LEPEL.BY
Регистрация
Email:   

Пароль:  
 





В плену у Заровья


31.07.2016   2567


Заровье – одно из немногих озёр района, на котором я не был и, соответственно, не описал. Такое намерение имел 16 лет назад. Не получилось. Полтора десятилетия мечтал исправить неудачу. Наконец, удалось. Но как! Теперь я счастлив, что мой реванш остался в прошлом, и дело всё-таки сделано.


 16 лет назад я закольцовывал трёхлетнее путешествие по периметру района. Остался последний рывок – преодолеть лесной край между Воронью и Савиным Дубом. До завершения маршрута совсем немного – несколько километров бездорожного леса за последней деревней Заровье. Но в сторону манило синее пятнышко на карте – одноименное лесное озеро на границе Лепельского и Ушачского районов. Непременно нужно повидать и описать! Вот только поговорю с заровцами…

 Вкратце наш давний разговор перескажу в конце этого повествования. Сейчас лишь покажу, почему пробросил интересное озеро Заровье.

 Получается, что лепелец и уроженец Заровья Костя Климентионок отсоветовал мне ходить на водоём. Приняв решение, я все последующие годы сожалел о том и мечтал исправить просчёт. Но, как-то не выпадало. Нынче подтолкнул меня админ нашего сайта Леонид, посоветовав описать прекрасный уголок земли лепельской. Я с готовностью согласился, решив одним махом убить двух зайцев – описать озеро Заровье и рассказать о жизни деревни Заровье. Сразу объясню происхождение гидронима и топонима. В окраинный населённый пункт ведёт единственная дорога из бывшего местечка Пышно. Вначале она преодолевает большую ложбину – ров. Всё, что находится дальше, называется «за рвом» - заровье, значит.

 В самом начале Заровья сворачиваю на правый просёлок. До озера – километр. Но через пару сотен метров, спустившись в лощину, упираюсь в первую грязь.

 Причём, объехать квашню невозможно – это тракторный брод дождями выведенного из берегов ручья. Мой «Трофей» надёжно утоп. Ценой неимоверных усилий всё же выволок его из топи. Но за первой грязью последовала вторая, за ней – третья. Еле живой выбрался на прекрасную береговую поляну и сразу бросился в воду.

 Вода прозрачна, будто стекло. По твёрдому песчаному дну метаются раки. У поверхности снуют стаи небольших рыбок. Заглубление медленное. Рай! Но грозовая туча заполняет полнеба. Нужно скорей ставить палатку.

 Предполагал вначале обустроиться на озере, а потом поехать за интервью в деревню, но по ходу понял, что ни о какой поездке не может быть и речи – выбраться бы вообще из этого капкана. Пешком не получится – гроза на носу. Лишь пионерам всё нипочём. Они спокойно купаются, без особого напряжения проведя лёгкие велосипеды по бездорожью.

 И грянул гром! Лавина дождя беспощадно хлестала по второму слою палатки, а под первым было весьма уютно. Через несколько часов ничегонеделанья дождь прекратился. Похолодало. Пошёл искать обходную дорогу в Заровье. Нашёл. Но она была не в лучшем состоянии, чем прямая. Вывела на мой первоначальный путь перед второй грязью, которая стала ещё непроходимее, подпитанная ливнем.

 Стемнело. Озеро в густых сумерках прекрасно! Если бы не мысли о моём пленении им. Как утром выбраться?

 Но ведь утро вечера мудренее…

 Спать мешали мысли о плене. На первый взгляд погожее туманное утро не улучшало настроение – слишком сыро было после вечерней грозы.

 Не дожидаясь восхода солнца, пошёл искать более надёжную дорогу в мир обетованный. Набрёл на брошенный табор.

 Не иначе как рыболовы-лодочники останавливались, поскольку с удочкой и для купания подход к воде отсутствует.

 Специально свернул с лесной дороги на скользкую грязную тропу, чтобы увидеть озеро с иной точки.

 Приток из соседнего малого озера Постойка преодолел без особенных проблем.

  Но дальше грязь не пустила. Да и надежда увидеть уютный берег улетучилась.

  К тому же отвлёкся от цели утреннего похода. Назад! Однако, эта лесная дорога явно ведёт в обратную сторону, в Ушачский район.

 Но там должна быть Постойка. Как это, проходить мимо и не повидать загадочный водоём? Жалеть ведь буду потом.

 Может, Постойка и рай для рыболовов, но никак не для туристов. Дно даже не прощупывается – мягкий ил.

 Всё, пора искать дорогу. Ну, куда мне вас, боровики, брать? Самому бы вырваться из озёрного плена…

 М-да! Но эта грязь не так и страшна – песчаное дно твёрдое. «Трофей» преодолеет его без особой заморочки.

 Подобные окопы видал на берегу Сверзно. Но до него относительно далеко.

 А может, заплутал? Однако компас указывает верное направление. И карта рисует дорогу овалом в сторону Уберцов. Опушка делянки обнадёживает…

 Вроде как поле должно появиться. Но вся эта многокилометровая дорога будет никак не легче короткой грязной. К тому же и здесь грязи по самые уши.

 Подумать страшно, что придётся назад возвращаться – полтора часа ведь иду. Только вперёд, в Уберцы! Кажись, это они.

 До Заровья рукой подать. Но для интервью слишком рано. Спят безмятежно, наверное, заровцы – нет теперь коров-мучительниц в деревнях.

 Позавтракаю в таборе и попробую прорваться сквозь квашню неимоверную. Пешком в плен уж возвращусь без особых проблем.

 Ох, зачем я на свет появился…

 А мой ночной притон безмятежно нежится в утренней заре – его проблемы плена не волнуют.

 …Начинается повтор вчерашней поездки в плен. Сначала переношу рюкзак, потом волоку на себе «Трофея».

 В который раз поднимаю себе настроение представлением, как из подобного плена вырывается крутой тяжёлый мотоцикл. Уж без аренды трактора ему никак не обойтись.

 Как прекрасен этот мир! Все три грязи «Трофей» преодолел относительно успешно. Где я на нём ехал, а где и он на мне – всего 75 килограмм ведь весит. Вот теперь самое время по хатам заровцев пройтись. Начну, пожалуй, с самой последней. Тогда меня встречала и выпроваживала Анна Цветинская. 76 лет ёй было. Вряд ли жива. А вот этот мужик, наверное, и есть её, тогда 49-летний, сын-бобыль Валерий.

 За отцом, инвалидом войны, ухаживал, потому не мог в примаки пойти, а невестки жить в хату с лежащим свёкром идти не хотели. Так и остался холостяком. Мне Валера выдал интересную информацию о колхозной жизни, однако, это уже совсем другая история. Попросил собеседника прокомментировать мою старую статью в газете о жизни Заровья. Многие заровцы умерли, как запечатлённые мной на фотографии супруги Валентионки Аркадий и Евдокия тогда 75 и 67 лет отроду. Сначала ушёл на тот свет дед, потом баба по собственному недосмотру сожгла хату, отвлёкшись на хозяйство при топившейся грубке.

 Про озеро Заровье Валера рассказал, что рыбы в нём действительно мало, хотя множество мальков у берега вводит туристов в заблуждение. Раки малые, не растут. Конечно, до мелиорации рыбные богатства были весомее. Рыба мигрировала из ушачского озера Тартак по реке Ушаче и её притоку в малое лесное озеро Постойка. Из него попадала в Заровье. Другая четырёхкилометровая речка начиналась из родника под Савиным Дубом и являлась притоком Заровья. Рыбе было раздолье для нереста. Мелиорация, не принёсшая никакой пользы, превратила речки в каналы, которые вообще засыпали во время большого торфяного пожара. Пожарище заросло непроходимым бурьяном. Рыба оказалась в плену озера Заровье, будто я совсем недавно. Дети, которые купались в водоёме, из Пышно – ближе воды нет.

 Валера коротко ввёл меня в курс жизни Заровья, состоящего их четырёх живых дворов. Некоторые опустевшие хаты родителей используют под дачи дети из Минска и Лепеля. На прощание посоветовал собеседнику:

 - Бабу бы тебе в хату!

 - Да приходят, - смутился Валера.

 Возле Цветинского сооружает дачу какой-то минчанин.

 Почему столичный дачник выбрал Заровье, не скажу. Мне оно, откровенно говоря, не нравится. Лес относительно далековат, озеро - тоже. Подобраться к нему суперсложно, хотя Валера Цветинский сказал, что в сушь на берег можно в тапочках ходить. Однако, когда она бывает? Да и к водному урезу всего лишь один подход для купания, в жару всегда заполненный купающимися. Рыбы мало. Раки малые. Единственная уютная поляна на берегу замусорена бытовыми отходами туристов-рыболовов. Твёрдое песчаное дно и плавное его заглубление со стороны пляжа никак не компенсирует очевидные минусы лесного водоёма. Постойка вообще не в счёт – только на лодке или по льду можно попасть на её водную гладь.

 За хатой Цветинского отсутствуют всякие пути сообщений с внешним миром. Однако улица с тыльной стороны деревни выглядит вполне прилично. Ухожена.

 - Здравствуйте, Пётр Петрович! К вам от Валерия Степановича. Я – давний гость Заровья. Теперь вот пожаловал, так сказать, по старым следам…

 Пётр Реут – 65-летний сын ветерана войны Ульяны Ивановны Реут. Гордится участием матери во Второй мировой войне. Воевала в речном флоте Вологодской области. Интересно, что первую жену отца Петра расстреляли фашисты. Она была родной сестрой Ульяны Лось, матери Петра-сына. После возвращения с войны Ульяна законным образом заняла место погибшей сестры – стала женой её мужа, родила шестерых детей. Пётр – предпоследний. Отец его умер в 1987 году, мать – 2009-м.

 Пётр родился в Заровье. Жил в Ушачском районе. Работал в ПМК-50 мелиорации трактористом, но больше шофёром. Заработал всего 80 долларов пенсии – зарплата была малая, хотя и гонял каждый день в Витебск за керамической трубкой. Жена бросила. Приехал в родительский дом. Трое сыновей навещают. В субботу были. Живут в Ушачах, Чашниках и Витебске…

 Ба,  знакомая скамеечка! Сравниваю дом за ней со снимком в газете. Она! Это на ней 16 лет назад я собрал ползаровья для коллективного снимка.

 Интересно было бы сейчас найти кого из этих людей. Пожалуй, зайду прямо в хату, хоть Валера Цветинский и говорил, что хозяйка Татьяна Пугач должна быть на работе – техничкой в сельсоветовском помещении работает, а её муж – в леспромхозе. Но мне повезло – в хате было полно детворы и девушка с забинтованной ногой. Видимо, травма серьёзная, поскольку на историческую скамейку приковыляла на костылях. Причину травмы не скрывала. Учась в Оршанском медицинском колледже, год занималась в школе парашютистов, чтобы при первом прыжке с самолёта приземлиться на нескошенную траву и сломать правую берцовую кость.

 - Света, можешь узнать людей на газетной фотографии?

 - Крайней слева сидит с палкой моя бабушка Лена, тогда ей было 75, умерла; меня держит на коленях мама Таня; дальше – моя сестра Алла Халифа-Заде, теперь минчанка; следующая – сестра Наташа Безрученко, медсестра-диетолог лепельской психбольницы (фамилии сестёр называю современные, по мужьям); сестра Галя Пугач – работает в Лепеле на скорой; к нашей семье присоединились тогда 74-летняя баба Катя Климентионок, умерла; и крайняя – тогда 62-летняя баба Нина Провадо, поныне здравствующая в хате возле колодца. Я, конечно не помню, как вы нас фотографировали, а мама до сих пор хранит газету вместе с документами.

 - Дети, - командую, - всем к скамейке фотографироваться! Щёлк раз, ещё раз, и ещё… А теперь, Света, перечисли всех на свежем снимке. Для истории. Видишь, как кстати пришлась старая фотка?

 - Первая слева – Яна, дочка Наташи Безрученко; у меня на коленях – Карина, дочка Алы Халифа-Заде; с велосипедом возле нас – Арсений, сын Аллы Халифа-Заде; на переднем плане – Илья, сын Наташи Безрученко.

 Невозможно было не спросить у детей: лучше в городе или деревне? Ответ был однозначен: в Заровье. Потому, что нет машин. Я это понял, когда появление моего «Трофея» на пустынной улице стало сенсацией.

 …Осталось посетить последнюю аксакалку Заровья Нину Дмитриевну Провадо. Её муж Фёдор был старше жены на 16 лет. Конечно же, умер – столько не живут. Она 27 лет колхозных коров доила, была звеньевой по льну, избиралась депутатом сельского и районного советов. В данный момент не скучает – внук Денис Реут из Минска приехал, стихи пишет, бабушке читает, раков руками ловит.

 Работает Денис плотником в минской ПМК. Занимается спортом. Чтобы не терять форму, из столицы в Заровье привёз тяжёлую гантель.

 Все живые подворья Заровья обойдены, два запланированных поначалу зайца убиты. До чего приятным получился мой плен! Правда, так я лишь под утренним солнцем подумал, а вчера вечером и сегодня на рассвете радужные мысли в сознание не пускали комары, гроза, раскисшая земля и безрезультатные поиски путей бегства из заточения. Ну и пусть! Зато новую веху в кладезь собственных познаний поставил.




Леонид: 31.07.2016 (22:24) — 6 месяцев назад

Пан Валацуга, звонить в техподдержку надо было ))) Как раз возле дачи минчанина есть сухой выход "из плена".


Николай: 31.07.2016 (23:01) — 6 месяцев назад

Валацуга! Цикава .Але увелич шрыфт. Тяжка чытать.


ВАЛАЦУГА: 31.07.2016 (23:25) — 6 месяцев назад

Леанід, я спачатку ад першай гразі вярнуўся ў Зароўе і ў Валерыка Цвяцінскага, што жыве каля дачы мінчаніна, спытаў пра іншы пад´езд да возера. Той адказаў, што бліжэйшая да яго хаты дарога яшчэ горшая. І я пачаў штурмаваць тры вялікія гразі, утвораныя разлітымі ручаямі.


Лиза: 01.08.2016 (10:53) — 6 месяцев назад

Валацуга, большое спасибо, очень хорошо написано, сразу вернулась в детские годы, очень хочется пройтись по старым знакомым местам. После прочитанного, и увиденного обязательно найду время там побывать. СПАСИБО


Мария: 02.08.2016 (08:11) — 6 месяцев назад

Прикольное последнее фото - плотник-спорстсмен из Минска на фоне подпертого колышком бабушкиного забора


Виктор: 02.08.2016 (21:22) — 6 месяцев назад

сегодня там был вода просто чудо,плохо что- дожди дорогу расколбасили трактором,а так все просто замечательно,а ребята что дома строят -несколько лет в палатках на озере отдыхали и им это надоело,т.к. кровососущих насекомых возле озера тьма, а лес недалеко


Виктор: 02.08.2016 (21:24) — 6 месяцев назад

деревушка классная-да и народу оттуда вышло замечательного по всему миру






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий




Copyright © 2007 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля