ДЕРЕВЕНЬКА МОЯ. На границе тучи ходят хмуро


26. 05. 2013
Просмотров: 3 323
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Эту деревеньку я выбрал для описания не потому, что она приграничная, и не потому, что глубинная, а в связи с тем, что название ей прилепили волюнтаристским образом в приснопамятную коммунистическую эпоху.

 

 - А при чём здесь Плиговки? - спросите вы. - Это же не Счастливая Жизнь или Звезда?

 Да, и не Красный Октябрь или Красное Село. Но прикиньте, как бы вы среагировали, если бы мне удалось Веребки (я там родился) или Гадивлю (там проходило моё детство) переименовать в Шушкевичи. То-то же! Даже руководитель страны не додумался из Александрии сделать Лукашенки. А вот житель деревни Застенок Спирид Плиговко до этого додумался. Но всё по порядку.

 На Полоцком шоссе напротив деревни Заборовье указывает налево ошибочный дорожный указатель «Пескі». А почему ошибочный? Да потому, что дорожники ДЭУ-37, наверное, родились и учились в чужой  стране, поскольку не знают беларускай мовы. Поэтому допустили ошибку на знаке в названии белорусской деревни Пяскі - на русский манер написали это слово через «е» в первом слоге, не приняв во внимание, что в Беларуси эта буква переходит в «я» перед ударением.

 Так вот, с Полоцкого шоссе свернул под неправильный дорожный знак, миновал Пяскі и очутился перед дорожным знаком «Плігаўкі».

        

 Три километра от асфальта, и вот она, граница, в нескольких сотнях метров от указателя названия деревни. А немного более километра до ушачской деревни Старое Село. Туда ещё застенковские и плиговские дети в школу ходили.

 Первая хата, знаю, Зинаиды и Алексея Борисёнков. Бывал у них в 1999 году, когда путешествовал по периметру района. Они тогда уже были пенсионеры, только Алексей ещё работал в агрофирме «Белая Русь», чтобы трактор «Владимирец» был для себя всегда под рукой.

 Но почему в глазах у меня вдруг потемнело, будто ясное майское пограничье вдруг затянули хмурые грозовые тучи? Но только мгновение донимал меня такой вопрос. Сразу понял причину - хата Борисёнков пустая, никто в ней не живёт, иначе не росла бы под порогом свежая муравка, истоптана была бы хозяевами. Неужто умерли?

         

 Тогда-то Алексей и рассказал мне историю появления Плиговок вместо Застенка. Вот как я тогда записал его информацию:

 «Раньше населённый пункт назывался Застенок. Стал в 50-х годах застенковец Плиговко председателем сельсовета. Он и переиначил Застенок в Плиговки, чтобы себя увековечить. Ловко у начальника это получилось. Его в 58-м племянник (слова «по пьяной лавочке» были вычеркнуты цензурой) из ружья застрелил, а деревня до кончины своей будет называться фамилией самодура. Вот так раньше менялись названия улиц, деревень городов».

 Неужели Алексей с собой в могилу унёс эту важную для будущих поколений историю?

 Зайду-таки в ближайшую хату, разузнаю. Вот только бы свирепый пёс с цепи не сорвался…

         

 Сам хозяин вышел. Его почему-то не встречал в моё первое посещение Плиговок осенью 1999-го. Знакомимся. Иван Борисёнок. 69 лет. Двоюродный брат Алексея Борисёнка.

 - Что с ним?

 Мои чёрные предположения оправдались. Правда, не совсем. Умерла Зинаида. А Алексею, которого Иван почему-то зовёт Олегом, ампутировали ногу, и он теперь находится то ли у сына, то ли у дочери в Витебске.

 По моей просьбе Иван считает, загибая пальцы, количество деревенских хат, в которых жили люди на его памяти. Около двух десятков набирается.

 Всю жизнь Иван отработал на гусеничном тракторе, рассказал много ужасов, выпавших на его трактористскую долю. Теперь сам удивляется, как дожил до такого возраста, и как здоровье ещё немного служит организму после 30-лет нечеловеческого колхозного рабства.

 Да-да, знает про преобразование Застенка в Плиговки. Сотворил эту метаморфозу Спиридон Плиговко после избрания его председателем Заозерского сельсовета, в который в 50-х годах входила деревня. С первого дня председательства по пьяни обещал застенковцам, что свою фамилию увековечит навсегда, ведь исчезнет деревня, урочище с таким названием останется.

 Два Ивановых сына живут в Заборовье, а он здесь обрабатывает сотки вместе с женой Раисой, которой также, как и ему, 69 лет - вместе в школе учились, только она в Староселье жила. Но жена с невесткой спрятались от моего фотоаппарата в истопку картошку перебирать. Раису я втащил под объектив, а вот невестку так и не смог уговорить.

     

 Нет, не одни работают на подворье. Дети помогают. Васька старается. Это коня так зовут. Он служит и тягловой силой, и транспортным средством. Есть мотоблок, но он простаивает - бензин дорогой, не наберёшься.

 …От Ивана Борисёнка подался к Витьке Шпилевскому. Прямо через огороды. Увидел его с улицы, как нёс картошку в мешке досаживать.

       

 Интересный человек Витька. В 49 лет неженатый. И не был. Брал каких-то молодиц, но в скорости выгонял. Причину не знаю, поскольку об этом не он мне сказал, а Иван. Держит пять коз, чтобы не пить магазинное искусственное молоко. Кобылу свою имеет для обработки огорода. Как, зачем огород? Виктор смотрит на меня, как на чудо после такого вопроса и вместо ответа сплёвывает презрительно. Не понимаешь, мол, прописных сельских истин, не лезь с дурацкими советами. Но я всё же всунул ещё один, на мой взгляд очень даже правильный совет:

 - Жениться бы тебе: хозяйка в доме нужна, самому жить веселее бы было…

 Виктор не рассерчал, значит, совет этот не совсем и бестактный. Даже согласился с ним малость:

 - Да я бы и не против. Вот только нет охочих на деревенскую жизнь. Все в город норовят. Не понимают, что в деревне жить на своём хозяйстве намного здоровее.

 Да-а-а, многое теряют незамужние горожанки, что не знают Виктора Шпилевского. Он ещё и свиней держит, тёлкой обзаводиться думает, чтобы воспитать из неё хорошую молочную корову. Несколько лет, как не курит и не пьёт. Совсем в рот не берёт, поскольку понимает, что только попробуй, и голову будет сверлить единственная мысль: как добавить.

 Работает Витька на ферме в Заборовье, телят досматривает. Не с первого раза, но выдаёт свою зарплату: три миллиона есть. Считает, что нормально для сельской местности.

 Мать его досматривать на старости лет забрала сестра в Поставы. Дочь же лучше за матерью поухаживает, чем сын-холостяк.

 В мыслях искренне пожелал Витьке сотворить хорошую семью.

 …Третья и живая последняя хата в Застенке - Ивана и Гали Бумагиных. Но неприступная. К первым, Борисёнкам, меня не пускал Джек, а здесь вызверилась Найда, аж мороз по коже пробегает.

       

 Но я её обвёл вокруг пальца - вошёл во двор с запасного входа. 62-летний хозяин отдыхал в хате. Подробно рассказал о своей жизни. Жизнь как жизнь. Вот только решение на старость лет поселиться в Застенке-Плиговках, ну никак понять не могу.

 Судите сами. После армии 13 лет прожил и отработал на шинном комбинате в Бобруйске. Жену-уралку там нашёл. Квартиру получили. Поменяли на Новополоцк, ближе к Плиговкам. Ну и живи себе, припеваючи в старости. Ан нет! Смотреть больную мать переехали в деревню, а за вырученные от продажи новополоцкой квартиры деньги сделали ремонт плиговской хаты, купили корову, коня, косилку…  Иван пять лет до пенсии дорабатывал в лесхозе, каждый день добираясь с Плиговок за 20 километров в Лепель на велосипеде, а зимой квартировал в городе. Ужас для меня всё это. А он считает, что сельская жизнь интереснее городской. Правда, стараются оба. Держат кобылу Куклу, корову Малышку, свиней, кур.

 Так и не доказал мне Иван, что жить среди ягод, грибов, на своих сельхозпродуктах куда легче, чем в городской квартире. Даже водил с Куклой знакомить. Норовистая!

     

 Галя хоть и наотрез отказалась фотографироваться, но неприязни ко мне не проявила. Наоборот, по дружески настойчиво предложила мне прихватить в город мешок картошки. Поскольку мой «Цмок» был загружен большим рюкзаком, согласился прихватить лишь полмешка. А Рая Борисёнок на отъезд хотела меня загрузить ещё и сеянкой. Но я же не на машине.

 Застенок так сразу не покинул. И никто бы это не сделал, зная, что в центре умирающей деревеньки находится небольшой мемориальчик. Вот он.

       

 А поставлен он вот по какой причине.

       

 Плохо читается? Тогда приближу надпись.

      

 Раньше сюда паломничество было накануне Дня Победы. В этом же году только единственный ветеран пожаловал. Но памятник немножко обманывает (сказать: врёт - прозвучит грубо). На этом месте комбриг был только ранен, а погиб за Застенком, на ушачской земле. Об этом мне ещё в 1999 году говорили Алексей и Раиса Борисёнки.

 Что увековечили место гибели партизанского комбрига, это хорошо. Но плохо, что место расстрела около тысячи граждан в черте города, за Синим болотом, никак не обозначено и замалчивается.

 Дальше поехал не домой, а через дремучий лес на берег Зехи, где неподалёку от деревни Подлобные решил воплотиться в образ жителей былого Духовского хутора.

        

 Сгрузил мешок с картошкой, поставил палатку, развёл костёр, воплощаюсь, но не перестаю думать о Застенке. Зачем там поселились люди, когда ни озера, ни речки, ни леса поблизости нет? Но коль уж отаборились предки, так живите, наследники. Но не дали большевицкие волюнтаристы. Сначала принуждением к рабскому колхозному труду вынудили застенковцев бежать в свет белый, затем настоящего имени деревню лишили. Результат на лицо (как ни прискорбно осознавать это пятёрке застенковских энтузиастов) - Плиговки обречены.

 Над лепельско-ушачским пограничьем хмурые тучи всё более сгущаются. Ведь когда я был там в 1999 году, в Застенке-Плиговках 10 хат жило.

 






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ




08 июня 2013 в 10:25 — 8 лет назад

Уходящая с лица земли деревня- это укор государству, которое словно раковая опухоль исподволь уничтожало её. Продразвёрстка, раскулачевание, колхоз с работой без оплаты, партизаны требующие прокорм и голод, голод всегда. Разве можно забыть до ВОВ ватаги деревенских мальчишек с торбочками на худеньких плечеках, выпрашивающих у Лепельчан кусочек хлебушка. или после войны, конец которой ждали с надеждой, что будет хлеб и в это время видеть в деревне опухшего от голода мальчика. Всему приходит конец как человеку, так и деревне. Дед всевед.








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ