На встречу с Гоголем возле Палевежи


03. 02. 2013
Просмотров: 3 760
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

«Полнейший бред! - прочитав заглавие, возмутится умный любитель классики. - Откуда великому русскому писателю Николаю Васильевичу Гоголю быть возле какой-то лепельской речки Палевежи? Да он вообще никогда не бывал в Беларуси». «Мне б туда выбраться!» - мечтательно воскликнет ещё более умный почитатель не только классической литературы, но и родной природы.

Вообще-то идею посетить великую лепельскую природу родил не я, а мой одноклассник Миша Жерносек. Он родом из Свядицы, и с Гоголем много раз встречался ещё в детстве. Я, хоть и довольно часто бывал в тех местах, сразу ухватился за предложение. Тем более, что Мишка завезет меня и лыжи в Юшки. Оттуда и стартанём.

Он здоровее меня - всё-таки следователем в милиции положенный срок прослужил. Поэтому забросил за свою спину мой рюкзак и рванул в гористый бор.

Я, конечно, так же не лыком шит, но значительно отстал. Но он человек сознательный, пробив в глубоком снегу и густом лесу лыжню, уважительно подождал меня и первого пропустил к Гоголю.

Вот он! Никакой это не Николай Васильевич, а лесное озеро Гоголь.

Водоем к названию имеет ещё пояснительное дополнение Большой, поскольку в 50 шагах от него находится Малый Гоголь - похожее, только меньшее лесное озеро. Но, чтобы попасть к нему, пересекать большее озеро не хотим - впереди ещё долгий путь.

Даже несколько лунок какой-то рыболов просверлил. Неизвестно, постигла ли его рыбацкое счастье, поскольку зимой рыба здесь ловится исключительно в определённые дни, которые умеют вычислять опытные рыболовы. А летом хватают окуни и щуки, но только приманку сведущих любителей.

Взбираемся на крутую гору с вырезанным бором. За ней - глухая еловая чаща, называемая Батареей. Через неё словно насыпанная гряда проложена то ли природой, то ли человеком.

Говорят, что в этом месте находилось древнее городище - даже остатки оборонительного рва просматриваются. Но лепельский историк-исследователь Олег Шушкевич утверждает, что он обследовал Батарэю и установил - здесь было святилище ещё в доязыческие времена, которое, возможно, позднее служило капищем местным язычникам.

Мишка ведь заманил меня в эти дебри, чтобы я описал красоту здешней природы и историческую значимость места для заманивания сюда туристов лепельских, местных, иностранных - пусть отдыхают на здоровье, любуются красотой нашей земли, рекламируют её своему окружению.

Вот гряда вывела в долину и под прямым углом упёрлась в Палевежу. На том берегу угадывается продолжение насыпи. Может это всё-таки дамба в болоте?

А Палевежу мороз за ползимы так и не одолел. Вырывается она звонкими струями из-подо льда.

Попробовал спуститься к реке. А толку-то? Лёд тонкий, словно лист бумаги. Еле взобрался по склону гряды-дамбы обратно. В спрятанное под снегом бобровое окно по пояс провалился.

Снова вышли на большую делянку перед Гоголем. А горы-то! А провалы между ними! Прокатиться бы с ветерком вниз, но для того нужно сначала лыжню протоптать, чтобы на спрятанный в снегу пень или занесённый сук не наехать. Жаль, времени нету на катание.

И пошли бесконечным бором ещё к нескольким чудесам природы.

Наконец-то снова достигли Палевежи. Здесь, у истока, давние рыборазводчики перегородили верховье реки тюремной решёткой, чтобы из связанных между собой озёр Полсвиж, Долгое и Заднее не сбежали запущенные ими ценные породы рыб. Давно не стало той рыбы, разрушилась решётка, а Палевежа по-прежнему и в ус не дует, даже морозу она неподвластна.

Далее бобёр в камышовых зарослях хату-гору себе соорудил. А левее, в бору, древние люди курганное кладбище разместили. Но современные люди каждое захоронение сверху раскопали в поисках драгоценностей. Известное дело, нашли только одно нецензурное слово. Взгромоздился я на наиболее низкий курган да лыжную палку в вандалистскую яму вставил. Целиком спряталась.

Рядом - база отдыха охотничьего хозяйства «Зорянка». Можно остановиться и отдыхать на чудесной природе. Как и в не таком уж далёком отсюда «Гостином дворе» на Минской трассе. При этом автосалон Москвы помогает тысячам людей в выборе своего нового автомобиля. Мишка попросил специально указать это для тех, кто не отваживается пожить на берегу в палатке.

А озеро Заднее - вот оно. От кургана видно. С этой стороны и подход к нему хороший. В основном же камышовые джунгли не подпускают.

Вот и исток Палевежи - летом его только с лодки можно увидеть. Вообще-то, это исток ненастоящий. Река начинается из озера Долгое. Пробежав несколько сотен метров, впадает в Заднее, а уже с противоположной его стороны окончательно покидает водоём. Здесь, значит.

Взобрались на боровую гору, на которой ранее пожарная вышка стояла, но сгнила и упала. Поэтому и два безымянных лесных водоёма внизу называются «под вышкой». Сложновато спуститься к ним по крутому спуску среди густых сосен.

Ну, вот и правое по ходу озерко. Меньшее, чем Малый Гоголь.

Всего только узкое болотце с дорогой посредине отделяет этот водоём от подобного себе. Оно даже просматривается сквозь сосны. На самом берегу оборудуем лыжную базу для отдыха.

И это озеро не получило названия. Я часто на нём лавливал карасей, даже однажды палатку ставил и назвал водоём Волшебным. За его красоту. Но это всего лишь плод моей фантазии. Никто никогда не зарегистрирует такое имя.

Прямо на коряге развели костёр. Разложили съестные припасы. Брали их не из-за предстоящего голода, а исключительно ради экзотики - так лыжная вылазка больше и дольше запомнится.

Обратно пошли правым берегом Палевежи, не видя её совсем. В глухом бору потеряли ориентацию среди множества засыпанных снегом еле приметных дорог. Наконец набрели на насыпь. Догадались, что она - железнодорожная. Здесь до войны вели с Лепеля на Борисов железную дорогу, но не довели.

Так может гряда-дамба сквозь Батарею и есть продолжение железнодорожной насыпи? Летом исследовать нужно!

Наконец увидели юшковские строения.

В Юшках Палевежу лёд всё-таки одолел. Зато бобров и мороз не берёт, и близость людей не пугает.

Далее в Юшках Палевежа подныривает под дорогу на Латыголичи и спокойно впадает в Эссу.

Я специально опустил трудности лыжного похода. Ни к чему это. Всё равно каждый из нас не сокрушится, что устал, а восхитится, как хорошо отдохнул.

Ах да! Спросите, откуда название такое - Гоголь? Ответ прост: такая водоплавающая птица семейства утиных гнездится на лесных озёрах. И прёдки Николая Васильевича в честь неё такой фамилией себя нарекли.







ОБСУЖДЕНИЕ



30 янв 2013 в 20:23 — 7 лет назад

Сколько Км накрутили примерно ? и по времени часов ? Молодцы, спасибо , было интересно Отлично



TIA
30 янв 2013 в 20:38 — 7 лет назад

Малая родина... Детство...


Спасибо, сябра!



31 янв 2013 в 11:10 — 7 лет назад

Хто не палянуецца, няхай чытае нататкі пра Гогалі з ранейшай маёй вандроўкі.



Новогодние свидания с Гоголями. И не только



Лепельщина считается озёрным краем. Говорят, полторы сотни озёр у нас. Далеко за межами района знают про Лепельское, Оконо, Островно… Каждый житель скажет, где находятся Святое, Береща, Бобрица, Жежлино. Эти озера не будут скучать на Новый год. В праздничные дни их оседлают сотни рыболовов-любителей, если, конечно, в ближайшие несколько дней ударит сильный мороз. Будут водоёмы слушать правдивые или выдуманные истории о рыбацком счастье да одаривать их авторов своими рыбными богатствами. Может даже какая капля водки прольется на холодный лёд. А кто нарушит новогоднее уединение десятков мизерных озерец, которые спрятались в глухих лесных чащах и некоторые даже названия не имеют? Вряд ли попадут на них рыболовы. Не найдут причины посетить лесные озера и окружающие жители. Неужели так и скучать в зимнем безмолвии тем чудесным лоскуткам земли нашей?


Не быть тому! Я развею вашу новогоднюю смуту, мини-озерца. Известно, всех вас посетить не смогу, однако нескольких поздравлю с Новым годом.


На карте-двухкилометровке между Юшками, Вилами и Свядицей густую зелень, что означает сплошные леса, нарушают мизерные синие пятнышки. Даже название извечных водоемов не значится, хоть в перечне озёр они фигурируют под именами Малый Гоголь и Большой Гоголь. Так их называет и местное население.


Знал про существование Гоголей давно. Первое же свидание с ними произошло где-то в средине 70-х. Тогда купил я себе мотороллер «Электрон», а свидетельства водителя ещё не имел. Вот и решил однажды половить рыбу на лесных озерках, спрятавшись в глухомани от гаишников. Вспоминается, как тогда выудил всего два окуня за день. Именно потому больше Гоголи с целью порыбачить и не посещал. Проходили возле них всего лишь мои туристические и грибные маршруты. Даже переночевал однажды с палаткой на берегу Большого Гоголя.


Пока от речки Палевежи, что в Юшках разрезает дорогу Черноручье - Латыголичи да катит воды озер Долгое и Заднее в Эссу, сквозь густой утренний сумрак, сосновые опушки да леса наугад добираюсь до Гоголей, сообщу сведения о них, которые получил от юшковцев.


В Малом Гоголе рыбы нет. Большой же Гоголь полнится ладными окунями. На удочку берутся они периодами: кода рожь колосится и зимой при определённой погоде. Водятся в большем водоеме и щуки.


От шатких берегов озёра сразу имеют значительную глубину, поскольку заглубляться начинают под болотом еще от лесных склонов. На средине водная толща достигает метров восьми. Вода прогревается только на какой-то метр. Ниже родниковая холодина. Прозрачность такая, что на самом глубоком месте в ясный день дно просматривается. Однако слово «дно» имеет условное значение: пробовали его нащупать с самого берега 15-метровым шестом, так он целиком заехал в бездонный пласт мягкого сапропеля.


Юшковской, виловской и свядицкой детворе лучше нравилось купаться в Большом Гоголе, чем в реках Эсса и Свядица. Говорят, что озёрная вода сама держит тело на поверхности. Для ныряния каждое поколение сельчан поддерживает в готовности специальный мосток.


Ходит легенда, что на месте Великого Гоголя стояла деревня, на месте Малого Гоголя - церковь. В древности они одновременно провалились под землю. Провалы заполнили грунтовые воды.


Происхождение названий озер никто не знает. Толковый словарь белорусского языка сообщает, что «Гоголь - водоплавающая птица подсемейства утиных».


А это уже не легенда, а самая что ни на есть явь. Очевидцы, утверждают, что по ночам ветер отрывает от берегов куски болота и гоняет их по озеру. К утру блуждающие острова вновь прибиваются к материку уже в новом месте.


Сосновый бор сбегает в низменность. Сухая земля переходит в мокрое моховое болото со старыми соснами среднего роста, сплошь поросшее душистым вечнозеленым багульником. Где через пять, где через несколько десятков метров болото теряет растительность и до самого озера стелется шатким голым мхом. Этот батут пока не осиливают укрепить первые морозы. Они настолько незначительны, что даже забереги намостить им не по силе.


Декабрь оканчивается, а снегу нет и в помине. Это хорошо. Выпади он, и на береговое болото даже не суйся - можешь провалиться в замаскированное белым одеялом окно.


Вширь озеро раскинулось на каких-то метров триста. В длину растянулось немного дольше. Со всех сторон окружено узким болотом, в свою очередь опоясанным слабо выраженной лесной дорогой. Это Малый Гоголь.


Озёра разделяет узкий и низкий перешеек с подсыпанной дорогой. В самом узком месте измеряю его ширину шагами. Пятидесятый шаг ступаю осторожно, чтобы не провалиться в чёрную бездну Большого Гоголя.


Большой Гоголь раза в полтора больше соседа. Подход к нему хуже, чем к Малому. Моховой батут заполз далеко в озеро. Однако есть место, где боровой склон оканчивается около самой воды. Там над озером и нависает надёжный мосток для ныряния. Нахожу двухметровый шест и сую его с берега. Примитивная мерка прячется в бездне. Рядом с мостком чернеет кострище. По бокам его торчат рогатки для приготовления ухи.


Рядом стояла и моя палатка. Тогда прожил я на этом месте менее суток - непрекращающийся дождь прогнал домой. А жить в этой озёрно-лесной красоте можно весь отпуск.


Решаю обойти вокруг Большого Гоголя. В некоторых местах пробираюсь до воды, любуюсь сине-зелёным безмолвием озерной глади и слитых в сплошной ковер сосновых верхушек. В конце озера болото вытягивается далеко в лес. Дорога копирует его. Через некоторое время вижу за частыми стволами сосен синий простор справа от себя. Большой же Гоголь остался справа. Третье озеро нашёл? Иду к нему. Ищу лучший подход к берегу. Попадаю на свежий отпечаток следа в болотной мякоти. Какой дурак еще мог шататься здесь в такую рань среди зимы?


Случайно замечаю, что отпечаток подошвы на притоптанном мхе ничем не отличается от только что мной поставленного. Вот оно что! Болото настолько закрутило меня, что Большой Гоголь очутился слева, и я вышел на свой прежний путь.


Снова очутился между озёрами. Пробую пробраться к берегу Большого Гоголя. Не удается - страшно из-за ужасающих пятен болотных окон.





Поздравляю озёра с Новым годом. До свидания летом, Гоголи!


За несколько километров от Гоголей, во второй половине этого же лесного массива, отделенного узкой долиной речки Палевежи, за высокой прибрежной горой озера Заднее, есть еще одно лесное озерко, видом и характером похожее на только что посещенных. Оно настолько малое, что не имеет ни точки на карте, ни названия. Эх, была, не была! Много лет не видел и неизвестно когда еще увижу то озерко. Использую момент да одним махом и его проведаю.


Озерко спряталось под самой высокой горой в округе (даже карта отдельно отмечает ее высоту - 168 метров), на гребне которой лесники построили смотровую вышку. Правда, она уже успела разрушиться.


Описывать водоём нет смысла, поскольку он целиком похож на Малого Гоголя. Только еще меньше да круглее.


Приветствую озеро да карабкаюсь на кручу. Отдалившись от нее на несколько сотен метров, далеко внизу замечаю излишнюю синеву. Не похоже, чтобы это был только что оставленный водоем. Сворачиваю туда. И нахожу другое озерко, копию первого.


Я сделал открытие! Известное дело, не для общества, поскольку местное население, безусловно, стоптало эти места и про озеро знает. Находка касается только меня. Летом я ее обязательно закреплю, приехав на здешних карасей.


С Новым годом и тебя, только что открытое безымянное озерко! Не скучай, малое. Может и счастье твое в том, что тебя редко видит алчный человечий глаз.


Довольный предпраздничным открытием, в город возвращаюсь через ближайшие деревни Козлы и Черноручье.




31 янв 2013 в 22:42 — 7 лет назад

Завтра в комментарии выложу исследование про Батарэю и собственную историю как на Гоголях мой "Летучий голландец" черти толкали.



01 фев 2013 в 07:50 — 7 лет назад

Владимир, приветствую твою не угомонность в познании родной Лепельщины. Радуюсь твоему любопытству в открытии новых мест и твоей щедрости донести красоту их нам землякам твоим, которым такого счастья не дано. Будь здоров! Дед всевед.



01 фев 2013 в 11:26 — 7 лет назад

начал читать из за интригующего названия,потом стало интересно



01 фев 2013 в 14:11 — 7 лет назад


У ПОШУКАХ “ЛЯТУЧАГА ГАЛАНДЦА”


Наша чароўная баларуская прырода хавае яшчэ шмат таямніц і нязведаных куточкаў...


Адна мая знаёмая распавяла гісторыю аб астравах-прывідах, якія, нібы лятучыя галандцы, плаваюць па возеры. I адбываецца гэты цуд дзесьці паміж вёскамі Юшкі і Вілы Лепельскага раёна Віцебскай вобласці.


Не верыш — правер. Вось і вырашыў я даказаць, што легенда гэтая не што іншае, як звычайны плод чалавечых забабонаў. Ужо на рабоце ў супрацоўнікаў даведаўся: сапраўды, ёсць сведчанні мясцовых жыхароў аб плаваючых астравах на Гогалях — азёрах, што знаходзяцца акурат пасярэдзіне паміж вышэйзгаданымі вёскамі.


Да Гогаляў з горада Лепепеля на веласіпедзе ехаць якіхсьці хвілін дваццаць. I вось яны — азёры — велічна раскінуліся паміж векавых дрэў, з перашыйкам метраў у пятнаццаць.


Так. А дзе ж гэтыя чароўныя астравы? На абодвух азёрах ціхая, спакойная водная гладзь, нават ніводная хваля не скалыхнецца. I паверхняў азёр чыстая, і астравы там ніякія не плаваюць. Відаць, сапраўды я меў рацыю: няма месца “лятучым галандцам” у светапоглядзе сучаснага цывілізаванага чалавека.


Але калі ўжо прыехаў, трэба хоць атрымаць асалоду ад маляўнічай прыгажосці навакольнай прыроды. I пайшоў вакол азёр.


У возера Вялікі Гогаль берагі дрыгвяныя, да самай вады падысці ніяк. А купацца так хочацца: спякота стаіць не жартоўная — плюс 33. Вось здалёк бачу прычал нейкі, і хутчэй да яго, бо адтуль у вадзіцу акунуцца можна. Эх ты, занятае адзінае на возеры месца! Сядзіць ля прычала ў шэзлонгу дзядзька з надзьмутым пузам і піва пацягвае. Побач шашлыкі на мангале смажацца, а жонка піўнога джэнтльмена ў крутым джыпе “Таёта” корпаецца. А адчуць прыемны халадок азёрнай вадзіцы так хочацца...


— Ці дазволіце, шаноўныя, разок-другі з прычала ў возера скокнуць? — запытаўся ў адпачываючых.


— Ды калі ласка, мы ж яшчэ возера не прыватызавалі, купайся, колькі хочаш, — засмяяліся мужык з жонкай.


“Гэта, відаць, у іх такі новабеларускі жарт”, — здагадаўся я. Задаволены, скінуў свой камуфляж і з разбегу скокам “з падвывертам” кульнуўся ў ваду. Вось гэта сапраўдная асалода! Удосталь накупаўшыся, схапіўся рукамі за дошкі і залез на прычал.


Гаспадар шэзлонга заўважыў, што я без вядра-кошыка, а значыць, не ягаднік і не грыбнік. На яго запыт прыйшлося распавесці пра мэту свайго падарожжа. Вядома ж, ён падумаў, што ў мяне прусакі ў галаве таўкуцца, але адказаў:


— Сам я родам з гэтых мясцін і чуў пра плаваючыя астравы, але не там ты іх шукаеш. Сваімі вачамі не бачыў, але людзі распавядалі, што астравы плаваюць па возеру Малы Гогаль. Бывае гэта даволі рэдка і то толькі па начах. Мая ж бабуля Алена расказвала, што гэта іх чэрці па возеру піхаюць.


Падзякаваўшы гасціннага гаспадара Міхаіла “Таёту” (гасціннага яшчэ і таму, што там смачным шашлыком пачаставаўся) і яго жонку Валянціну “Таёціху”, паплёўся да Малога Гогаля.


Берагі другога Гогаля такія ж кволыя, як і ў першага. Да самага краю вады таксама падысці ніяк. У пошуках хоць якога-небудзь малюсенькага плаваючага астраўка пару разоў правальваўся па калена ў дрыгву. Нервы ўжо пачалі пакрыху здаваць. Але нарэшце вось і ён — доўгачаканы астравок. Толькі нешта не плавае, а спакойна сабе ля берага стаіць. “Гэта ён прычаліў і ночы чакае”, — падумалася, бо ўспомніліся словы Міхаіла. Ну што ж, будзем чакаць ночы. Ды і палатку новую, якую не так даўно набыў, трэба ўсё ж выпрабаваць. Нездарма ж яе з сабой браў.


...Як прыемна прайсціся па вечаровым лесе! Стракатанне конікаў казыча вуха, спеў начных птушак на слых кладзецца чароўнай мелодыяй, а лясное свежае паветра падбадзёрвае салодкім водарам. Сапраўдная казка!


Вось і астравок, які яшчэ днём запрыкмеціў. Шкада, не плавае чароўны “карабель”, а так і стаіць спакойна ля берага. Эх, паданне ўсё ж прыгожае, але, як я і думаў, гэта чарговая людская прыдумка. Асвяціў сабе дарогу ліхтарыкам і перайшоў па бервяну, з якога яшчэ днём зрабіў перакладзіну з берага на паверхню астраўка. Ну і прыгажосць! Хвалі вечарам ужо крыху загойдаліся, а ў празрыстай вадзе адлюстроўваюцца зоркі, бы маленькія бліскучыя вочкі. Месяц, як вадзяны гаспадар, сабраў вакол сябе сваіх яскравых сябровак і так пільна ўтаропіўся ў мяне, быццам у душу глядзіць. Здаецца, яго залатое адлюстраванне ўсё бліжэй і бліжэй падплывае да мяне...


Стоп!!! Гэта ж я плыву. Азірнуўшыся назад, так і абамлеў: мой “Галандзец” ужо метры на тры ад берага адышоў. Імгненна мозг пранізала думка: “Ратавацца!” Не жартачкі — стаяць ноч на маленькім востраве пасярод возера. Так і скокнуў з размаху ў бок берага. Але да алімпійца, як аказалася, мне яшчэ далёка: ва ўсёй сваёй амуніцыі бухнуўся ў ваду. Добра, што мабільнік з фотаапаратам у палатцы пакінуў (ноччу яны не патрэбны), гэта і выратавала апаратуру. Так-сяк выпаўз на бераг і, бы мокрая курыца, паплёўся цеменню да сваёй стаянкі. Хоць ліхтарык і “забрала” гогалеўская вада, але палатку сваю на ўзвышшы знайшоў. Распрануўся і макроцце паразвешваў на яловых галінах. Добра, што ноч цёплая стаяла: да раніцы адзенне амаль прасохла.


А дзе ж там мой прывід-“галандзец”? Хаця чаму прывід? Цяпер ужо ведаю — сапраўдная ява. Раніцай ад возера цягне прыемнай прахалодай, а вось астраўка, на якім я ў плаванне пайшоў, на сваім месцы няма. Уважліва аглядзеўшы бераг Малога Гогаля, заўважыў: мой водны “транспарт” стаіць крыху лявей, прычаліўшы да другога берага возера.


Цяпер упэўнена магу сказаць: плаваюць астравы па Гогалях, на сваёй скуры адчуў! Не хлусяць векавыя народныя паданні.



01 фев 2013 в 15:31 — 7 лет назад

Спасибо большое Skalabrod очень интересно написано.



01 фев 2013 в 18:52 — 7 лет назад

Жаль, что бастро кончился рассказ, но хорошо,что не остался на острове до конца его передвижения к берегу. Сколько былобы переживаний у меня за твоё благополучное возвращение на твердую почву. Ведь все могло случится! Дед всевед.



02 фев 2013 в 09:35 — 7 лет назад

Дадатак пра раку Палявежу.



Одним махом от истока до устья Палевежи


Рождают ее холодные воды озера Долгое. Официально речка называется Палевежа. Только местное население зовет ее более ласково - Палевежица. Есть и третье имя у речки-невелички - Антоповка.


Ласковые и мелодичные названия речушки свидетельствуют о давней любви наших предков к небольшой жемчужинке своего края.


В самом конце озера Долгое, между деревнями Кордики и Козлы, вырывается Палевежа из объятий действительно длинного водоема. Но не успевает разогнаться шалунья. Через несколько сотен метров снова попадает она в объятия озера Заднее. Неизвестно по прямой или же зигзагами проходит русло по дну водоема, а может совсем в нем отсутствует. Очевидно только, что с противоположного края Заднего Палевежа снова обретает независимость, вырвавшись на свободу под прикрытием камышовых зарослей, за ними рассекая молодой сосновый бор. В нем когда-то речку перегородили металлической даже не сеткой, а сохранившейся до сих пор густой решеткой, чтобы рыба не убегала из зарыбленных озер Полсвиж, Долгое и Заднее. Первоначальное промысловое предназначение водоемов себя не оправдало, разведение карпа там прекратили, решетка стала не нужна, ее забросили, и вода обходит искусственное препятствие с обеих сторон. Когда-то даже приходилось окуньков лавливать в омутах по колено, образованных решетчатой плотиной.



Ловилась когда-то рыба в Палевеже и между Долгим и Задним. Видел там рыболовов. Говаривали, что по ведру науживали. Но лично сам не видел и не пробовал. А вот сразу за рыбной тюрьмой-решеткой несколько раз сиживал с удочкой. Брались там окуни да плотва в апреле-мае, когда рыба на нерест шла. А немного ниже, где левобережный бор обрывом останавливается перед течением, и русло неимоверно петляет, вообще по весне достаточно много сидело рыболовов, лучшие места были всегда заняты во время нереста. Но это было очень давно, еще в 60-е. А вот ниже, где почти до Юшек Палевежа режет достаточно заболоченную пойму, рыба не задерживалась. Знаю, поскольку всю Палевежу прошел с удочкой.


А вот в бору, недалеко от решетки, даже жить приходилось. В смысле палатку ставил возле брода лесной дороги из Козлов в Свядицу как раз на следующий день после Чернобыльской катастрофы и на самом высоком обрыве немного ниже по течению уже на целые сутки где-то году в 2010-м. Тогда рыба уже не ловилась, и бивак разбивал просто так, чтобы уединиться от мирской суеты.


Скажете: какая могла быть рыба в такой речке-малышке, по существу - ручье. Тогда послушайте высказывания старожила Юшек Карпа Юшко, которые я зафиксировал еще в 1988 году, когда ему было 87 лет:


- Гибнет речушка. И губят ее современные методы охраны природы. Помнится, в 20-х годах рыбы в Палевежице было больше, чем картошки на огородах. Корзинами ее ловили. Окуни, плотва, лещи, пескари, голавли, уклейки, язи сами очищали русло от растительности. Рыболовы им помогали. В недалеком же прошлом какие-то чрезмерно ретивые охранники природы перегородили речушку недалеко от истока из озера Заднее металлической решеткой. Червяк сквозь нее не пролезет, не то, что рыбина. Вот и опустела Палевежица. Заросла. Заилилась.


Мудрым человеком был Карп Семенович. Всё знал. Всем интересовался. Даже сумел во время войны у немцев в секретную карту подсмотреть. Оттого теперь и знаем, что Палевежа еще Антоповкой называлась - в карте было так написано.


Примерно на половине течения Палевежи-Антоповки через болотистую пойму к левому берегу стремится огромная дамба. Перед рекой она обрывается и продолжения с обратной стороны не имеет. Не видно и остатков моста. Но их и не должно быть, поскольку дамба вовсе не дамба, а то ли природная, то ли искусственная гряда, которая в древности являлась городищем с позднее приобретенным названием Батарея. Но это уже совсем другая история.


В Юшках к речушке льнут хаты сельчан и дачи уроженцев деревни. Таким же узким русло ныряет в трубопереезд на шоссе Черноручье - Краснолуки и через сотню-другую метров вливается в Эссу.




03 фев 2013 в 08:10 — 7 лет назад

Настаўнік Слабадской школы Валер Тухта даследаваў Батарэю разам з выхаванцамі школьнага краязнаўчага гуртка "Нашчадкі". Там добра праглядваецца абарончы роў.


У 2007 годзе Батарэю даследаваў археолаг Павал Кенька. Таксама прыйшоў да высновы, што гэта ўмацаванае гарадзішча. Магчыма яно насіла абарончы характар, г.зн. мясцовы люд у ім хаваўся толькі пры нашэсцях ворага, а пры яго адступленні ці разгроме выходзіў у свае паселішчы.


Цалкам верагодна, што такое зручнае месца магло выкарыстоўвацца ў даўніну як свяцілішча для зносінаў са звышсіламі, а пазней - як капішча ці стадола для пакланення паганскім багам.


Мясцовая легенда сцвярджае, што на градзе-верацяі стаяла батарэя французаў у вайну 1812 года і абстрэльвала з гармат Лепель (адсюль і назва ўрочышча). Вось толькі ўзнікае пытанне: ці маглі тадышнія ядры даляцець да горада? Па прамой лініі ад Палявежы да Пятачка 8,5 км.








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ