ЭКСПЕДИЦИИ. Тайны Еврейского кладбища


01. 01. 1970
Просмотров: 9395
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.





 В состав экспедиции входили 25 научных работников, аспирантов, студентов, которые изучают иврит, знают еврейскую историю и культуру.

      

 Цель экспедиции: установить время, характер, количество захоронений, задокументировать каждый памятник, переписать и перевести эпитафии, сфотографировать, составить карту могил.

      

 В конечном итоге Еврейское кладбище приобретёт приличный вид, благодаря идентификации захоронений и уходу за ними потомков умерших.

 Сложность работы состояла в том, что многие памятники ушли в землю вместе с эпитафиями. Чтобы их идентифицировать, нужно каждый камень пронумеровать, аккуратно подкопать, очистить от земли.

     

 С 23 по 31 июля исследовательскими работами на кладбище руководил Мотл Гордон.

     

 Кроме того, участники этнографической части экспедиции под руководством координатора образовательных программ Центра «Сэфер» Анны Шаевич за время экспедиции опросили 110 лепельчан и записали их воспоминания.

     

 Я почти каждый день посещал экспедицию на кладбище. Увидел и узнал много интересного.

     

 Например: надписи исполнены на иврите, однако это стародавний вариант, который в корне отличается от современного еврейского языка. Если, скажем, вдруг на кладбище появится израильтянин, он не прочитает ни одной эпитафии. Исполнены они по особым правилам: часто указываются два имени погребённого, его родители, род занятий, дата смерти. Год рождения не обозначается. Все цифры написаны буквами. Наугад выбираю наиболее выразительную эпитафию.

      

 Прошу Мотла Гордона перевести текст. Он легко делает это: «Здесь покоится Ицхак сын Шимона умерший в начале месяца тевета (зимой) 5628 (1868) года да будет душа его завязана в связку жизни».

       

 Сразу предупреждаю, что по еврейским правилам повторять текст нельзя, и я должен воспроизвести его из диктофонной записи. Поэтому могу допустить неточность, за что заранее извиняюсь.

      

 В экспедиции были задействованы геодезисты Полоцкого университета. Они составляли карту расположения кладбища и могил.

    

 Жили, завтракали и ужинали участники экспедиции в «Гостином дворе». На обед им там же готовили сухие пайки. Уделяю питанию внимание потому, что из него исходит интересный обычай. Лепельчане знают, в каком живописном месте располагается старое Еврейское кладбище. Но обедать исследователи выходили на невзрачную опушку к улице Витебской. Дело в том, что по еврейским обычаям на кладбище нельзя трапезничать. Вспомните наши кладбищинские пикники в день поминовения усопших.

      

 Приходилось извлекать из земли пустые постаменты, камни с которых таинственным образом исчезли.

     

 Видел, как надписи делаются более выразительными для удобства фотофиксации и чтения. Студентка специальности «Культура евреев Восточной Европы» Российского государственного университета Даша взяла обычную пену для бритья и старательно запенила эпитафию. Затем счистила белый слой между буквами.

     

 Выразительно проявившуюся надпись Даша заслоняет от солнца, а её сокурсник фотографирует.

      

 По моей просьбе Даша делает перевод: «Здесь похоронен мужчина честный учитель наш Яков сын учителя нашего Хаима Лейба скончался первого ияра года 5650 (1890)». По моей просьбе Даша читает эпитафию соседнего камня. Восстановить полный текст невозможно из-за отколотой верхней части.

        

 Осталось: «…5656 (1896) да будет его душа завязана в узел жизни».

 Наиболее из участников экспедиции мне запомнился фамилией, внешним видом и старательностью Николай Омонов.

      

 Для исполнения земляных работ нужны были волонтёры. Ими стали ученики 4-й городской школы и гимназии.

     

 Их организовала заместитель директора гимназии по воспитательной работе Наталья Дроздович.

     

 Тяжело приходилось школьникам в неимоверную жару, хотя и работали они до обеда.

     

 Мотл Гордон не скрывал своего удовольствия от волонтёрской помощи.

     

 Большую помощь экспедиции оказал начальник отдела райисполкома Игорь Урбан - выделил экспедиции в качестве волонтёров работников культуры Игоря Вишневского, Александра Мазура и Владимира Кисина, которым пришлось стать почти водолазами.

      

 Поначалу я подумал, что люди рыбу ловят какой-то плетёной снастью. Потом вдруг из воды показался валун.

     

 С огромным усилием «рыбаки» вытолкали на берег надмогильную каменную плиту.

     

 Мотл Гордон прочитал эпитафию: «Здесь покоится женщина скромная госпожа Хая Бейла дочь Раби Шнэура Залмана умерла в день восемнадцатый месяца адар (весенний месяц примерно соответствует марту-апрелю) года 5670 (1910) да будет душа её завязана в связку жизни».

      

 Как надгробные плиты оказались в озере? Дело в том, что современного обрыва до поднятия уровня озера на 3,5 метра при запуске ГЭС во второй половине 50-х не существовало. Когда вода поднялась, волны начали наступать на сушу и смывать её в озеро. Поплыли трупы. Чтобы как-то уберечь захоронения, вновь образованный обрыв укрепили бетонными плитами. Они сохранились.

     

 Но часть кладбища всё же очутилась на дне морском. Когда прошлым летом озеро катастрофически обмелело, один сообразительный краевед походил по обнажённому дну возле еврейского кладбища и сфотографировал торчащие из песка камни с эпитафиями. Показал экспедиции. Теперь вот по такой наводке и таскают их «водолазы» от культуры вместе с «сэферовцем» Николаем Омоновым. Вот вторую плиту тащат.

       

 В воде груз кажется легче, чем на суше.

       

 Когда плиты положили рядом, обнаружилось, что они изготовлены из одного камня, расколотого пополам.

       

 А раскалывали монолит таким вот образом.

      

 Но вторая эпитафия, как и первая, не связывает памятники-близнецы: «Здесь покоится женщина скромная Сара Гнеся (двойное имя) дочь Раби Файбиша умерла девятого тивета года 5676 (1916)».

 Водолазная группа перемещается на противоположную сторону полуострова, где прошлым летом также был зафиксирован камень с надписью.

    

 Долго ощупывали дно «водолазы». Наконец нашли отколотый от памятника кусок. Мотл отказывается читать обрывок текста - нельзя.

    

 Но эта находка случайная. Памятник на прошлогоднем снимке должен находиться где-то в траве. Есть!

    

 Нацеливаюсь диктофоном в Мотла: «Здесь покоится молодая девушка Ита Эстэр (двойное имя) дочь господина Шмуэля Левита умерла (весенний месяц не могу разобрать с диктофона, соответствует маю-июню) года 5656 (1896)».

       

 Параллельно изучается и новое еврейское кладбище, поскольку позднейшие захоронения перемежаются со старыми.

       

 Всего изучено 406 памятников. Самый ранний поставлен в 1812 году. Есть гипотеза, что более ранние захоронения были деревянными и не сохранились. Уникальность кладбища заключается в живописности места расположения, загадках, которые так и не удалось разгадать. Например, непонятно ориентирование захоронений в разные стороны. Возможно, тайна раскроется после того, как будет сделан каталог кладбища.

 Сэферовцы надеются, что после того, как кладбище обрело большую известность благодаря исследовательским работам, местные власти установят соответствующую табличку, ограду. Ведь ответственные работники райисполкома проявляли интерес к исследовательским работам и оказывали помощь исследователям.

 Ах, да!  Забыл в тексте обратить внимание читателей на отношение некоторых лепельчан к экспедиции. Оно было показательно-образцовым. Не всех, конечно, а тех, кого заинтересовали действа московских евреев. Старались помочь, кто чем может. Никаких межнациональных распри. Рад, что и я попал в число таких моих земляков.






коммент