ДЕНЬ ПОБЕДЫ

А каша-то была подлинная! (9 мая 2016)


12. 05. 2016
Просмотров: 5491
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Специально для LEPEL.BY.





 Я немножко покривил душой, сказав, что рад их видеть в здравии на этом месте. Нет, я действительно рад этому традиционному событию, которое ежегодно в День Победы происходит на этом месте, но я не признался, что одновременно и опечален неизбежным обстоятельством – поредели их ряды за прошедший год. Не сидят больше под ласковым майским солнцем Владимир Воробьёв, Николай Каленчиц, Пётр Мартинкевич.

 Всё, ретируюсь. Ветеранов и всех собравшихя лепельчан с праздником Победы начинает поздравлять председатель райисполкома Борис Ефремов.

 Процесс пошёл! На ветеранов совершается нападение. Но оно хорошее – со всех сторон Пятачка дети устремляются к героям и буквально заваливают их цветами.

 Торжественным маршем парад веселья открывают юные барабанщики.

 Сценарий его выступления все знают наизусть. Сейчас начнут разбивать о головы бутылки, асбестовые плиты, ложиться на якобы стекло голым телом и молотом разбивать на животе лежащего партнёра якобы тяжёлый строительный блок. Да артистические трюки это – все так говорят: используемая атрибутика не настоящая, а бутафорская, специально подпиленная. И я, чтобы это доказать, не стану показывать ложные действа, а пойду в разведку. Обнаружу склад бутафорских спецназовских вещей и сфотографирую подлог. И моё намерение сразу увенчалось успехом – склад только начали формировать.

 Я устроил засаду. Бутылки несут на сцену! Но ведь они настоящие! Лишь содержимое их выпито.

 М-да… С бутылками у меня получился пролёт. Целёхоньки они, не надбиты. Такими и опустятся на головы бойцов. Но уж блок явно не строительный, а поддельный, из кусков склеенный, которые при малейшем прикосновении молота рассыплются. Смотрите!

 И с блоком у меня случился конфуз. Еле оторвал его от земли. Целёхонёк! Ни трещинки – сплошной монолит. Но стекло уж никак не может быть битыми бутылочными осколками – нарезано из пластиковых бутылок. Ой! Рука непроизвольно отдёрнулась от сверкающих на солнце острющих стеклянных призм.

 Неприятно, конечно, признавать свои ошибки, но истина дороже собственных амбиций – ошибался я, считая подделкой спецназовские трюки. Верьте мне, люди! Я ведь публично засвидетельствовал подлинность применяемых для показа человеческой выносливости атрибутов. Лучше потащусь в Урочище Цмока к солдатской кухне, где кашу кашеварят. Как раз впору будет перловка с тушёнкой – полдень грядёт.

 Очередь пока не очень страшная – вырастет в разы после прихода зевак с Пятачка. Сообразительнее меня люди давно получили свою пайку и расселись уминать её на свежей береговой травке. Нужно поинтересоваться, как на вкус главный фронтовой продукт.

 - Очень вкусная! Да в таких условиях поедания – настоящая экзотика. Дома бы дети перловку не ели, а здесь тарелки до крупинки подчищают.

 Это сказала мама Оксана Плиговка. Она весела – её дети Егор и Полина проявляют неимоверный аппетит. Вторит им и Настя Симако, подружка дочки. Пардон, моя очередь подходит.

 - Вы мне подавайте тарелку, а я буду вас фотографировать, - говорю повару столовки СШ №3 Светлане Кузмичёнок.

 Она среагировала мгновенно.

 - Дай большую миску, - сказала солдату-помощнику.

 И полную мне её навернула!

 Как бы ни вкусна была каша, но столько одолеть мне стоило труда. Но осилил! Когда ещё попаду к солдатской кухне? Всё, бегу-бегу-бегу – ветераны идут. Нужно не проворонить фронтовые сто грамм – надо же запить фронтовую кашу. Чай раздавали, но какой он фронтовой, если на магазинной заварке заварен?

 - Так вы не все? - говорю. – Возле трибуны ваш больше было. Не вижу своего друга и давнего респондента Андрея Лаптева…

 - Некоторые перегрелись на солнце, домой подались.

 - Ну, тогда за Победу!

 Меня давно доставал один вопрос. Я даже репортаж со Дня Победы в 2013 году озаглавил «Каша-то не окопная – тушёнки много» (смотреть здесь). Это потому, что в самом начале 70-х служил срочную службу в немецкой стране, так нас два года потчевали перловкой, заправленной комбижиром. Тушёнки в глаза не видели: на сухпаёк выдавали консервированную ту же перловку якобы с мясом, которого там – кот наплакал. В своём непоколебимом мнении решил утвердиться полностью и окончательно именно сейчас (когда ещё такая возможность представится?) Обращаюсь к героям:

 - А скажите-ка, друзья-ветераны, каша ведь не фронтовая. Чем вам перловку в окопах заправляли?

 - Тушёнкой, - обыденно ответили.

 - Как? Откуда на фронте тушёнка?

 - Полно было американской. Ели вдосталь. Вкусная!

 Это же надо жить на свете седьмой десяток лет и не знать простой истины – солдат едой в окопах не обделяли! Это меня в старых кайзеровских казармах Советская армия советским комбижиром кормила, а их на войне – американской тушёнкой. Кстати, в наш богатый на продукты век голодных в парке было тысячи под две. Как потом услышал, всю кашу размели. Это ж надо вмолотить 1497 порций (приготовили полторы тысячи, а три достались мне, благодаря заботливой Светлане Кузмичёнок). Но ведь я ел не по причине голодухи, а ради экзотики. Так и все!

 - Чтобы через год сидели на месте в этом же составе! – приказал ветеранам и посунулся включаться во всеобщее ликование.

 - Маринка, ты, что ли? – опешил я от вида бросившейся ко мне обниматься красавицы писаной.

 Это она такой смазливой девчушкой из литовского атомграда Снечкуса приезжала к бабушке в Гадивлю во время моей молодости. Теперь вот приехала из безъядерного уже Висагинаса на Радаўніцу бабушку Зину на том свете проведать.

 - До встречи, Маринка, завтра на Гадивлянском кладбище! Ба, да ты не одна, всех Кругликов на празднество притащила! Не всех, говоришь? По Урочищу Цмока разбрелись? Ну, привет им. Побежал дальше…

 Танцплощадка мне, конечно, ни к чему, поскольку танцор я из тех, которым известная часть тела всегда мешает. Но там сегодня не танцуют, а какие-то иные действа производят. А вот какие, сейчас узнаем. Ага! Библиотека проводит выставку книжек «Солдатом я прошёл по той войне…» авторов, которые сами воевали и написали художественные и документальные произведения не понаслышке, а, так сказать, с натуры. Библиотекарь Лена Стайнова вводит в курс дела интересующихся.

 Стихи собственного производства читают. Причём не по заранее составленной программе, а по принципу «свободного микрофона» - подходи и внедряй своё творение в массы. Тема известная – День Победы ведь сегодня. Вот Светлана Якубовская читает «Званы Хатыні». Сразу видно, душу в произведение вложила.

 12 портретов героев-земляков выставил художник Алексей Лещёв.

 Столько у него готово. А продолжаться его проект по увековечиванию таким образом истории земли лепельской будет длиться неизвестно сколько. Он уже агитирует подключиться к своей идее одноклассников по художественной школе. Впрочем, подробно с проектом можно ознакомиться здесь: «Алексей Лещёв создаёт галерею земляков».

 А музей фотовыставку «Партизанские будни» сотворил. Вот мы увидим фотографию 50-х годов и восхищаемся: какой раритет! А здесь все фотографии сделаны в партизанских зонах известно в какое время. Все снимки групповые: партизаны в бою и быту.

 Ну, а как там в своём Урочище поживает мой друг Цмок? Я так и знал, что не скучает. Прицелился фотоаппаратом.

 - Ой, мы вам мешаем? – стушевались созерцатели Цмока и стали расступаться.

 - Нет-нет, - отвечаю. – Наоборот кстати. Я фотографирую людей возле Цмока, а не его конкретно.

 - Тогда переснимите нас, а то мы лишь бы как стоим – животы повыставляли.

 - Э нет, мне нужен снимок именно естественного процесса общения народа с Цмоком. А если я возьмусь вас перефотографировать, вы станете в классические позы типа «внимание, птичка вылетит»…

 Согласились.

 Концерт идёт в амфитеатре. Оценить его, естественно, я не в состоянии, поскольку прилетел, щёлкну и тут же улечу. А вот щёлкнуть как? Уже задача. Сверху амфитеатра – пейзаж с морем Лепельским красивый образуется, но сам снимок будет слишком классическим, штамп получится. Как же быть? Придумал! Покажу я вам классический вид с обратной, неклассической позиции. Вот только проберусь за раздутые кулисы… Намного экзотичнее, скажу я вам, наблюдать за танцем театра «Каприз» из засады.

 Я же ничего не сказал про многочисленные торговые точки – их хоть пруд пруди. Для меня, конечно, самый интересный товар – это сувениры. Но какие снять? Извиняюсь, вопрос излишен – вон за сувенирами ещё краше сувениры расположились. Жаль, не снимаются.

 Офигеть! Картины маслом - супер! Пейзажи сногсшибательные! А кто хозяин?

 - Я, - отвечает сидящий рядом мужик.

 - А откуда привёз такую красотень?

 - Да лепельский я…

 - Не понял. Почему тогда я тебя не знаю?

 - Самобытный художник я. Пенсионер. Работал наладчиком лазерной аппаратуры ещё на «Платане», электронщиком «Витконпродукта». Писал картины для себя, дарил. Выставляться стеснялся – не профессионал всё же. Впервые вот выставил работы на обозрение.

 - Мужик, да ты просто не имел права прятать от народа такое мастерство! А вот твой рассказ про всеми забытый засекреченный «Платан» мне будет очень кстати в сборник воспоминаний «Лепельщина без прикрас». Назовись – встретимся.

 - Анатолий Тривашкевич. Я не против. Записывай номер мобильника.

 Довольный обретением нового, как я считаю, друга, решил покинуть празднество. Ну, если только ещё покажу один из трёх батутов – в этом очень уж забавно дети зависли. Ну, копия, как будто компьютер тормознул.

 Никогда не посещал вечернее продолжение празднества – всё же три километра от дома. Теперь решил посмотреть на Урочище Цмока в малиновой заре. Торговля шла полным ходом под зорким оком Льва Сапеги.

 Фонтан рассыпал нереальные отблески заката погожего жаркого дня.

 Праздно шатались праздношатающиеся в ожидании вечернего концерта. Наверное, нимфы собирали лучезарную россыпь морской воды из малого фонтана.

 Наиболее предусмотрительные заблаговременно заняли удобные места в амфитеатре и наблюдали, как резвится на сцене молодёжь. Постой-постой, так не резвятся – слишком профессионально синхронно получаются у них движения. Наконец до меня дошло, что это театр танца «Каприз» Ольги Петровой репетирует скорый концерт.

 А Николай Мадатов – это уникум. Мало сказать, что он хороший солист. Больше будет понятно, если скажу, что армянин великолепно исполняет беларусскую песню «Песняроў» «Чырвоная ружа, не стой на дарозе…»

 Впрочем, какой же он армянин, если десятки лет живёт в Беларуси, успешно влился в беларусскую культуру. Ой, непростительную и глупую бестактность допустил – я бы обиделся, если бы мне даже в уважаемой мной Украине сказали: «Какой же ты беларус…»  Прости, Николай. Своим происхождением нужно дорожить во веки веков везде и всюду.

 Дожидаться концерта я не стал. Домой засобирался. Ах, да! Я же не назвал истинную причину вечернего посещения Урочища Цмока. Называю.

 Я по праву считаю себя «бацькам» Цмока Лепельского, поскольку именно я его зачал и родил. Часто с ним встречаюсь. А вот «матку» нашего дитя вы так и не видели – она редко с ним общается, поскольку без особой охоты принимала мои старания по воспроизведению на свет этого прелестного существа, говорила, зачем мне эта непосильная обуза, не потяну я её. Но я не послушался и выдюжил. Теперь вот привёл «матку» к нашему «ребёнку». Дружат!

 Вот ещё. Много хорошего показал и рассказал. Плохого сам не видел, а другие не навели. Однако каждый для себя открыл на празднике что-то особенное. Я тоже. Я вообще много открытий сделал для себя сегодня на Пятачке и в Урочище Цмока. Но самое-самое из них – знакомство с Анатолием Тривашкевичем. Культурный бомонд Лепеля! Давайте вместе вытянем талантливого художника из его личного мирка в мир великий, наш общий.

*   *   *

 Простите меня, инвалиды! Вы первыми заблаговременно поздравили ветеранов с праздником и подготовили для них концерт. Но ввиду важности праздника я сообщаю об этом в конце своего повествования. Уж извините ещё раз. Ваш концерт для ветеранов, думаю, дороже и интереснее профессионального исполнения тех же песен какой-нибудь звездой. Смотрите, как нетерпеливо они ждут вашего появления на сцене.

 Конечно, чествование ветеранов в ТЦСОН инвалидами всего лишь часть моего репортажа, потому сильно разглагольствовать о важном событии не имею возможности. Но суть сказать и показать обязан. Сразу признаюсь, что шёл на обычный концерт по типу «спел, поклонился и покинул сцену». Но такого не увидел. А увидел я театрализованное представление в форме концерта, которое мастерски срежиссировала руководитель театрального кружка «Колобок» отделения дневного пребывания инвалидов Тамара Лисичёнок. Согласно её сценарию вся война от «На позицию девушка провожала бойца» до пропахшего порохом Дня Победы плавно проходит на небольшой сцене актового зала ТЦСОН.

 Идёт война народная… Конечно, не четыре года, а на сцене она прокручивается ускоренно за час с небольшим. Но зрителям понятно, что деется в каждый момент. Ну, как же без народного героя Васьки Тёркина, искусно созданного талантом поэта Твардовского?

 Знаю, Тамара Лисисичёнок волнуется, выбрав себе скромную роль в углу возле окна: как зрители воспримут её сценарий, выстраданный в душе и сердце? Волнуются и её помощники в подготовке концерта Ольга Соколовская, Мария Горбач, собиратель реквизита Ольга Рудько, изготовитель декораций Сергей Мартынович… Да не волнуйтесь, друзья! Всё честь по чести! Зритель собрался умный. Даже случайную заминку вам засчитывает в плюс. Слава вам!

 Конечно, нелегок был путь на концерт для ветеранов. Но они мужественно его преодолели. Примите же на память об этом дне и месте скромные подарки от районной организации инвалидов.

 Не все ветераны смогли посетить ТЦСОН. Партизанка Валентина Яцкевич ходить не может. Её с поздравлением посетил дома председатель правления районной организации инвалидов Владимир Книга.

 Конечно, не подарок нужен был ветеранке. Она беспрестанно вслух радовалась, что её не забывают, помнят, посещают. Долго рассказывала о лесной жизни в партизанах. После посетили ветерана-партизана Анатолия Хоняка. Он радовался, а нам было немножко грустно от мысли, что хорошую жизнь они почувствовали не сразу после Победы, а спустя многие десятилетия после неё. Жить теперь стало действительно в разы лучше и легче, чем даже четверть века назад, а жить-то уже и некогда…






коммент