ВОЛОНТЁРСТВО

Чернобыльский след на лепельской земле


25. 04. 2016
Просмотров: 4 810
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Знамо дело, что такое волонтёрство – это когда работаешь по собственному желанию, но денег за это не получаешь. Не всем такое понятно. А тут я столкнулся с ещё большей непонятиной – люди сами платят, чтобы им позволили повкалывать в охоту.

Заведующая отделом социальной помощи на дому территориального Центра социального обслуживания населения (ТЦСОН)Элла Подлепёнкина сообщила мне преинтереснейшую новость – к нам едет волонтёр. И не простой энтузиаст-одиночка, а организатор помощи престарелым людям Ульрике Егер из Германии. Она придумала проект «Тёплый дом», по которому до двух десятков немецких 13 – 19-летних подростков ремонтируют дома, хозпостройки и заборы нашим сельчанам и горожанам уже на протяжении нескольких лет. Причём ребят посылают не практику отбывать, а они сами зарабатывают где-то деньги, клянчат их у родителей, чтобы оплатить поездку на Лепельщину. Стройматериал они везут из Германии. Понятное дело, что сами иностранцы не могут определить наиболее нуждающихся в помощи лепельчан, поэтому объекты им подгоняет ТЦСОН. Вот и едет к нам главная волонтёрка Ульрике, чтобы осмотреть то, что в июле предстоит сделать сознательным немецким подросткам. Впрочем, она уже приехала. Сейчас обсудят с начальством Центра дела полезные и необходимые, а я тем временем их пофотографирую, да подслушаю, о чём говорят. А потом поеду вместе делать визуальный осмотр поваленных временем заборов да иных деревянных сооружений с облупившимися обоями и краской.

Ух, ты! 50-й раз Ульрика Егер посещает Лепель на протяжении чуть больше шести лет. Команду волонтёров она привозит только летом на пару десятков дней, а в остальное время организовывает, продумывает, прикидывает замеряет, подсчитывает, договаривается… Как она это делает, я сейчас покажу, но сначала сообщу несколько цифр. В 2011 году выполнены ремонты пяти домов, на что ушло более пяти миллионов рублей (не забывайте, что тогда доллар ещё держался в пределах трёх тысяч рублей). Через год отремонтировали четыре дома более чем на 15 миллионов рублей (доллар достиг уже девяти тысяч). Старую развалюху бабы Лиды Семенько в Горках превратили в конфетку. Но, поскольку всё это дела старые, мчим определять новые. Меня, Эллу Подлепёнкину, инспектора ТЦСОН Ирину Коник и переводчицу Александру везёт сама Ульрике. Только на машине она приехала не из Германии, а взяла её напрокат в Минске. Мы уже в глухой лепельской глубинке, а когда-то шумной деревне Затеклясье.

Здесь живёт Таисия Козловская.

Она ещё не стара, но инвалид в результате спортивной травмы в юности. Одинока.

Не потянуть самой извечную сельскую проблему.

Я ту проблему сейчас покажу, только вот сначала щёлкну технику Таисии Ивановны. Увидела её по телевизору и весь «МотоВело» поставила на ноги, пока не продали ей её мечту. Теперь даже по грибы и ягоды в лес умудряется ездить – она ведь бывшая спортсменка.

Вот она, сельская беда – забор рухнул.

Александра записывает другие проблемы пенсионерки. Элла и Ирина осматривают будущий объект волонтёрской работы. Ульрике шагами вдоль и поперёк измеряет длину межи, по которой пройдёт новый забор. Я фиксирую их действия. Все при деле.

Однако время бежит – до вечера бы управиться с объездом… Жди, Таисия Ивановна, юных волонтёров 12 июля.

По городской улице Ульянке живёт бывшая учительница физкультуры Нидия Михайлова.

Она не просила помощи – ей сами работники ТЦСОН предложили покрасить забор, с другими работами помочь в доме и во дворе. Но Нидия Петровна отказалась. Ульрике заинтересовалась отказом и решила лично уговорить пенсионерку согласиться.

Даже взялась измерять длину забора, требующего покраски.

Но Нидия Михайлова осталась непреклонна – считает, что сама управится с такой нетрудной работой. Пришлось нам восвояси ретироваться к следующему объекту, на 2-й Березинский переулок к Надежде Стеблиной.

Эх, старость – не радость. С двумя палками ещё передвигается по квартире и даже возле плиты управляется. Но вот незадача – три года дочка парализованная лежит в зале, а приготовленную еду в одной руке и с одной палкой пронести из кухни мама не может. Есть работник, который помогает, но не может же он безвылазно находиться на работе. Как жить, непонятно…

Помощи женщина рада. Вроде и порядок в доме, но обои стары, потолок парами от кастрюль засалился, окна не крашены давно…

Всё берут на заметку мои спутники, обсуждают, что да как, даже в углу обои отодрали, чтобы посмотреть материал под ним. Много слоёв бумаги – много работы. Но волонтёры справятся!

И вот деталь примечательная – не уменьшают себе обязательства, а добавляют. Уже на улице заметили, что под трубой теплопункта ржавые потёки воды. Течёт ведь, нужно исправить. Хозяйка лично убеждает, что не нужно, уже сами поправили – порядок.

На 1-й Восточной одинокую старость коротает Пелагея Шкирандо.

Ей нужны волонтёры. Она ждёт делегацию ТЦСОН.

На радостях приглашает на чай. Впрочем, такие предложения поступали от каждой хозяйки. Но если бы мы хотя бы из вежливости принимали приглашения – до ночи не управились бы. Так что, бабуля Пелагея Матвеевна, извиняй и веди свои проблемы показывай.

Впрочем, проблемы проживания сейчас не фиксируются – они давно изучены специалистами ТЦСОН, и даже мне предоставлен их список.

Я его изучил и с умным видом понимаю, что внешние стены дома последний раз красил, наверное, ещё живой дед.

А сейчас просто нужно показать объём работ Ульрике Егер для его оценки и последующей подготовки исполнения. Она осматривает каждый уголок двора.

Всё! До скорой встречи, бабуля. В средине июля будут тебе стены и покрашены, и поклеены.

Я уже незаметно посматриваю на часы. Осталась одна Антонина Федько со 2-й Восточной.

К сожалению, тук-тук в дверь не получился.

Но обследователи и так знают, что нужно красить стены. Забор сам за себя говорит.

Дело сделано. Меня особенно удивило то, что Ульрике интересуется своими прежними и нынешними подопечными, наизусть называя их имена, отчества и фамилии. Я вот пишу, и если бы не вручённый мне Эллой список, ни одного ФИО не вспомнил бы. Не зря ей обком подготовил Почётную грамоту к страшному юбилею страшной мировой трагедии - это в связи с тем, что показанная мной волонтёрская деятельность проводится по линии помощи жертвам Чернобыля. Нет, что вы, бабуси не были ликвидаторками. Просто немцы нашли возможность помочь даже им.

А пока - до встречи на волонтёрском аврале в июле. Я буду на нём, пусть меня покличут. Правда, прибуду не с кистью и молотком, а с фотоаппаратом и блокнотом.







ОБСУЖДЕНИЕ



25 апр 2016 в 09:13 — 4 года назад

а что лепельские сами поклеить и покрасить неумеют?надо з нямеччыны везти работников?



25 апр 2016 в 09:25 — 4 года назад

Свободен, наши уже все передали, со всего района с трудом нашли только 5 домов, да и то одна бабуля отказалась от помощи



25 апр 2016 в 09:49 — 4 года назад

очепятка, правильно будет - переделали



25 апр 2016 в 09:55 — 4 года назад

одиноким-переделали?чтото не верится!но даже если так -пускай помогают не одиноким!а лучше молодёжи



25 апр 2016 в 17:02 — 4 года назад

Блукач, раю,калі спадабаецца, назву летняга нарыса пра дапаможцаў -- "Ахтунг! Немцы ў Зацякляссі!" .



25 апр 2016 в 19:39 — 4 года назад

Я не совсем понял, при чем здесь Чернобыль?








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ