КРЕЩЕНИЕ

Отважные собрались на Святом


19. 01. 2019
Просмотров: 5501
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY





 Ввиду отсутствия собственной машины и общественного транспорта добирался к Святому на перекладных, ведь от моего дома это пять километров. Сначала пешком зашёл на Плинтовку. На остановке городских автобусов «Универсам» сел на «пятёрку» в 9 часов 54 минуты. Приехал на вокзал. А там кондуктор сообщает, что на Святое и дальше на больницу автобус пойдёт лишь в 11-10. Всё равно успеваю. Но что больше часа делать на вокзале? Кстати оказалось, что водитель едет на обед возле озера Святое. Подвёз.

 Почему так подробно рассказываю про доставку себя из одной городской окраины – Сельхозтехники - на противоположную – улицу Маргевич? А специально, чтобы в очередной раз показать плачевное состояние транспортного обеспечения лепельцев.

 На берегу идут подготовительные работы.

 До купанья остаётся два часа. Что делать? Философ Чернышевский не потребовался, ибо поманил ближайший лес.

 Потопал.

 Как раз и лирическое вступление-отступление получится. Это прямая дорога на пригородные Кулеши. Даже следы в снегу люди пока не проложили, а живность лесную давно дожидается корм основательный.

 Сначала попадаю на городскую улицу Лесную.

 Она бело, безмолвно и абсолютно незаметно вливается в сельское поселение Кулеши.

 Вот как получается всё кстати: и два часа с интересом убил, и поностальгировал по прежним своим посещениям этого чудесного пригородного уголка.

 На Святом уже были люди. Первым меня тормознул Лёня Маркович.

 Рассказал, как солдатская кухня приехала без растопки, и бойцы не могли костёр разжечь. Так он их научил: принёс кусок автомобильной камеры и моментально совершил поджёг. Лёня, ты не только солдатам преподал полезный урок выживания, но и мне тоже. Ведь я в поход всегда покупал дорогой сухой спирт, а оказывается, что быстро схватывается и долго горит выброшенная на мусорку резина. Эврика!

 Начал записывать интервью с Марковичем, как он в Советском Союзе содержал мини-свиноферму по улице Маргевич, и проворонил церемонию открытия мероприятия. Спохватился, когда уже священник Сергей Лешкевич освящал прорубь.

 И валом повалили к проруби купальщики.

 Ныне хорошо репортёрам. Покрытие льда представляет замаскированную снежную кашу.

 И это при температуре воздуха минус шесть градусов! Поэтому ротозеи боятся ноги промочить, ибо обмерзнут потом. Тусуются на высоком берегу. А у меня хоть и протекают кожаные сапоги, зато никто не мешает фиксировать событие, не мельтешат перед объективом мне подобные папарацци и иные охотники. Вот кто-то бултыхнулся в озеро и аж ноги задрал от удовольствия.

 Я тоже недавно так делал. На Азовском море. В сентябре. Ба! Да это же Толя Кардаш. Знаю его спартанские выходки. Однажды он взялся каждое утро пробегать от Лепеля до Пышно и обратно.

 - Здароў, Толік!

 Не отвечает. Наверное, не слышит.

  А вот и Павел Федькович со своей свитой. Не первый раз их вижу в Крещение на Святом.

  В эту семью грипп нынче не прорвётся.

 Скорей к горячему чаю! Как на ту беду, у раздатчицы зазвонил телефон. «Ну, - думаю, - это надолго». А она в одну секунду решила вопрос, сказав:

 - Товарищ полковник, мне некогда. Людей много!

 Я так и скис от смеха. Говорю, хохоча:

 - Вот это молодчина! Сугрев купальщиков и зевак важнее начальства. Так и напишу!

 - Ой, не надо, - взмолилась военная. – Меня уволят.

 - Я за вас походатайствую, - говорю. - Господин полковник, прошу отметить хорошую работу вашей подчинённой на народном празднике. Все ей довольны!

 Чай – сугрев внутренний. Предусмотрели и внешний.

 Только не думайте, что я на сугрев набросился в связи с окончанием процесса. Просто замёрз за время скитания по околицам Святого, а также меся квашню на нём. А главный процесс праздника продолжается.

 Эх, мне бы хоть крупицу такого мужества! Но, не вышел, значит.

 Я бы ещё долго показывал смельчаков, решившихся на зимнее купание. Но в Беларуси какой-то… Простите, не скажу, какой умник запретил публикацию снимков персонажей без их согласия. А его у всех не напросишься… Лучше подамся домой восвояси. От греха подальше. Проще снимать природу. У неё не нужно спрашивать разрешения, поскольку безмолвна. Не пожалуется.

 А если устно разрешивший одушевлённый персонаж потом откажется от своих слов? Выходит, что разрешение-то письменное надо брать. Может, и нотариусом заверенное? В общем, известный дом получается.






коммент