СЛЕД ВОЙНЫ. Путешествие в места смерти и жизни


01. 01. 1970
Просмотров: 5086
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.





 Potter, Мастачка, Шукач, Дызель, Блукач, Разьбяр и Камандор стартуют из микрорайона Госпиталь.

      

 Первым препятствием становится протока, соединяющая озеро Огзино с Уллой. Для велосипедов с тяжёлыми рюкзаками переправа слишком узка. Не свались в воду, Шукач.

      

 Проезд по вспаханному полю также не из лёгких. По одному паходнікі съезжаются в Большом Жежлино.

      

 В Иринполье отыскивают бывшее имение пани Ирины, именем которой называется деревня.

      

 Удручающе выглядит дом внутри. Но это не Ирина довела свое жилище до такого состояния - последнее время в здании находилась школа.

     

 Через деревню Экимань и сумрачную пущу пробрались на Полигон. Разьбяр показал наблюдательный пункт - он недавно служил срочную службу в Заслоново.

     

 Предупредил, чтобы смотрели под ноги - полно неразорвавшихся боеголовок остаётся после учений. Но на верхотуру НП всё же забрались. Красивы необозримые полигонные дали.

      

 Вдоль военной дороги тянется озеро Рыбанец.

      

 Но интересует туристов… Хотя, туристы ли они? Скорее исследователи, поскольку ставят целью исследовать состояние мемориальных объектов и рассказать о том общественности. Попутно исследователей интересует озеро Цмока. Чтобы к нему пробраться, нужно преодолеть боровой перевал и шаткое болото.

     

 Ба, да паходнікаў опередили! Столичный сайт "Будзьма" уже побывал здесь и оставил соответствующую вывеску.

        

 Как же вызвать Цмока из озера для знакомства? Решили ловить чудовище на живца. А кого выбрать приманкой? Ну, конечно же, Блукача - вкуснее всех, поскольку жирнее всех.

       

 Зря Блукач волновался. Не дождется клёва Цмока Дызель! Не стало чудище обедать своим другом. Пришлось самим отобедать на берегу красивого лесного озера Большие Окуничи.

      

 Наелись, накупались и мертвецки попадали на иглистую почву - сказалось напряжённое продвижение.

      

 Через грибной лес, где Разьбяр нашёл четыре подосиновика и кучку лисичек, через необозримое поле добрались до Матырино. Наконец можно настоящей холодной воды напиться - день-то жарким выдался.

      

 Вот она, первая точка исследования. Место смерти!

      

 Как же произошла трагедия? Блукач это знает лучше всех, поскольку 15 лет назад во время пешего путешествия по периметру района ему про трагедию рассказывала жительница близкой деревни Островы тогда 81-летняя Любовь Шнитко, которая должна была стать 31-й убиенной. Вот Блукач и взялся рассказывать услышанную историю трагедии.

      

 Жила Люба в Кистелёво с мужем Иваном и трёхлетним сыном. Кто-то донёс немцам, что кистелёвцы пускают на ночлег партизан, позволяют им мыться в бане. Гитлеровцы сделали засаду на лесных воинов. Ничего не получилось - партизан предупредили. Уже приехали снимать пост, как откуда-то прострочила автоматная очередь. Два чужака погибли сразу, третий окочурился по дороге в Камень. Назавтра всех кистелёвцев заперли в хате соседней деревни Костинка. Кистелёво разграбили и пригнали его жителей назад. Все строения пылали. Избитых горемык поставили на край свежей ямы. Неожиданно к немцам бросилась мать Любы Шнитко (жительница соседней деревни Долгое), начала просить отпустить дочку. Заверила, что её муж Иван служит немцам, умолчав, что его насильно погнали вместе с подводой ремонтировать дорогу под Лепель. Враги решили, что Иван завербовался в полицаи, и отпустили единственную из осуждённых на смерть. Уже в лесу Люба услышала пулемётную очередь. Большинство кистелёвцев закопали живыми. Костинцы, которые потом приходили подбирать остатки кистелёвского добра, утверждали, что земля над братской могилой ходуном ходила. Во время разговора Блукача с бабой Любой, Иван, благодаря которому Люба спаслась, лежал, болезнью прикованный к постели.

 Все исследователи проявили непонимание: как могло быть, что люди видели ходящую ходуном землю над братской могилой, а не откопали ещё живых людей? Любовь Шнитко этого не сказала. А до этого времени она вряд ли дожила.

 Осмотрели территорию мемориала. Есть стол со скамейками. Трава скошена. В стороне виднеется курган над братской могилой.

      

 Всего четыре фамилии носили убиенные кистелёвцы, как обычно и бывает в деревнях.

      

 А в близких Островах лепельчан встретила Светлана Парахонько, сразу узнавшая Блукача, который 15 лет назад ночевал в Кистелёве вместе с душами убиенных, а поутру расспрашивал островитян о житье-бытье.

          

 Меня тогда её сын отводил за околицу, чтобы показать трёхкилометровую тропку в Сосняги. Как! Заросла до непроходимости? Нужно возвращаться в Матырино, а потом пробираться в нужном направлении. Десяток километров будет! А тут дождь начинается. Хорошо, что мемориал спрячет от него.

           

 Но грандиозный ливень настиг путешественников между Кистелёво и Костинкой. Вымокли до нитки. В Костинке встретили рыболова, которым оказался Николай Хоняк из Матырино.

      

 И он Блукача знает - писать про дела на Матыринском мехдворе приезжал, когда ещё совхоз «Боровка» существовал. Рыболов показал неплохой улов болотных карасей да рассказал, как подобраться к труднодоступному озеру Заружань для ночлега, поскольку до Соснягов сегодня не дотянем.

 Как всегда всех опережает Potter.

           

 Добрались-таки до деревни Заружанье. А озера не видно. Но рыболов Николай предупреждал о том. Километр нужно шлёпать раскисшим полем. А на берегу вагончик стоит хозяина, который взял водоём в аренду. И легковушка рядом. Может, его. Вряд ли наш визит обрадует арендатора.

         

 И озеро имеет единственный неуютный подход к открытой воде.

        

 Пошли вдоль берега. Ничего лучшего не нашли, как остановиться на травяном поле, вспаханном осенью. В худших условиях ещё никогда не обустраивали табор. Но выглянувшее солнце изгнало мрачный настрой.

      

 За день прошли-проехали 40 километров. Готовься скорей, грибной суп-каша!

       

 Ночь выдалась хоть и росно-туманной, однако тёплой. С крыши вагончика залитая солнцем Заружань уже не кажется такой неуютной.

      

 Тяжела дорога по квашне. Но Камандор мужественно преодолевает её, несмотря на свои 77.

      

 Сосняги оказались деревней-призраком. Нет уже 15 лет назад встретивших Блукача троих стариков, живших отдельными хозяйствами. Да и хат нет. Но они, собственно говоря, и не нужны исследователям. Их конечный маршрут - Сосняговская пуща, где в 60-х годах открыли мемориал на месте дислокации партизанского отряда. Но устной наводки островлянки Светланы Парахонько не хватает, чтобы найти дорогу. Выручает Разьбяр - звонит отцу, который обрисовывает правильный курс.

 Далеко. Но гравийка хороша, хоть и не используется. Кусты и ветви стучат по головам, однако своего паходнікі добиваются.

       

 Среди мрачной пущи уютно выглядит партизанское кострище.

       

 Мастачка отважно бросается в муравейник, чтобы муравьиным ядом сил на обратный марш-бросок прибавить.

      

 Бутафорская землянка зовёт открытым входным проёмом.

      

 Крыша из высохших лапок второго подземного жилища прохудилась, солнце проникает в партизанское таинство.

      

 Совсем непонятно предназначение колодца. Неужто партизаны из современности перетащили бетонные кольца?

       

  Вот и увидели мы виртуальное место жизни времён войны. На стеле - перечень бойцов партизанского отряда.

       

 Они и есть жители елового массива. Но ведь из этой жизни была пущена бессмысленная автоматная очередь, ставшая причиной уничтожения деревни Кистелёво с её 30 жителями? Больше неоткуда было появиться партизанам в Дорошково, как правильно называлась деревня, а в Острова её переименовали коммунисты. Подумать только: острова там, где на многие километры нет ни реки, ни озера! Вот это светлое большевистское мышление!

 Домой поехали кругом, чтобы посетить бывшую усадьбу беларуского селекционера Кондрата Мороза в деревне Фатынь. Правда, от имения остались лишь заплывшие землёй ирригационные канавы, пруд, возвышенность от оранжереи, огромные старые ракиты да одичавшая яблоня «сибирька». Хотя, нет, аллея из лиственниц служит напоминанием о хорошем человеке, уничтоженном советской властью - раскулачили, в Сибирь сослали.

       

 А если бы не большевистский переворот 17-го года? Какой бы была сейчас Фатынь под патронажем умного, рукастого, хорошего рода Морозов? Собственно говоря, а где находился сам дом Хозяина?

 - Вот здесь, параллельно улице, на моём огороде, остатки фундамента выкапываются, - проинформировал интересующихся 79-летний Аркадий Сокол.

    

 Для обеда выбрали сооружённую лесхозом зону отдыха на берегу озера Островно. Далека она от шоссе, но, может, тем и хороша - не завалена мусором, оставленным отдыхающими.

            

 Перед магазином в Боброво позвонил Шукачу паходнік Толь, которому не получилось поучаствовать в экспедиции. Позвонил, чтобы поздравить Блукача, которому намедни исполнилось 62 года. Тайна открылась, и пришлось проводнику проставляться, тем самым нарушив сухой закон, существующий в походах.

          

 Паходнікі сделали полезное дело: установили связь между местом мёртвых и местом живых на территории Сосняговской пущи. Во второй день маршрут составил 50 километров.

 






коммент