ЭКСПЕДИЦИИ. Некрополи Григоровичского края


01. 01. 1970
Просмотров: 4524
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.





 Экспедиция ещё в дороге. Чтобы не терять время даром, исследую водохранилище Озеро. Фотографирую мобильником, поскольку фотоаппарат заглючил.

    

 Об Озере рассказывают мать с дочкой: Лариса Султанова и Анжелика Королёва.

    

 Они витебчанки. Но Лариса родилась в прибрежной хате, и всё её детство связано с Озером. Перегородила речку Втесвердинку дамбой техника Волосовичкой МТС после войны. Позже водоём несколько раз чистили. Последним это сделал директор совхоза «Волосовичи» Николай Плиговко. Давно это было. Вода с того времени успела запортиться. Купаются в ней лишь приезжие городские дети. Местных родители не пускают в кишащее инфекцией озеро. Нужна чистка, но теперь природа всем до фени, средств не находят. Надо сначала спустить четырёхметровую водную толщу, а некому - совхоз «Волосовичи» приказал долго жить. Специально слазил под дамбу, чтобы показать высоту плотины.

    

 А освежить единственный водоём для местечка с 362 жителями просто необходимо. Пока я сам с собой разговаривал, экспедиция прикатила.

     

 Поехали. Дело к обеду. Устроили столовку на камне Жертвеннике в деревне  Двор-Торонковичи с 14 жителями.

     

 Валун изрезан углублениями для жертвоприношений и крестообразными канавками для стока крови пожертвованных небесным силам животных. Но об этом я неоднократно писал, поэтому сразу перенесусь к Бровару.

     

 Собственно говоря, я и про Бровар множество раз писал. Повторю лишь то, что его беда - это статус памятника архитектуры. Не был бы исторической ценностью, его давно бы владелец Мисник превратил в хатку охотника. А памятник трогать нельзя - пусть гниёт сам по себе.

    

 И возрождённое лепельскими бродягами в 2003 году средневековое кладбище известно всем. Советские мелиораторы атрибуты некрополя затолкали в кусты, а друзья клуба краеведов и туристов «Паходнік» вытащили надмогильные плиты с каменными крестами и водворили на место.

    

 Спешат исследователи в конечную точку маршрута - за деревню Заглинники, к древнему городищу Замок. Но план ломается, вернее, ломается велосипед руководителя экспедиции, учителя Валерия Тухто - колесо спускает. Но нет худа без добра: место для табора превосходное в связи с ремонтом нашлось - уютный берег водохранилища Дамба.

     

 И я свою палатку припарковал рядом.

 

 На берегу Дамбы много раз в День молодёжи районный фестиваль «Белые росы» проводили. Но почему-то в последнее время его перенесли в Боровку. Рядом - деревня Григоровичи. Её жители Василь Бусов и Лидия Бородич рассказали историю возникновения искусственного водоёма.

      

 Было это в бытность директором совхоза «Григоровичи» Петра Гамзюка - где-то на рубеже 80-х и 90-х. В месте слияния двух родниковых ручьёв по решению инициативного руководителя перегородили общий поток дамбой, образовав водную толщу в 2,5 метра.

      

 Безводная большая деревня с 262 жителями получила настоящее озеро, которое образовал вот этот сдвоенный водоток.

      

 Но рукотворное озеро Дамба - не единственная достопримечательность Григорович. О древности населённого пункта свидетельствуют средневековые каменные кресты на местном кладбище, что позволяет называть его некрополем.

     

 Была в Григоровичах и знаменитая церковь. Но её разрушили советские строители, чтобы там построить школу. Это всё, что от советского храма науки осталось.

     

 Каменной плиты по центру школьного двора тогда не было. Советский директор советской школы Василь Павлович Бородич, чтобы на этом месте построить стадион, затолкал глыбу в кусты, не приняв во внимание, что это был надгробный памятник. Может, представитель советского образования не знал, что представляет собой каменюка? Мог не знать лишь в том случае, если не умел читать, поскольку надпись даже теперь легко читается, поскольку исполнена кириллицей.

     

 Читаю: «Здесь погребено тело священницы Пелагеи Данилевич умерла 15 февраля 1864 года на 70 году отъ рождения». Пожалуйста, зафиксируйте эту историю, профессиональные исследователи старины. Но, как на место возвратился памятник древности? Вытащил и поставил его погрузчик «Амкадор» тракториста «Лепельагросервиса» Коли Тухто. Правда, наши григоровичские респонденты утверждают, что не совсем на место, но уже хорошо, что стоит, и память о Пелагее Данилевич сохранится в веках. А ещё дофиксируйте, профессиональные исследователи, что советскую школу советские строители построили не только на церковище, но и на старом церковном некрополе. Сколько же трупов священников ворочается под землёй от этих моих воспоминаний о них?

 Часть экспедиции оставили дооборудовать табор, таскать из Григорович питьевую воду, готовить ужин. В Заглинники поехали самые отъявленные исследователи-асы.

       

 Заглинники начинаются на окраине Григоровичей, за совхозной конторой приказавшего долго жить совхоза «Григоровичи». Скоро и она подастся следом.

      

 Деревня, почти призрак, так называется потому, что под ней находятся залежи синей, красной и белой глины. В Заглинниках прописано пять жителей, но постоянно не живёт никто - приезжают на лето от городских детей. С виду - обыкновенная деревня.

      

 Но есть в населённом пункте и отличительная особенность, которой нет в других деревнях. Это склепа при каждой усадьбе. Не полуподземные цементные погреба, а добротные рубленые сооружения.

      

 Нашей наводчицей в поисках городища Замок стала летняя жительница Заглинник.

     

 Заглиннинка ничего интересного не знает про возвышенность в конце деревни.

     

 Но холм явно использовался древними людьми. Свидетельство тому - искусственная каменная плита наверху и другие, похожие на надмогильные, камни. Некрополь?

     

 А к Замку дорога дальняя, запутанная, а точнее - её нет совсем. Нужно продираться сквозь густые лиственные заросли, не знавший топора ельник. Пусть юные исследователи катят обратно в табор, а мы с Валерой вдвоём будем штурмовать пущу. И уж никак не минём уникальное Заглинницкое кладбище-некрополь, уникальность которого состоит в том, что на нём захоронения производились на протяжении как минимум тысячелетия. А установили мы это вот по каким признакам. Начинается погост курганными могилами с отчётливо просматривающимися рвами для забора земли на насыпь.

      

 Среди древних курганов много более поздних каменных крестов.

      

 Дальше к лесу свежие захоронения располагаются рядом с каменными крестами.

      

 Мы засвидетельствовали факт исторической значимости некрополя, а уж историки пускай развивают его историю. Вот и песок, будто речной, на лесной дороге. Замок находится справа в чащобе. Ныряем в неё.

    

 О том, как искали высоченное городище, вокруг которого хорошо сохранился оборонительный ров, каменная лестница на склоне и бездонная прореха на вершине, можно написать путевой очерк. Но у меня репортаж, поэтому опускаю «прелести» лесного бродяжничества и перехожу к делу - Замок не нашли.

     

 Из вещественных находок имели лишь осколок от разорвавшегося снаряда.

      

 Когда ехали обратно, в Григоровичах к нам присоединился Василь Шкиндер - специально для участия в экспедиции прикатил.

       

 Заждались нас в таборе.

      

 Поужинали и долго у костра рассказывали друг другу интересные истории из жизни прошлых экспедиций.

       

 Наконец уснула экспедиционная техника, умываемая ночным дождём.

      

 Здравствуй утро, холодное, звонкое!

   

 Пробуждайся, люд, к истории неравнодушный!

    

 Старики всегда готовы в путь тернистый.

     

 На старт, братва неукротимая - есть у нас ещё в жизни дела!

     

 Первая остановка на ещё одном уникальном кладбище-некрополе, расположенном между Двор-Торонковичами и Великими Торонковичами, в которых прописан один человек, но не живёт ни одного. Сразу и начну с объектов уникальных.

    

 Это три могилы панов. Так утверждают старожилы. Я же утверждать не собираюсь, а в конце прочтения эпитафий на каждом памятнике, сделаю кой-какие выводы, но предупреждаю - они дилетантские. Итак, читаю:

 - S.P. Tomasz Zdrojewski zyl lat 67 Um. 13 maja 1868 r.$

 

 - StP Kochaemu synkowi Zygmunsiowi Turkowskiemu zyl lat 6 um. 1913 r.

 

 - Jozef Karolina i Jadwiga Buzytcy.

 

 Здесь похоронены не обязательно паны, т.е. помещики, землевладельцы. До революции всех шляхтичей при обращении называли панами, то бишь господами, по принципу: коль ты богат, значит, пан. Из прочитанных фамилий мне известна последняя, что на братской могиле Ёзефа, Каролины и Ядвиги - Бузыцкие. Бузыцкий управлял предприятием по изготовлению спирта - Броваром. Год захоронения троицы покойников не указан. Бровар строился на стыке 19 и 20 столетий. Пусть мои предположения дорабатывают специалисты, а мы пойдём искать иные свидетельства уникальности полевого некрополя. Вот следующее из них.

    

 На каменном кресте вырублена пространная надпись. Мы смогли прочесть лишь год погребения: 1877. Пусть остальное разбирают знающие люди. А вот надпись с надгробной каменной плиты сразу переведу с польского:

 - Томаш Беляцкий Жил лет 80 Ум. 1871 г. ноября 12. Проси о приветствовании ангелов. На память Доминика (фамилию не разобрал).

        

 Уже по дороге домой заглянули на старую мельницу в Зёлёном Острове. Она, несомненно, есть памятник архитектуры, но необъявленный, в чём её счастье - может запускаться в дело, ремонтироваться, экспонироваться, перестраиваться по желанию владельца, коим является сельхозпредприятие «Лепельское». Но здание уничтожается ненастьем - в шиферной крыше зияет дыра, которую мы с Василём Шкиндером видели год назад. Теперь вот снова любуемся ей как сборником атмосферных осадков.

       

 Рефлексия получилась - экспедиция обследовала состояние исторических объектов северо-востока Свядской Пущи. Обнародование её результатов - сей фоторепортаж и отчёт, который готовит руководитель Валерий Тухто в районную газету. Этого достаточно, чтобы учёные и властные мужи районного пошиба обратили внимание на суть вышеизложенного.

 Ах да! Я же не назвал участников экспедиции. Исправляюсь: Сергей Недбайло, Ярик Тухто, Ира Садовская, Саша Босая, Паша Гридюшко, Сергей Подобед, Дима Дерушков - им это важно для дальнейшей исследовательской деятельности. Ну, а для Валеры Тухты, Васіля Шкіндзера и Блукача Валацужнага это - жизненная позиция и гражданский долг.






коммент