный бой. Вдруг Пашке несколько песчинок ударило в лицо. Он сначала не понял, в чём дело. Машинально посмотрел в землю. Почти между ног почва была расковыряна. Всунул во взрыхленный грунт руку и сразу нащупал ещё тёплую пулю. Только спустя некоторое время сообразил, что запросто мог быть убитым ей, и начал осматривать стадо - вдруг корова сражена пулей с неба. Но все рогули были целы, только одна использовала растерянность пастухов и улизнула с поля.

Снова Пашка начал наблюдать за боем. Немецкие самолёты направились к аэродрому, одновременно наклонились на одну сторону, и от крыльев отделились похожие на крупную картошку шарики. Раздались взрывы. В том месте находились цистерны с горючим для учебных самолётов. Поэтому Пашка ожидал взрыва или пожара, но ни того, ни другого не последовало. Самолёты почему-то оставили аэродром и направились к Горкам. А русский истребитель приземлился на аэродроме.

Пять бомб самолёты сбросили не на саму деревню, а возле неё, испугав мужика, который собирал в поле траву. Четыре воронки получились небольшими, а вот пятая образовалась такой глубокой, что после заполнения дождевой и грунтовой водой женщины приспособили её для полоскания белья.

Хотя бомбы практического вреда людям и постройкам не причинили, но пожар всё же сотворили - загорелся торфяной грунт. Но и он хоть дымил долго, открытого огня так и не показал. А самолёты улетели за Уллу.

Несмотря на начавшуюся войну, пастухи по-прежнему продолжали пасти коров. И вот однажды под вечер увидели, как по Заслоновской дороге продвигалась колонна немцев. Машины тащили орудия. Легковая машина поездила взад-вперёд по аэродрому, и сразу же немцы обозначили взлётные полосы красными и белыми длиннющими лоскутами материи. Вскорости на них приземлились два вражеских самолёта.

Через несколько дней самолётов на аэродроме добавилось. Не переставали прибывать и немцы - в основном на машинах, мотоциклах и велосипедах. А пастухи знай себе пасут коров, не обращая внимания на войну. Даже интерес она вызывала. Но близко к аэродрому подгонять стадо боялись, старались держаться поближе к Горкам.

Однажды то ли на пастухов, то ли на коров направился один самолёт. Люди немедленно спрятались в кустах. А он сбросил несколько бомб на стадо. Бурёнки разбежались, но ни одна не пострадала.

Когда немцы обосновались на аэродроме, начали брать себе на пропитание по одной, а то и по две коровы. Колхозникам же отдали распоряжение работать так, как и работали при Сталине. Однажды высмотрели упитанную корову Пашкиного деда и забрали. Тогда дед попросил соседа Данилу Аксеновича, Пашкиного будущего тестя, пойти с ним на аэродром к начальству в качестве переводчика, поскольку он с 1914 по 1925 год просидел в немецком плену и хорошо разговаривал по-немецки.

Военный начальник внимательно выслушал переводчика и сказал деду примерно так:

- Хорошо, отец, незаслуженно тебя обидели наши солдаты. Но корову-то твою уже зарезали. Возьми вместо неё две сталинских.

Это означало - колхозных. Конечно, дед две не взял, а вот одну присвоил без зазрения совести, ведь животными управляли, практически, оккупанты. Доярки сами подсказали, которая корова больше молока даёт. Ту Пашка и привёл деду.

А молоко хромой староста приказывал отвозить на аэродром. Пашка сам на телеге доставлял его туда.

Поскольку на аэродроме не было специального покрытия, базировались только лёгкие одномоторные самолёты, наверное, истребители. Говорили, что боезапас каждого состоял из четырёх 50-килограммовых бомб и двух пулемётов.

Немецкий аэродром в Корчах просуществовал недолго - около месяца. Потом самолёты улетели вслед за фронтом. Оставили после себя сложенные в ярус бомбы, будто дрова. Пашка ходил смотреть, поскольку пасти коров стало легче - много их немцы съели. Как и до войны, стояло несколько советских учебных самолётов из фанеры. Их почему-то не взяли при отступлении. Может, были неисправные, а может, не представляли ценности. Мальцы в них залезали, крутили педали, рычагами поворачивали хвост и крылья. Всю войну самолёты аэродром не посещали.

После войны место довоенного аэродрома не пустовало. Его заняли заслоновские вертолётчики. Использовали по назначению. Только вместо самолётов взлетали и садились вертолёты.

После ухода русской армии из независимой Беларуси, вертолётчики ушли в Россию вместе с боевыми машинами, оставив недвижимость в виде капитальных строений.

В кадр часто попадают автомобильные баллоны и разбитые машины. Это не хлам и не металлолом, а оборонительные сооружения для пейнтболлистов - материальная база "Джокера".

Помните, я прошлым летом вёл репортаж с линии фронта? Это когда меня дважды убили сразу, потом ещё два раза. Смотрите вот здесь: http://lepel.by/news_611.html

Вот эта дорога ведёт к первому от Зорницы въезду на вертолётную базу. Вдоль неё располагался автопарк эскадрильи и роты обслуживания летательных аппаратов.

Там были сосредоточены заправщики вертолётов, техпомощи, пожарные машины. Между внутренней и Заслоновской дорогой располагалась практически вся недвижимость базы, показанная по ходу экскурса в довоенную и военную историю. Если я правильно понял заочную наводку Оли Ляхевич, то в этом искалеченном здании размещалась солдатская и офицерская столовка.

Как-то не очень уютно чувствуешь себя внутри неё.

Не догадался спросить у Оли, где была комната отдыха лётного и обслуживающего персонала, ведь казармы не было - личный состав воинского подразделения располагался в Заслоново, а на базу его ежедневно доставляли на ЗИЛу. Командовал эскадрильей капитан Данилюк. Конечно же, командиры менялись, так что можно смело спорить со мной и называть другую фамилию. Чтобы попасть на взлётную полосу, нужно возвратиться к диспетчерскому пункту.

От него уходит вдаль перпендикулярная главной дорога.

Вон уже мои попутчики приостановились, меня поджидают. Видимо, там и есть взлётная полоса.

Вот она! Неважно, что площадка не бетонирована. Вертолётам разгон не нужен - они взлетают и садятся вертикально на железные щиты с дырками для уменьшения общей массы подстилки.

Если это не взлётно-посадочная площадка, то претензии прошу предъявлять не Оле Ляхевич, а Виктору Залетило, подполковнику медицинской службы в отставке - это он привёл нас сюда и показал этот пустырь. По всей вероятности, за ним и жила деревня Корчи.

Какие воздушные машины дислоцировались на территории эскадрильи? Это знает Оля Ляхевич: два «кукурузника» АН-2, с которых сбрасывали на парашютах десантников, и много вертолётов МИ-8. Иногда из города Торжка Калининской области прилетали около десятка более крупных МИ-24. До самой железной дороги поле было устлано железными щитами для посадки.

Ну вот, кажется, рассказал, всё, что узнал от Павла Малявко, Оли Ляхевич и Виктора Залетило. Нет, не всё. Забыл, может, и не очень важную, но интересную информацию от Оли Ляхевич: на базе была псарня, в которой содержались сторожевые псы. Значит, и кинологи здесь проходили службу. А теперь можно с чистой совестью возвращаться назад - дело сделано: без фотоаппарата фоторепортаж состряпан. На снимке видно ограждение, построенное как раз из железных подстилок под вертолёты.

Ты скучала в одиночестве, Заслоновская дорога?

Ах да! Как обычно по ходу повествования память меня подвела - забыл сообщить, когда исчезли вертолётчики. Улетучились они домой, в Россию, в 1994 или 1995 году. Местных бортовых техников-прапорщиков после 15 лет выслуги на пенсию отправили.







ОБСУЖДЕНИЕ



21 янв 2014 в 21:39 — 5 лет назад

Если честно.. первый раз слышу про деревню Корчи.. моя бабушка покойная была с 1911г... много чего рассказывала.. но про деревню рядом с моим домом никогда ничего не говорила....значит и я многого не знаю... я жила от аэродрома с километр максимум.. столько лет прошло.. могу чего то и не помнить



22 янв 2014 в 06:33 — 5 лет назад

Вспомнила.... была речь... "Хадзiла у грыбы у Карчы".. так бабушка говорила.. только что на этом месте была деревня ни разу не слышала..во как бывает.. и бабку Федосиху помню.. я совсем маленькая была..у нас там много разных названий... Гатка, Карчы, Выйтхау лес... Валацуга! напиши про Зорницу.. интересно))



22 янв 2014 в 06:38 — 5 лет назад

еше вспомнила ..вышка ..что на главной показана.. называлась "метео"вышка



11 мая 2014 в 17:32 — 5 лет назад

А я служил. Мы были элитой гарнизона. Дорога с гарнизона до В/ч была грунтовая и очень пыльная. Пехота постоянно жаловалась - не пылите на нас, и так вся жизнь в грязи.


Тот деревянный дом был нашей столовой. Самым любимым зданием. Там сидел командир: майор Соловёв. После него, Толлю О.Н. Рядом был хоз дворик. У нас были и свинки и коровы и куры. Помню, каждое утро пили парное молоко, такое сладкое... В «метео» вышке служил Наволодский Жека, в пожарке - Чанкселяни Нугзар, в автопарке - Топузлиев Толик. А в столовой - наша любимая Леночка и Велиев Темур, повара высшей категории.


Иногда позволили себе на самоволку – на дискотеку в с. Горький. Тамочные девочки были самые красивые, а парни самые грозные. Вечная драка с пацанами, и красивые танцы с девчонками.



Я всё время хотел приехать и увидеть более красивое, чем было. Хотел показать моим сыновьям ту В/ч 03509, где получил первую спец подготовку. Хотел бы встретиться с инструктором Жванским. Для меня очень важную роль сыграл этот человек, с тела лепил мужика, который мог выдержать любую пытку.


Территория ГСМ, рядом был маленький домик, где жил наш отважный охранник склада хромой Рекс. В общем было всё шикарно.



11 мая 2014 в 19:07 — 5 лет назад

Да, отмечу, что последний самолёт увезли 1993 году. У меня осталось фото, как МИ-24, на весу забирает последний самолёт. А мы прыгали не с кукурузника, а в основном с МИ-8. Были и МИ-2, но с них прыгал командир эскадрилий полковник Камецкий, и иногда прямо на площадку "метео" вышки. В тех годах у нас не было ни одного кукурузника. Где была рем база, рядом был тренажер "десант-2". Дальше была пожарка. Пожарные машины в автопарк не заезжали. Напротив пожарки, здание аккумуляторная и маленькая баня. Тот же аккумуляторщик был нашим фотографом. Мы не имели право фоткаться на территорий аэродрома, понятно да для чего?


Казарма действительно была в гарнизоне, Со стороны с. Заслоново, КПП и с лева первая трёхэтажка. Мы жили на третьем этаже. Когда надо было улизнуть, мы связали половые дорожки и с третьего этажа слезли в низ.


В селе одна бабушка продавала самогонку с Буряка, если не соврать наверно по моим данным, атомная бомба на основе этой водки... шутка. Ну, вы помните, какие очереди выстроились возле пивных бочек, а про водочки уже молчу. Наши пацаны, клятву на верность принимали именно этой водкой.


Напротив нас было одноэтажное здание, и там жил стройбат. Часто прикалывались, «Лопаты и мешки к бою»! С окна нашего туалета часто можно было услышать песню нашего друга Фарзалиева Саши, которая влилась в тишину этой части гарнизона. Часто спрашивали у него, а почему именно с окна туалета, а не с каптёрки или спального, он вечно оправдывался, что с туалета поют сытые таланты.


Ещё помню колодец возле ж/д вокзала. Один раз попали в засаду коменданта гарнизона. Помню, рыжими усами, 1,6 м рост и очень ядовитый майор был. Не знаю как, но три солдата в этом колодце висели почти час, только не попасть в губу. Весёлая жизнь всё время сопровождала нас.



Такого не рискнули сделать только во время дежурства Жванского. От него можно было получать не только по шее, но и три наряда вне очереди. А в аэродром рвались все. Если кто-то узнает про старшего прапорщика Жванского и напишет мне, буду очень благодарен. Ну, всем удачи, Белорусскому народу славы и мира, здоровья и богатой беззаботной жизни.


Я ВАС ЛЮБЛЮ и очень скучаю. С УВАЖЕНИЕМ Карен Аракелян В/ч 03509. Спец подразделение Кремль 09.



07 мая 2015 в 15:46 — 4 года назад

Из прочитанного понял, что узкоколейная ветка на артбазу в Боровке шла от станции Лозовики, а не из Лепеля, как я раньше думал.



26 фев 2016 в 01:02 — 3 года назад

Это была в/ч 03509 и я в ней служил в период с 1977г по 1979г. В авто-роте, на топливозаправщике, эаправлял вертолеты. Казармы были в Заслонове, на 3 этаже. Командиром части был майор Цацуро, классный мужик. Все, что выше написано и сфотографированно, правда. Ностальгия сжимает сердце. Столовая сохранилась, аккумуляторная, помещение для роты охраны. Рядом была псарня, 4 овчарки. Тогда было все не так, аэродром зарос. Да были там 2 кукурузника и вертолеты ми 8 и еще ми2. Последнее время меня тянет туда и я решил поехать в Витебск, а от туда заехать в Заслоново, надеюсь найду. Спасибо за ваш репортаж, очень благодарен, с уважением, Сергей.



07 фев 2017 в 13:08 — 2 года назад

Служил на этом аэродроме с 1991 по 1992 г



09 фев 2017 в 11:55 — 2 года назад

На аэродроме были две войсковые части.03509-рота обеспечения и 01009 -46 эскадрилья 26 воздушной армии.Ком.эск.был полковник Черноусов,нач.штаба майор Кудряшов,зам по ИАС майор Щепелин.После оканчания ШМАСС в Вышний Волочек отправили в 46 эск. на должость старшего дешифровщика групы Обьективный Контроль где нач.групы был прапорщик Шульгин . Летали регулярно и даже ночные полеты проводились хотя тогда керосина не хватало.На МИ-2 стояли бараспидрогафы на МИ-8 САРПП-12.Когда пр-к ушел в отпуск я остался один в групе ОК и тогда я понял что такое безопасность полетов пришлось достать конспекты одновременно учиться и работать,мне доверяли и я рад что тогда смог использовать все свои знания.Кормили отвратительно,дедовщина -жесть зато был порядок .Это были самые лучшие годы.Помню Андрея Кукушкина,Андрея Гунина,Рома Корчмарь,Рома Спринчану и еще многих ребят.








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Copyright © 2007 - 2019 — Леонид Огурцов


Пользовательское соглашение

НА ГЛАВНУЮ