БЛАГОУСТРОЙСТВО

Конец марта в Урочище Цмока


02. 04. 2017
Просмотров: 5551
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Специально для LEPEL.BY





 …Мне сообщили, что сносят старый морг в бывшем больничном городке, и экскаватор откопал грандиозный фундамент-подвал непонятного назначения. Конечно же, такую информацию я не мог оставить без внимания.

 Но, пока я примчал, экскаватор начал загружать самосвал строительным мусором, и часть горы из битого кирпича и вынутой земли съехала назад в яму. Там обвал и похоронят – всё равно яму закапывать нужно.

 Экскаваторщик объяснил, что фундамент или подвал был трёхметровой глубины. Непонятно, зачем нужно было такое бетонное мегасооружение под небольшую невзрачную постройку круглой формы. К сожалению, вижу лишь торчащее основание подземелья.

 Где искать объяснение пустому транжирству средств при строительстве? Помог зампредседателя райисполкома Виктор Азарёнок. Его также интересовал этот вопрос. Думал, прикидывал и пришёл к заключению, что в век возведения морга холодильники были из мира фантастики, поэтому подвал строили для хранения льда, чтобы охлаждать трупы. И я вспомнил, как в моём колхозе «Родина» каждую зиму колхозники резали лёд на озере Оч, закапывали гору ледяных кубиков опилками и зёмлёй, а летом по мере необходимости откапывали хорошо сохранённые глыбы для охлаждения бидонов с молоком. Как всё просто!

 А зачем разрушили морг? Для хозяйственных целей он не представлял интереса и служить мог лишь в качестве тусовок асоциальным компаниям. Разровняют площадку и посадят травку. Такая же участь ожидает и соседнюю школьную теплицу, приспособленную забулдыгами под притон и отхожее место.

 Но нам – в Урочище Цмока. Сегодня понедельник, однако, там работают. Предполагаю, что найдутся такие, кто завопит: в рабочий день благоустраивают город вместо того, чтобы работать, в выходной нужно это делать; а в выходной запричитают, что людям отдохнуть не дают. Всяких нытиков хватает. Что касается моей позиции, то я в бытность рабом не любил принудительные субботники, поэтому всякие общественные работы в будние дни приветствую. А работа – не снеговик: постоит.

 Возрождать Урочище Цмока пришли сотрудники аптеки, Центра детей и молодёжи, психбольницы, жилкомхоза…

 Саженцев заготовили много и для всего города. Одних каштанов – 400. Полсотни из них уйдут во двор Заслоновского детского сада. В парке поселятся каштаны, клёны, берёзы, сумахи, сосны.

 Пока же с самого утра готовятся ямки, убирается прошлогодняя листва и образованный повалом мусор.

 А море Лепельское бушует, штормит. Ветер с ног валит, срывает шапки, швыряет волны аж на асфальтовые дорожки. Пробую заснять буйство стихии, но попадаю как раз под девятый вал, и он накрывает меня холодным веером взбесившейся воды.

 Пока обтрясался, заметил группу копателей ямок, откопавших что-то интересное. Непременно, клад отыскали.

 Подошла какая-то начальница и приказала прекратить бесцельное рытьё, а заняться делом. Однако я начал подзадоривать ищущих, чтобы продолжили интересное исследование. Уже какой-то остов появился. Ну, если не сокровище, то внешний свод подземелья уж точно – где-то этим местом первый костёл стоял.

 Пусть копают, это надолго, пойду, поздороваюсь со своим приятелем Цмоком. А скажи-ка мне, друг любезный, какова тебе вся эта ранневесенняя вакханалия в твоём Урочище?

 Понимаю тебя, дружище, соскучился за зиму по людскому общению, радует тебя всякая тусовка. Согласен, тем более, если она на пользу дела. А что это за ямки выкопали вокруг твоей пассии Русалки?

 Пойду, узнаю у несравненной и прекрасной бальзаковки.

 О, краса Урочища Цмока… Вы прямо сходу догадались, что спросить хочу? Гортензии, говорите, сажать будут? Тогда хорошо! Я, правда, не знаю, что это такое, но всё равно лучше, чем ничего. Однако, забазарился с вами, а место раскопок успело опустеть. Где теперь мне искать кладоискателей, чтобы узнать результаты поисков? Я совсем не шучу насчёт возможности открытий – экскаваторщик возле морга рассказывал, когда разрушал в Урочище Цмока советскую торговую точку с офигенным подвалом под ней, так такие своды подземелья откопал, что век таковых не видывал. Непременно там стоял старый костёл. А когда археолог Марат Климов копался в парке несколько лет назад, так бар «Поплавок» не позволил покопаться под ним, как и танцплощадка. Пришлось закладывать шурф между ней и берегом. Впрочем, с результатами тех раскопок можно познакомиться здесь: «Раскопки в городском парке». М-да, свода подвала в ямке я больше не увидел. Рядом лежала кирпичина, видимо, советского периода…

 В общем, руководитель археологических раскопок во мне не состоялся. Лучше, пока готовятся ямки для посадки, а саженцы ещё не привезли, смотаюсь на озеро Святое, посмотрю, что там натворили в моё отсутствие.

 Вот это пляж-поле! Так здесь на самом деле предполагается футбольное поле. Но мне как-то экзотичнее казались береговые холмы. Однако, не буду ныть – всё, что делается, к лучшему, лишь бы делалось. Вон как осветлили приозёрные заросли аж до леса.

 Да, нужно знать всем: при благоустройстве береговой линии Святого с прибрежного дна достали и вывезли два МАЗа затонувших купальских плотов, лодок, бутылок… Хорошая информация к размышлению. Но, возвращаюсь в Урочище Цмока.

 Там уже возвышаются горы земли для заполнения посадочных ямок.

 Их развозят прямо под лопатки.

 Представительница ЖКХ информирует, что деревья сажаются не бессистемно. Между двумя оставленными дубами располагают маленькие дубки. Центр повала займёт берёзовая роща. Вот, как раз берёзку сажает работница психбольницы Лена Журавлёва.

 Вдоль берега успокаивающе зашумят кронами вечнозелёные сосны. Их усердно закрепляют веселушки из Центра детей и молодёжи.

 Они уже и название освоенному ими берегу придумали – мыс Лепельский. Годится! А центр займут клёны. Только запутался, где конкретно. Может, это.

 Но, вполне возможно, что показываю берёзку – листьев-то нету, кабы точнее определить. Ну, это не столь важно. Продолжаю планировку. Вокруг танцплощадки собирается заалеть рябина. Представляете: буги-вуги под красными гроздьями в зелёном обрамлении листвы… Впрочем, мне объект назвали не танцплощадкой, а сценой, Ну и пусть. Такое его предназначение даже лучше, чем буханье барабанища, несколько лет назад приносимое ветром аж в отдалённый микрорайон Сельхозтехника. Но, я отвлёкся и забыл себя зафиксировать в процессе.

 Признаюсь честно: исполнял роль лишь надзирателя. За лопату так и не взялся. Но я за свою жизнь достаточно деревьев посадил. Вот какую можжевеловую аллею заложил в 2003 году – шумит-шуршит всем видящим на удивление.

 До конца дней своих буду любоваться плодом рук собственных. А вот здесь не могу этого делать.

 Это я в 2012 году закладываю аллею в дендропарке в честь юбилея беларусских классиков Янки Купалы и Якуба Коласа. Однако сейчас аллея та шумит обезличенная, и я её не нашёл – несколько лет назад увели пояснительную вывеску, а восстанавливать, видимо, не собираются. Будто и не было юбилея, не сажали в честь него аллею, и нет вовсе классиков… Но меня снова занесло не в ту степь. Хотя, почему не в ту? Как раз в ту – пусть это воспоминание послужит наводкой ответственным за дендропарк: иные аллеи в честь иных юбилеев обозначены, а моя, вернее, классиков, нет. Неправильно это. Непростительно. Вот теперь могу спокойно возвращаться к завершению репортёрской деятельности.

 Жэкэховцы по ходу красят свежее ограждение саженцев.

 Не знаю, добровольцы, обязанные или профессионалы-коммунальщики убирают пока нетронутую часть Урочища Цмока.

 И завершают картинку беснующиеся дети, головами раскручивающие вертёлку.

 Жизнь продолжается…






коммент