НАРОДНЫЕ РЕЛИКВИИ. Макаровщинская церковь и Губинский костёл


27. 04. 2015
Просмотров: 6 180
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Я не однажды писал про Макаровщинскую церковь и Губинский костёл. А вот на сайт - никогда. Исправляюсь. Приготовьтесь, уважаемые читатели, как почитатели, так и злопыхатели, то ли радоваться от прочитанного, то ли синеть от злобы, узнав про отношения наших предшественников и современников к поистине народным реликвиям.

Возрождённая из склада

- Сто двадцать один год исполняется зданию храма, - как-то при встрече сказал мне староста церкви святителя Николая Чудотворца Михаил Гутник.

- А я считал, что Макаровщинская церковь старше, - растерялся я.

- Заметь: я казал - не храму, а зданию, которым обложили деревянную обветшавшую церковь, впоследствии разобранную и вытащенную по бревну. Сколько предшественница прослужила людям, сказать сложно. Известно, что она ещё в 1839 году переведена из униатства в православие. В субботу у нас проводится божественная утренняя литургия. Приглашаю.

…Стоп, мой верный «Цмок»! Вид хороший. Специально крутую гору выбрали древние проектировщики, чтобы издалека взоры тормозила церковь на ней. Красиво! Солнышка бы ещё моему фотоаппарату…

Ну, вот мы и у цели. Тук-тук! Есть в храме кто-нибудь?

Не только есть, но и службу проводит настоятель храма Владимир.

Наверное, следует не спрашивать разрешения войти, а тихонько пристроиться к прихожанам. Но я ведь для того здесь, чтобы описать храм. Поэтому начинаю его фотографировать по ходу покаяльной службы. Изнутри смотрится так же внушительно, как и снаружи.

Думаю, что будет правильно и службу отчётливо показать.

Наконец настоятель Владимир освобождается и соглашается рассказать про церковь.

Пасторское служение настоятель Владимир исполняет в четырёх храмах: в честь иконы божьей матери «Неупиваемая чаша» в Боровке, святой великомученицы Варвары в Черейщине, в честь преподобного Иосифа Волоцкого Чудотворца в Заслоново. В Макаровщине службу проводит где-то раз в месяц.

Раньше считал, что всё, относящееся к пасторству, принадлежит евангельской церкви. Однако настоятель Владимир открыл мне глаза. Батюшку ещё называют попом. Оказывается, что слово это - устоявшаяся аббревиатура, потому пишется малыми буквами. Правильно было бы: ПОП - Пастор Овец Православных. Век живи - век учись!

Собственно говоря, ехал я за 29 километров по пасмурному весеннему холоду не открытия для себя делать, а собрать данные для обнародования состояния церкви. В чём проблемы?

Все четыре храма настоятеля Владимира нуждаются в помощи общественности. Не тянут они содержание собственными средствами. Но вопрос о состоянии Макаровщинской церкви (будем называть её так, как принято в миру) особенный. Историческое строение должно особо цениться и особо содержаться, поскольку является полученным в наследство от предков культовым раритетом, можно даже сказать - народной реликвией. Потерять её недопустимо. Этого не простят нам будущие поколения.

Настоятель Владимир обводит рукой контуры церкви.

- Особенно удручающе смотрится памятник архитектуры снаружи. Его бы поштукатурить, привести, как, говорится, в божеский вид. Но без помощи общественности не обойтись. Нет у нас собственных средств на реставрацию.

- А разве может общественность существенно профинансировать ремонт?

- Ещё как может! Например, предприниматель Леонид Пашкевич огромную помощь оказывает церкви по улице Партизанской в Лепеле. Да что далеко ходить! Вот местный пример - староста Михаил Гутник. Впрочем, об этом он сам расскажет.

Самостоятельно пошёл вокруг церкви. Даааа, много Васей побывало на этой горе…

Издали того не видно, что открывается взору при близком осмотре внешних стен.

Ну что, Миша, буду тебя терроризировать. Ты хоть и просил не писать о твоём личном вкладе в восстановление Макаровщинской церкви, но настоятель Владимир посоветовал обратное. Как в таких случаях поступают? Слушают старшего по рангу! Так что, друг, начинай.

- От советской власти потерпели все церкви, а не только наша. Её последний настоятель Филагрий Костко 9 марта 1930 года заседанием Особой Тройки был приговорён к пяти годам заключения в концлагере за создание в Макаровщине «кулацкого коллектива» по типу советских колхозов. Церковь закрыли. В войну в ней разместился гарнизон полицаев, которые охраняли дорогу на военный аэродром в Улле. Послевоенный колхоз приспособил культовое строение под зерновой склад.

Отец мой 20 августа 1991 года, на второй день советского путча, взялся восстанавливать заброшенную церковь в Смиловичах. Я ему помогал выносить всякий хлам. И именно тогда вспомнил предложение лепельского священника Стреха взяться за восстановление Макаровщинской церкви. Подумал: у отца получается, получится, наверное, и у меня.

- А вот отсюда, пожалуйста, поподробнее…

- Ещё при переселении в Сушу первое, что запечатлелось в зрительной памяти, это старая заброшенная церковь из красного кирпича в деревне Макаровщина. Когда в Горбачёвскую эру началось возвращение верующим их храмов, появилась возможность отвоевать у государства и Макаровщинскую церковь, которая во время своей деятельности носила имя святителя Николая Чудотворца.

Как возродить церковь из зерносклада? Начал с нуля. Пол с дубовыми половицами пятисантиметровой толщины был завален разнообразным старым хламом. Оконные решётки вырезаны сваркой. Наличники, рамы, двери отсутствовали. Ветер проникал через все проёмы. Всюду, где только можно было подступиться, кладку люди разобрали на кирпич. Алтарь представлял космическую Чёрную дыру.

Все эти свидетельства колхозного хозяйствования пришлось устранять собственными руками. Нет, я не хвалю свои умелые руки. Наоборот, им больше подходит характеристика: гвоздя не умеют забить. Я лишь организовывал дело и работал на подхвате, исполнял всякие чёрные неквалифицированные работы. Мастерили те, кто умеет это делать. Пол стлали мужики и мои сыновья Сергей с Федей. Помогал и я - подносил, подавал. Штукатурил внутри Фёдор. Сергей сделал двери, алтарь. Он же заложил ненужный третий выход. Штукатурить купол и высокие стены нанимал троих лепельских женщин-калымщиц. За церковь они взяли значительно меньше, чем затребовали бы за отделку, скажем, дачи. Работали так, что я не успевал раствор замешивать. Чтобы рассчитаться за работу, собирал пожертвования с прихожан и просто сочувствующих.

Взялся в Макаровщине содержать агроусадьбу «Рыбачок» лепельчанин Игорь Печкуров. Заинтересовался восстановлением церкви. Агротуризм раскрутить не смог, а вот возрождению храма значительно помог. Профинансировал оштукатуривание алтаря. На него требовалось 500 долларов. Я сказал, что столько дать не смогу, имею лишь 200. Он говорит: «Давай 200, а я добавлю 300». Ударили по рукам. Так что, алтарь состоялся только благодаря Игорю. Сейчас он в Москве.

Коля Бондарь из Бешенковичей смастерил луковицу, вершащую всякую церковь. Довершил её Сергей.

Я в складчину с лепельским предпринимателем Лёней Пашкевичем купил нержавеющую жесть для обивки.

Думаем, как водрузить луковицу на место. Самая большая проблема на сегодняшний день - оштукатурить церковь снаружи - стыдно она выглядит. Для того по самым скромным моим подсчётам потребуется 10 тысяч долларов. С шапкой пойдя по сочувствующим, столько не насобираешь. Без меценатства не обойтись. А ведь наш храм особенный. Считается, что церковь себя окупила, если она спасла хотя бы одну душу. А наш храм не одну уберёг. Это дороже всех богатств мира.

Пафосный лозунг? Вроде того, но только не лозунг, а, я бы сказал, пафосное состояние души честного верующего человека.

Для верующих известное дело, а для меня, шалопая, открытие, что на правой стороне алтаря всегда помещается ведущая икона храма. В нашем случае там должен быть святитель Николай Чудотворец. Он на месте. Подарен верующим лепельцем Виталием Колосовским и его матерью Александрой Колчиной (умерла в минувшем марте).

С левой стороны алтаря помещают любую приличную икону. Михаил Гутник повесил царя Николая I. Я был в недоумении. Оказывается, император всея Руси канонизирован и имеет право быть иконой.

В целом алтарь выглядит внушительно.

Вы, конечно, обратили внимание на мальчика, который часто фигурировал на фото. Это Коля, внук Михаила Гутника. Здесь он не турист-лоботряс, вроде меня, а священнослужитель - пономарь. И не только его дед приобщил к религиозной деятельности на благо церкви. Бабушка Коли, то бишь жена старосты, Зоя, также безвозмездно трудится в храме.

И 12 внуков они приучают с детства благие дела творить. Ксению, Данилу и Олю я также застал на богослужении.

Припомнилось мне, как лет так с 15 назад я застал Макаровщинскую церковь в лесах. Воспользовавшись отсутствием строителей, лазал по каким-то верхотурам. Как бы вновь туда попасть? Михаил Гутник замялся - там недострой и посторонних не пускают. Я настаивал. И мне сделали исключение, назначив пономаря Колю поводырём.

Оказывается, был я тогда в куполе, который к тому времени успели пристроить. Ввиду неимения колокола повесили разрезанный кислородный баллон. Половинки металлической ёмкости раскачивает ветер, и они, ударяясь друг о друга, без посторонней помощи постоянно издают лёгкий мелодичный звон.

А вокруг распростираются необозримые колхозные поля. Говорят, что в старину местные землевладельцы Селявы вырезали весь лес в округе на производство спирта. В пасмурной холодной дымке прорисовываются контуры развалин Губинского костёла.

Летом бы долго любовался безлесной панорамой Губинского края, а сейчас замёрз. Веди меня, Коля, назад.

- Миша, а неужели не могут профинансировать приведение в порядок внешнего вида церкви вышестоящие православные объединения? - спросил я у старосты на прощание.

Гутник начал издалека, чтобы было понятнее.

- Во времена процветания храма его посещали 1952 прихожанина. Это при том, что действовали церкви в Суше, Несино, Камне… Если бы хотя двадцатая часть прежних прихожан насчитывалась сейчас, наша церковь была бы на виду общества. Или хотя бы чаще регулярные богослужения проводились… Нет, настоятель Владимир службу проводит исправно, любит саму атмосферу старинного храма. Но у него четыре прихода, и каждому он обязан уделять внимание в равной степени. Собственный настоятель нужен Макаровщинской церкви. А для того не хватает прихожан. Потому и малозаметен храм святителя Николая Чудотворца в обществе…

Я понял: церковь имеет недостаточное значение для того, чтобы получать надлежащее финансирование от верховной церковной власти.

- А службы проходят надлежащим образом, - заканчивает разговор староста Гутник. - Вербница, Пасха… На Миколу весеннего и осеннего обязательно бывают литургии. Аж из Лепеля на них прихожане приезжают. Говорят, что у нас совсем иной дух витает, чем в новых церквях. Здесь собственный ангел-хранитель живёт. И будет до конца веков…

Воплощённый в хлев

Да, Макаровщинская церковь снаружи обшарпана. Да, её исцарапал вездесущий Вася. Но она живёт, и её даже неухоженный внешний вид вселяет оптимизм, поднимает настроение. Совсем иную картину представляет костёл святого Антония в деревне Губино.

Построено здание было в 1714 году в форме креста. Имелось три алтаря. Впритык размещался двухэтажный монастырь францисканцев. Последнюю службу в костёле провели в 1929 году. Затем его приспособили под клуб. В 1942 году устроили амбар. Далее… А вот что было далее, расскажу не я от себя, а предоставлю слово свидетелю послевоенных событий, которые происходили вокруг костёла, уроженцу деревни Губино, 1949 года рождения, Анатолию Соболю, ныне жителю Лепеля.

Воспоминания детства Анатолий Михайлович мне не просто рассказал, а собственноручно написал.

Губинский костёл против Советской армии

Деревня Губино. Рядом два озера - Макаровское и Мелкое. Они славились раками и огромными карасями. Однако деревня знаменита не водоемами. Стоит в ее центре разрушенный костел. Знаю его с детства и был свидетелем разрушения культового сооружения.

Деревни Губино и Макаровщина стоят напротив друг друга, через озеро. Расстояние между ними составляет километр. Неизвестно, почему в Макаровщине на самой высокой горе построили церковь, которая и сейчас действует, а в Губино - костел. Своих земляков знаю всех - поляков среди них нет. Были верующими только моя мать Геня Марунько (сестра партизана Анатолия Марунько, похороненного на Пятачке) и семья Мыслицких. В этой семье я и узнал историю храма.

У дяди Ивана была небольшая книжка. Он умел читать по-польски. Книжка содержала рисунки, и я видел, каким зданием был наш костел. Он имел четыре башни, был обнесен оградой, будто стеной. Рядом располагались другие постройки. Над центральным входом между башен стоял большой крест. Со слов дяди помню, что храм был построен в 60-х годах XIX века. Теперь остались одна башня и фрагмент стены.

Башня манит к себе рыболовов, которые из Минска и Витебска едут на озера, находящиеся возле деревень Урода, Хвощёво, Заславки, Суша, а наши водоемы почему-то обминают.

Есть около Губино лесное урочище Маяк. Солдаты поставили на его самом высоком месте деревянную вышку. Мы, мальчишки, хотя и с боязнью, но забирались на верхотуру. Пейзаж представал взору захватывающий. Много деревень было видно сразу. Мы насчитывали 18 озер. А наш малюсенький костел находился в глубокой котловине. Не верилось, что при осмотре с близкого расстояния он на самом деле велик.

Учился я в Губинской восьмилетке. В школе было два помещения - для старшеклассников и начинающих. Окна моего класса выходили на костел. Было мне лет 13 (где-то 1962 год), когда в колхоз «Красное знамя» объединились села Губино, Котовщина, Макаровщина, Шалофаны, Поземщина, Двор-Черёсово. На работу выходили все сельчане, от мала до велика. Работали за «палочки» в бригадирской тетрадке, а на зарплату давали мешка два-три зерна и несколько рублей. Чтобы иметь хоть какой-то достаток, правление колхоза решило построить коровник в Поземщине, поскольку напротив деревни в озере Островно находился большой остров, куда на лето можно переправлять молодняк.

Лес для новостройки сельсовет выделил. Местные мужики его спилили и вывезли. Плотники обтесали бревна. На том дело затормозилось. Сарай должен быть длинным. Требовались столбы из кирпича, чтобы в пазы между них закладывать брёвна. Где брать кирпич? Покупать не за что. Чтобы добыть дефицитный стройматериал, решили разрушить костёл.

Колхоз в то время дружил с военными из Боровки, которые помогали косить сено. По просьбе председателя они пригнали мощный танк-тягач. Мы с друзьями смеялись: что это за танк, если на нем нет пушки. Солдаты перекинули шнур с грузом через стену, потом перетянули проволоку, а за неё зацепили трос. Тягач взревел на всю мочь, натягивая трос. Стена сверху оторвалась и вместе с крестом рухнула вниз. Потом сколько ни забрасывали трос, ни одного куска не отломали. Да и как могли отломать, когда кирпич был ручной работы, скреплен раствором на извести и яйцах, толщина стен больше метра?

Сломанный кусок кирками едва разобрали. Кирпич завезли в Поземщину, поставили несколько столбов. Но этого было мало. Тогда решили разбирать костел своими силами.

Колхоз получил сильные на то время дизельные тракторы на гусеницах. Зачалили трос и подцепили к сцепке из четырех тракторов. Толпа женщин проклинала трактористов. Но председатель махнул рукой. Тракторы потащили трос, и большой проем стены полетел вниз. Кусок стены диаметром больше метра перелетел через один трактор и шлепнулся перед передом. Тракторист вылез белый, будто полотно, и больше за рычаги не садился. Отказались нарушать технику безопасности и другие трактористы.

Снова разобрали на кирпич отломанные глыбы, отвезли на стройку. Но и второй партии не хватило. Председатель поехал договариваться с военными. Через некоторое время солдаты притащили большой компрессор и начали что-то долбить в стене напротив окон школы. Какие там уроки! Никто не слушал учительницу, ведь и без того учиться не хотелось - май на дворе.

На следующий день занятия отменили. Приехало много солдат и командиров. Собрали около конторы сельчан, согнали нас, сорванцов, с крыш, вывели всех за околицу, а опустевшую деревню оцепили. Прозвучал сильный взрыв, но стена как стояла, так и осталась стоять. Солдаты потом говорили, что заряд динамита был слаб. Вырвало небольшую нишу.

Несколько дней солдаты снова долбили костел. Нас, малых, не подпускали. Снова собрали жителей и отвели еще дальше от деревни. Наша «гвардия» заняла самые высокие холмы. Все увидели, как стена подпрыгнула вверх и начала разваливаться, а потом грянул оглушительный взрыв. Несмотря на солдат, мальчишки понеслись к костелу.

Впечатление было большим. Всюду валялись фрагменты стены, щебень, вокруг висела красная пыль. В школе вылетели стекла. Крышу посекли осколки кирпича.

Колхозники взялись за дело. Кто-то разбивал глыбы, мы таскали кирпичи в кучу. Работали почти неделю. Кирпича заготовили достаточно - на хлев хватило. Щебень вывезли на грязные дороги в Макаровщину и от клуба к шоссе на Уллу.

Прошло много времени. Когда посещаю деревню детства, прихожу к руинам храма. Напоминанием о том времени остаются два больших фрагмента - стены и башни, которые так и не разрушили. Напротив магазина в стене выбит большой треугольник.

Образовал его местный балагур дядя Жора Дворек. Он хоть и казался несколько странным, однако был отличным рыболовом и охотником. Сидя на стене, дядя Жора долбил её киркой месяца три. Перевез на свой огород кирпичи и построил первый в деревне жилой кирпичный дом для любимой жены Лёли, как сам любил хвастаться.

Вот такая история уничтожения Губинского костела. Решил рассказать ее, поскольку не раз слышал разные небылицы о том. Мой же рассказ не легенда - быль.

Добавить нечего - краше не расскажешь. Показать, что ли, костёл с разных ракурсов?

Это я пошёл в обход по тылам. Сразу голову посетила мысль, что в летнее время я бы таким костёл не увидел и не показал его - помешала бы зелень излишней древесно-кустарниковой растительности.

Проезжающие по центральной дороге, которой служит улица Губино, транзитники видят костёл таким.

При повороте на Макаровщину развалины выглядят вот так.

Руины выглядят хоть и грандиозно, но плачевно. Не разобранные после подрыва глыбы валяются между проездом и фундаментом.

Зеркально блистает лишь запоздалая охранная вывеска Министерства культуры.

Интересно, что внутри развалин… Дааа, летом здесь появляются непроходимые заросли, которые с каждым годом разрастаются.

А вот и вход в башню.

Туда! Ну и купол!

Поставь дверь, и каплицу или музей открывай!

Может, это и есть вход в подземный ход, о котором все в Губино говорят.

Ещё маленько кой-какие делишки улажу и стряпать репортаж подамся для вас, бесценные мои читатели-почитатели-злопыхатели. Простите великодушно, небольшая заминка. Докончу в следующий раз - вон поехала заместитель управляющего местным крестьянским фермерским хозяйством «Поземщина» Елена Гамзюк. Побегу догонять - она наверняка расскажет что-нибудь интересное про костёл.

- А вы всё про достопримечательности Лепельщины пишете? - упредила мой вопрос руководительница. - Читаю, читаю. Ну, и чем ещё заинтересовал костёл?

- Историю знаю. Как он живёт-поживает сейчас?

И поведала мне Елена Гамзюк следующее. На самом углу улиц размещалось отделение связи. Его заведующая наводила порядок вокруг своего хозяйства. Осенью против желания сельчан почту закрыли. Одинокая кирпичная коробка превратилась в бесхозное бельмо. Обрастает мусором, бурьяном, мешает обзору костёла…

- Простите, а кому нужны-то эти развалены?

- Как кому? - чистосердечно удивилась моей неосведомлённости Елена. - Нам самим неудобно смотреть, как в прикостёльных зарослях сидят и пьют местные алкоголики. А сюда ведь приезжают не только простые, но и двухэтажные автобусы. Иностранцы фотографируют, осматривают развалины. Частыми гостями бывают поляки. Паломники в Будслав на ночлег останавливаются, лагерь разбивают. Даже стыдно как-то за окружающий беспорядок. По возможности наше фермерское хозяйство и сельсовет обкашивают бурьян, кусты высекли. Но со временем деревьями излишне заросли. Убрать лишнее нужно, а люди боятся - был случай, когда за срубленное дерево кого-то оштрафовала охрана природы.

В прошлом году обратились к председателю Каменского сельсовета Николаю Синицину с просьбой гравийные подъезды к костёлу поравнять, песку подсыпать, чтобы туристические автобусы не трясло на ухабах. Понял. И мы техникой помогли. Вместе вопрос решили. Но на большее у нас средств нет. А хорошо было бы ограду вокруг останков костёла поставить, ведь именно они признаны историко-культурной ценностью. Настоящий грейдер пустить бы по улицам, на площадку перед магазином. Но он имеется лишь у дорожников.

Хоть и не процветает «Поземщина», зарплату с трудом выплачиваем, но стараемся каким-то образом и Макаровщинскую церковь поддерживать - кузов-другой зерна иногда выделяем.

Я знаю, как выглядел костёл до разрушения - по такому же проекту построенный храм видела в Мядельском районе. Там и подземный ход, и подвалы сохранились. Есть они и у нас, только закопаны.

Сомневаться в самых доброжелательных отношениях Елены Гамзюк к костёлу не приходится - он помещён на заставку её мобильника. Есть ещё одно заведение, которое имеет непосредственное отношение к костелу, поскольку расположено в нескольких десятках метров от него. Магазин я имею в виду. Что скажут продавцы?

Продавец Алёна сообщила, что уборка развалин не входит в обязанности работников магазина. Но они сами добровольно наводят там порядок. Несколько прицепов многолетнего мусора выгребли.

- Как зачем нам это? - и Алёну удивляет мой бестактный вопрос. - Самим стыдно, что иностранные туристы видят в памятнике архитектуры горы мусора. А бывают они довольно часто.

Хотел снять симпатичную продавщицу Алёну, понимающую значимость историко-культурной ценности, но она не далась. Единственное, на что удалось уговорить её, это снять меня. С порога магазина на фоне костёла.

Один из следующих репортажей предполагаю посвятить новой петле туристического маршрута по Лепельщине, которая охватит Каменско-Губинско-Сушанский край. Макаровщинская церковь и Губинский костёл в неё войдут. Значит, и внимание им будет уделено соответствующее. Но сначала мне нужно ещё раз посетить богатый на природу и историю северо-восток Лепельщины.







ОБСУЖДЕНИЕ



04 апр 2015 в 09:04 — 5 лет назад

Закрывать, разрушать, приспосабливать под хозяйские нужды было кому, а востановить, вернее отдать "упущенную выгоду обществу" не кому. Государство как бы и не причом, остаётся в стороне ? Дед-всевед.



04 апр 2015 в 11:07 — 5 лет назад

Не сочтите опять что я придераюсь к мелочам, но мне интересно если у церкви не т денег на рестоврацию, то куда уходят те, что люди платят( и не малые) за крещение, отпевание и другие комерческие услуги церкви.




04 апр 2015 в 11:08 — 5 лет назад

Да Блукачу спасибо за интересный репортаж ))) даже прицепится не к чему Здравствуйте!



04 апр 2015 в 13:14 — 5 лет назад

мая родина ,я там родился там и жил у меня там были бабушка и дедушка фамилия у них Беляк .Бабушка мне расказовала про эту историю правда дедушка умер какда я родился а бабушка в том гаду её звали Рая а дедушку Аркадий.Вот какя история. Щас я живу в деревне Матырино .


-Беляк Евгений



04 апр 2015 в 14:35 — 5 лет назад

Сельская церквь всегда была бедной. Да и откудо быть богатству, приход малочисленный, доходы мизерные; раньше были церковные земли, теперь их ни вернули, чтобы сдавать в аренду, а что крещения,свадьбы,отпевания так сколько их бывает в году? А вот расходы огромные: тут тебе зарплаты священику, дьякону, пономару.звонарю, певчим и другим лицам на текущий ремонт, за дрова и их заготовку. Кто живёт в частном доме знает. А ещё у священника детей столько, сколько Бог послал. Доходы лучше не счетать. Кстати, раньше деревня где была церковь называлась селом, там и было много народа., большой приход. Дед-всевед.



04 апр 2015 в 19:35 — 5 лет назад

Да вот всех этих коммуняк большевиков в кучу и пусть эти бандюги востанавливают ,заодно и грехи замаливают.



04 апр 2015 в 20:19 — 5 лет назад

Сейчас как только кто заикнётся снять их памятник сразу начинается вой: "Памятник архитектуры, шедевр", а Макаровская церквь или Губинский костёл, что не национальное зотчество литвинов. Кстати, однажды, если не ошибаюсь, Дмитрий выставлял на Lepel.bu Губинскиий костёл, красотища не описуемая. Дмитрий если можешь выстави сейчас, чтобы посмотрел народ над чем глумились сатанисты . А ещё хотели весь мир до основания разрушить, хорошо, что Бог не дал бодливой корове рог. Дед-всевед



04 апр 2015 в 21:12 — 5 лет назад



05 апр 2015 в 07:19 — 5 лет назад

Да Иван ,тяжкие времена пришли на нашу землю , уже 100 лет как не можем выбраться из ада сатанистов.



05 апр 2015 в 07:37 — 5 лет назад

Блаженных католиков и протестантов поздравляю со светлым праздником Пасхи.



05 апр 2015 в 14:53 — 5 лет назад

Дзякуй, што паказалі інтэр´ер Макараўшчынскай царквы, бо падчас нашай вандроўкі яна была зачынена.



06 апр 2015 в 11:38 — 5 лет назад

Спасибо Валацуге! Вот где молодец,там молодец! Мне очень приятно было прочитать репортаж про Макаровщинскую церковь. Думать не думал,что там так крепко "упирается" Михаил Гутник! Я,когда бываю в Лепеле,то хожу в церковь иконы Владимирской Божьей Матери.(Которая возле бывшего ЖБИ).Там почти всегда встречаю Михаила. Лично не знакомы,но здороваемся. А увидевши на фотографиях Кольку,улыбаюсь но сих пор! Хороший мальчик,искренний! Ну а Михаил...Слушайте,он ещё какие то деньги выделяет на церковь!? Ведь небогатая это семья!Да,есть люди в г.Лепеле!!! Гордитесь!



07 апр 2015 в 20:18 — 5 лет назад

Блин столько денег идет с поборов этих, машины себе покупают, детям, дома строят, помнится один священничек лепельский попал под раздачу пока люди не стали жаловаться что храм в Лепеле не могут никак построить, а деньги идут и идут. уже могли давно поедлиться и восстановить эту красоту, особенно костел. я даже не думал что там туристы есть, тем более надо поднять этот вопрос!!!



22 апр 2015 в 00:52 — 5 лет назад

Мне таксама у гады свайго юнацтва даводзiлася не аднойчы праходзiць каля Губiнскага касцела i як яго рушылi бачыла.Было вельмi шкада што знiшчаюць такое прыгожае збудаванне.Вельмi шкада,што улады не лiчаць патрэбным аднавiць гэты прыгожы помнiк архiтэктуры.








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Copyright © 2007 - 2019 — Леонид Огурцов


Пользовательское соглашение

НА ГЛАВНУЮ