ТЕРРОР. Хроника одного года одной деревни


17. 07. 2013
Просмотров: 3 438
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Год назад я посетил Кобыляцкую гору на окраине Орши. Теперь вот вновь еду на неё. Зачем? А затем, что там в сталинские времена убивали простых людей под ярлыком «врагов народа». Много душ витает над Кобыльником. Но я еду не ко всем. Я еду к своему деду Терентию Шушкевичу.

 

 Из Лепеля выезжал в жару, в Оршу приехал в пасмурную погоду, а в окраинный посёлок Андреевщина (не путать с одноимённой пригородной деревней) 14-я маршрутка доставила меня в грозовой ливень. Пришлось полтора часа ожидать прекращения небесного потока на крыльце обычного магазина, помпезно именуемого себя супермаркетом.

     

 Тяжело пережидать дождь, если небо сплошь затянуто мрачными тучами. Но я дождался его окончания. И на место расстрела пришёл, слегка поблуждав по городской окраине и лесной опушке. И вот он, мини-мемориал, а в реальности - валун с соответствующими надписями на установленном рядом деревянном кресте.

      

 Надписи на табличках читал в прошлом году. Естественно, вновь перечитываю. Долго перебираю в уме оскорбления сталинским служакам, превратившим урочище Кобыльник в расстрельный полигон. На протяжении 23 лет здесь уничтожали узников Оршанской тюрьмы.

     

 Достал из рюкзака гвозди, походный топорик и взялся за работу.

      

 Ах да, я не сообщил, зачем конкретно сюда приехал. Действительно, не просто навестить дух убиенного деда, а приколотить табличку с его именем, квалификацией придуманного злодеяния и места жительства. А сделал надпись мой друг-художник Алесь Савченко.

      

 Закончил дело, отошёл в сторону, любуюсь проделанной работой. Теперь о дедушке Тарэнце будут знать все, кто сюда наведается.

      

 А почему я уверен, что его здесь убили? А потому, что только здесь умертвляли узников Оршанской тюрьмы. А откуда я знаю, что он был узником Оршанской тюрьмы, если на многие лета исчез бесследно? А вот отсюда.

      

      

 Чем же угостить вас, убиенные? Наверное, это вам понравится - дефицит из дефицитов. Копаюсь в своих припасах и вытаскиваю пачку галет «Армейские» из сухого пайка российского десантника.

      

 Вообще-то я собирался ночевать в палатке на берегу залесной речки Оршица. Туристское снаряжение прихватил. Рассчитывал ночью ещё больше приблизить к себе дух деда и тысяч других убиенных.

      

 Но моросящий дождь, беспросветное небо, мокрые ветви, трава, земля вынудили искать более подходящие условия. До свидания, дед Тарэнта и все истлевшие здесь горемыки страны советов.

     

 В город возвращаюсь иным, с прошлого года знакомым путём. Вот тропка спускается в глубокую ложбину со старыми, давно неиспользуемыми железнодорожными ветками, потом устремляется на противоположный откос.

      

 В натуре заползаю на него по скользкой глине. А в прошлом году здесь лежала металлическая, хотя и основательно повреждённая лестница. Убрали, наверное, чтобы путь к памятнику не так приметен и доступен был.

       

 На ночлег устроился в одноместный номер вокзальных комнат отдыха.

      

 - Э, Валацуга, на вокзал уже попал, - предчувствую возмущение читателей. - А где же обещанная хроника одного года одной деревни?

 Очень правильный вопрос! Я потому и начал рассказ с одного индивидуума этой хроники, чтобы более прочно засела в памяти читателей жизнь деревни Веребки в 1937 году. А теперь передаю слово своему троюродному брату, внуку Луки Шушкевича, родного брата Терентия Шушкевича, уроженцу Веребок Василю Азоронку. Он досконально исследовал дело веребских «польских шпионов» на основании архивных документов. Вот его материал.

 

Хлебное вино и лошадь для шпиона

 

 ...6 августа 1937 года из Лепеля, райцентра Витебской области, в деревню Веребки прибыл вооруженный наряд наркомата внутренних дел. Имея на руках составленные списки на подозреваемых, пошли по хатам. Брали колхозников колхоза "Красный Бор" - из числа тех, кто считался зажиточным.

      Первым арестовали Григория Езофатовича Мисника. Его двор до революции состоял из 18 десятин земли, пяти коров и трех лошадей. Кроме того, он арендовал церковную землю около Лепеля. И хотя революция сильно урезала его имущественное положение - две коровы, лошадь и половину земли он отдал в колхоз, а своих ртов было в семье восемь человек, - власть интересовало мало. Он был в  списке врагов народа, проводил "контрреволюционную деятельность". В чем это выражалось? Однажды вслух высказал наболевшее: "Житья не стало крестьянам, позагоняли насильно в колхозы, разорили хозяйства, при крепостном праве и то лучше жилось".  Выражение взяли на заметку и донесли "куда следует".

      В тот день арестовали еще троих -  Николая (Миколу) Азаренка и Дивиных: Мирона и Павла, отца с сыном. А немногим позже - Илью Мисника. Им ставилось в вину то же самое: зажиточные хозяйства и нехорошие отзывы о Советской власти. Однажды Мирон Дивин проехался даже по тов. Ворошилову, неосторожно высказавшись, что тот "не умеет ездить на коне".

      Все арестованные были едины во взглядах, собирались вместе - в одной из деревенских хат. А это означало для органов: в деревне не просто кулацкая группировка, а повстанческая!

      Примыкал к этой группе еще один колхозник, Терентий Шушкевич. Но его в тот день не тронули. Терентий выпадал из обоймы кулаков. По данным Стайского сельсовета, которому подчинялся "Красный Бор", Шушкевич имел только 2,7 десятины земли да держал две коровы и коня. С таким имуществом особо не разгонишься. Хватило бы семью прокормить!

      Терентий прошел Первую мировую войну, живым и невредимым вышел из бойни. За отвагу получил лес в виде бесплатной делянки, чтобы срубить и выстроить  хату. Женился на Анне Михайловне с Воловой Горы, или Анэте, как прозвали ее веребчане, видимо, имея в виду ее польские корни. Не поленился и распахал для увеличения дохода  небольшую гору среди заболоченного места (еще и сейчас та горка недалеко от деревни именуется "Тарэнтавай"). Вступил в колхоз и воспитывал несовершеннолетнего сына.

      Он был полон сил и надеялся на будущее. Но через неделю после первого последовал второй визит "гостей в форме". На этот раз двор Терентия взорвался детским плачем, страшно горьким и непонятным. Плакал его сын, Костя.

      - Что с тобой? - выбежала соседка.

      - Папку забрали, - сквозь всхлипы выдавил мальчик.

      "Забрали", и как ножом по сердцу - все стало ясно.

      Из постановления об аресте: я, оперуполномоченный IV отделения Лепельского окружного отдела (ОКРО)  НКВД  БССР  сержант госбезопасности Желомей, рассмотрев материал в отношении  Шушкевича Терентия Яковлевича, нашел, что тот проводит контрреволюционную и шпионскую деятельность...

      При обыске изъяли: паспорт, воинский билет, два старых профбилета, записную книжку с блокнотом и ... (наверное, самое страшное для органов) "распоранный кабур от револьвера "браунинг". Бедный Костя, знал бы он, что его детская находка, оружейная кобура, вызовет столь пристольный интерес у людей в форме.

      Кобур хорошо укладывался в шпионскую версию сержанта госбезопасности Желомея. Ему донесли: некий белорус, оказавшийся во время войны с белополяками по ту сторону фронта, нелегально поддерживает связь с родственниками на советской стороне.

      Польский "след" начали раскручивать. Шпионскую версию стали пристегивать к  Шушкевичу - ведь родным братом его жены был Казимир Парфинович, очутившийся в Западной Белоруссии, на территории, отошедшей к Польше. От Шушкевича настоятельно потребовали признать факт встречи с закордонным свояком.

      Вопрос следователя: Когда последний раз Вы встречались с Парафиновичем?

      Ответ: С Парафиновичем Казимиром Михайловичем после ухода его в Польшу я ни разу не встречался...

      Вопрос: Ваш ответ не соответствует действительности... Имеющимися у следствия материалами установлено... встречались. Требую от Вас правдивых показаний.

      Ответ: Категорически это отрицаю...

      Протокол изобилует ошибками. Во-первых, записано, что показания составлены не 14 августа, когда допрашивали Шушкевича, а 14 июля. Ну, это просто невнимательность. Во-вторых, нелегальный "поляк", якобы перешедший границу, пишется то "Парафинович", то "Парфинович", то "Парфенович". А это уже существенно. Где-то под Витебском проживал еще один Парафинович, имевший родственные связи  в Веребках.

      Так кто же на самом деле приходил в деревню и приходил ли вообще кто-то из-за границы?  

      Рушилась шпионская версия НКВД. Что делать?

      А версию  требовалось подтверждать. Ведь сержант Желомей еще 13 августа, до ареста и допросов Шушкевича, "НАШЕЛ" (прямо так и записано в постановлении: "нашел"), что тот имел две встречи с польагентом (так в тексте - авт.) и за передаваемые сведения получал денежные вознаграждения. 

      Откуда сержант все это взял? Он, что, присутствовал при передаче денег? Нет, конечно. Вся эта стряпня возникла из уст "доброжелателей". Однажды в Веребках пропала колхозная лошадь, ее искали, но не нашли. Кто-то возьми да и ляпни: а Шушкевич-то странные сигареты раскуривал, наверное, польские. Ясное дело, это он лошадь полякам сторговал! На него повесили пропавшую лошадь, а заодно завели  дело - и не просто криминальное, а шпионское.

      "А поэтому, - писал сержант Желомей в постановлении, - руководствуясь ст. 68 и 145 УК и УПК БССР:

      Шушкевича Терентия Яковлевича, 40 лет, ...из крестьян-середняков, ныне колхозника, ...заключить под стражу в ардом Лепельского ОКРО НКВД БССР, с последующим переводом в Оршанскую тюрьму".

      С последующим переводом... То есть, заранее было предопределено - сидеть тебе, крестьянин, в тюрьме. Непосредственный начальник Желомея - старший лейтенант Ермолаев это решение утвердил, и.о. прокурора Лепельского округа (подпись неразборчива) арест санкционировал.

      Но Терентий, заключенный под стражу в арестантский дом, не признавал за собой никакой вины. Допросы - а они шли чередой, через каждые два дня - ничего не давали. Крестьянин стоял на своем: отрицаю, категорически отрицаю...

      Тогда взялись за ранее арестованного односельчанина - Мисника Григория  Езофатовича, которому свояк "из-за бугра" также приходился родственником. К нему в камеру подсадили некоего  А.Н., и тот якобы сумел вытянуть из колхозника нужные сведения. Показания сокамерника оформили протоколом.                               

      - Что Вам рассказал Мисник Григорий? - спросил следователь.

      Ответ. В камере рассказывал: он скрыл от следствия, что проживающий в Польше его родственник Парафинович Казимир в 1935 году приходил из Польши к нему в дом как раз в момент, когда у Мисника происходили крестины и что его жена приносила Парафиновичу хлебное вино. Кроме того, Мисник Григорий говорил, что Парафинович Казимир был... возле пехотного полка.

      Мог ли излить душу незнакомцу арестованный Мисник? А почему нет? - старик был неграмотный. Он же не считал  появление в деревне Парфиновича чем-то излишне криминальным. Ну, тянуло свояка на родину, а граница была всего в 30-ти километрах и  охранялась, наверное, слабо - почему не пообщаться? Да и не обменяться при случае предметами первой необходимости?

      Да и какой он шпион!  Пришел, не боясь, на крестины, где полно народа и еще распивал хлебное вино - самогон. 

      А органы считали по-другому. Возле Лепеля располагался советский 79-й пехотный полк, и если там бывал чужестранец - значит, собирал секретные  сведения.

      На Мисника надавили. Наверное, били. Или пообещали: признай, отпустим. И 63 - летний старик дрогнул - "признал" то, что требовалось сержанту госбезопасности Желомею:                          

      "Парафинович получил от нас  сведения о расположении 79 пехотного полка... Поручил узнать, какое количество войск, чем они вооружены, и эти сведения мы должны были приготовить к 15 мая... Уходя обратно в Польшу, Казимир взял колхозную лошадь у Шушкевича, на которой уехал, и лошадь эта в колхоз не вернулась..."

      Смешно, если бы не было так грустно. Мало того, что зарубежный шпион в открытую распивал с местными самогон, так еще и спокойно разъезжал по Белоруссии на колхозной лошади, собирая у безграмотных крестьян сведения военного характера!       

      Наверное, серьезный следователь спросил бы, как добывались сведения, и что конкретно они передали. Или направил бы дело в военную контрразведку. Естественно, Шушкевич на вопрос: "Вы подтверждаете эти показания?", ответил коротко: "Не подтверждаю".

      2 сентября следователь допросил Мисник Феодосию Ивановну, ту самую, которая якобы поила нелегала хлебным вином. На вопрос, что ей известно о Парфиновиче Казимире, та прямо заявила: во время белопольской оккупации пропал без вести, и где он находится в настоящее время, она не знает. Дядя Терентия - Степан Шушкевич на очной ставке с жителем Михно отверг якобы высказанные тому когда-то факты по поводу пребывания в деревне Казимира. Не побоялся и не подтвердил измышления еще один односельчанин, Майзус Петр Ильич.

      И, тем не менее, следствие быстро закончилось.

      В последнем вопросе: "Какие имеете заявления?" Терентий Яковлевич ответил: "К своим прежним показаниям добавить ничего не имею. Виновным себя не признаю". И точка.

      Мужественный человек. Он сохранил жизни многим землякам. Чуть дрогни и признай - и полетели бы головы тех, кто в унисон с ним отрицал наличие польского шпиона в деревне. Были уже взяты на заметку многие, их имена были подчеркнуты в материалах дела. 

      16 сентября 1937 года особая тройка НКВД БССР слушала дело Лепельского ОКРО по обвинению крестьян в принадлежности к кулацкой повстанческой группировке. Расстреляли обоих - и Григория Езофатовича, и Терентия Яковлевича. Остальные получили по десять лет исправительно-трудовых работ. Они стали жертвами из числа тех 60 тысяч белорусов, репрессированных по приказам НКВД, который возглавлял в Белоруссии кровавый палач Б.Д. Берман.

      В 1959 году военный трибунал Белорусского военного округа определил: постановление особой тройки от 16 сентября 1937 года в отношении 6-х крестьян отменить и дело прекратить за недоказанностью предъявленных обвинений. Проверили также деятельность "шпиона" Парфиновича Казимира. Заключение гласило: "Данных о его принадлежности к агентуре разведорганов буржуазной Польши... не обнаружено".

      А сколько судеб сломлено, сколько горя и слез пролито родными и близкими.   

      Николай Азаренок (Микола) выстоял, провел в лагерях весь срок ,"от и до". Чтобы выжить, ел мышей. На лесоразработках в глаз попал сук, помог и вылечил товарищ по несчастью: такой же заключенный, но с медицинским образованием.

      Вернулся Микола в деревню после войны. Вернулся и ахнул: деревня разграблена окончательно. За время оккупации каратели расстреляли и угнали в Немеччину почти все взрослое население. А с его семьей еще страшнее история. Супруга Мария Ильинична в ноябре 42-го выехала с сыном Владимиром в партизанскую зону, перезимовали там, а весной немцы схватили их в облаве. На глазах матери сына застрелили, а Марию  отправили в концлагерь. После этого в партизаны ушли все ее сыновья. В отместку опустевшую хату в Веребках немцы сожгли. Сыновья отважно воевали в 1-м отряде известной бригады "Чекист" Герасима Кирпича. Андрей и Евгений получили награды: медали и ордена Славы, были ранены, а Яков погиб.

      Не знал Микола, что ещё в 40-м году сын Яков, будучи красноармейцем, просил Сталина: освободите отца, "сведения ложные, заявляю как комсомолец". Цанава, тогдашний нарком ГБ Белоруссии, написал безжалостную резолюцию: "Отказать".

      Микола не озлобился. Он выстроил новую хатку, снова распахал землю - под огород, выдолбал из толстого дерева лодку - "дубицу" и плавал на ней - рыбачил. Природа спасала его душу...

 







08 июля 2013 в 21:10 — 7 лет назад

во валацуга молодец!а я как не искал следы своих прадедов так и не нашелл



08 июля 2013 в 21:12 — 7 лет назад

а местечко на фото похоже не андреевка,а андрэеущынаДо свидания



08 июля 2013 в 21:15 — 7 лет назад

Мдааа... Царство небесное, что тут скажешь...



08 июля 2013 в 21:53 — 7 лет назад

Вася, дзякую за праўку! Сапраўды Андрэеўшчына.



08 июля 2013 в 23:38 — 7 лет назад

Апплодисментыняма за што!я просто там жил



09 июля 2013 в 18:19 — 7 лет назад

Валацуга, Ваш дед был реабилитирован в 1959 году, я прочитала про Бермана Б.Д. - Арестован 24 сентября 1938 г. Приговорён ВКВС к высшей мере наказания, расстрелян на расстрельном полигоне «Коммунарка». Военная коллегия Верховного Суда СССР в 1956 году признала его не подлежащим реабилитации.


Сегодня в газете "Лепельский край" опубликована интересная статья Василя Азаронка, где упомянуты Шушкевичи (про фотографа Фидельмана), брат Вашего деда Лука и др., а на могиле Терентия Шушкевича слова из Евангелия от Луки. Вечная память невинно убитым!



09 июля 2013 в 19:20 — 7 лет назад

Каб надалей не ўзнікала непаразуменняў, прыводжу іншыя дакументы, якія тычацца тэмы фотарэпартажу.









09 июля 2013 в 19:43 — 7 лет назад

Только мразь может высказаться против приведенных фактов и всей темы.



11 июля 2013 в 10:28 — 7 лет назад

Такую участь уготовили мрази многим хорошим и честным трудоголикам , которих бандиты записали в кулаки. Мой дед тоже был обвинён , после обвинения его родные больше не увиделиТак почему до сих пор бандитам стоят памятники и улицы названы в их честь?



11 июля 2013 в 20:31 — 7 лет назад

и моего деда хотели раскулачивать!



11 июля 2013 в 21:12 — 7 лет назад

Просто! А лично меня особенно возмущает в связи с этим само название "линия Сталина(???)" под Минском... Это по-сути, считаю, означает, что и у нас в Беларуси может вновь повториться 1937 год с его "врагами народа"... Не зря всё же в этом отношении предупреждал всех нас, граждан Беларуси, небезызвестный Юлиус Фучик: "Люди! Будьте бдительны!"



12 июля 2013 в 14:29 — 7 лет назад

Николай! Я не знаю, что у нас началось, но обращаться с людьми преклонного возраста , пытавшимися продать овощи вырощенные на своих участках, чтоб купить молоко и хлеб . Мои возмущения не знают границ.. http://www.youtube.com/watch?v=J_n9eBEOhEk



12 июля 2013 в 18:11 — 7 лет назад

Жалко Деда!!!!!



12 июля 2013 в 19:09 — 7 лет назад

николай!у нас это уже повторяется--только масштаб поменьше



13 июля 2013 в 08:25 — 7 лет назад

Валацуга, а мы с Вами оказывается родственники. Ваш дед Терентий двоюродный брат моей бабушки Антонины Леоновны Вершаловской.



13 июля 2013 в 10:09 — 7 лет назад

Так, не ведаў у якой ступені, аднак мы лічыліся далёкай раднёй з велеўскімі Вершалоўскімі. Выходзіць, я чатырохюрадны брат Віцьку і Тамары.



15 июля 2013 в 08:37 — 7 лет назад

Елена і Валацуга! Дарэчы, а маці маёй бабулі Дар´і з Аношак была таксама Вершалоўская з Велеўшчыны!



20 июля 2013 в 12:27 — 7 лет назад

P.S. Мая прабабуля Феадора (на вёсцы звычайна кажуць Фядора) Іванаўна Вершалоўская нарадзілася і вырасла ў Велеўшчыне. Яна выйшла замуж у Аношкі за майго прадзеда Івана Алемпавіча Гарбачова. У гэтай сям´і нарадзілася ў 1908 годзе мая бабуля Дар´я - маці майго бацькі Мікалая Сілівеевіча Гарбачова.



20 июля 2013 в 15:00 — 7 лет назад

Цікава, што родная сястра маёй прабабулі Феадоры (Фядоры) Іванаўны Вершалоўскай з Велеўшчыны - Пелагея Іванаўна Вершалоўская (па мужу яе прозьвішча - Крыцкая) нейкім чынам яшчэ ў 30-ыя гады дваццатага стагоддзя (магчыма, гэта было звязана з трагічнымі наступствамі так званай "калектывізацыі" на вёсцы) трапіла на буйную чыгуначную станцыю Яя Новасібірскай вобласці Расіі, дзе разам з сям´ёй (у яе былі сын Іван і тры дачкі) жыла і ў час вайны, і ў пасляваенны перыяд, ды і хутчэй за ўсё ўвесь наступны час аж да сваёй смерці ад старасці.



03 авг 2013 в 15:40 — 7 лет назад

Прочитал со слезами на газах. Хороший внук у Терентия Яковлевича сделал всё возможное для памяти дедушкии. Люди будте бдительны! История повторяется! Следует отдать должное и Василию Азаронку за его досканальнный труд, разоблачающий миф о врагах народа, который был придуман в стенах Кремля и усердно выпалнен на местах. Вырожаю сочувствие белорусским женщинам, которые по воле кровавого режима стали вдовами с малыми детьми на руках без средств к существованию.


PS Моего отца постигла та же участь" польского шпиона," но он я думаю расстрелен во дворе тюремного двора на М. Горького 10. 11 37г. и закопан в яме в бывшем Сад Динамо. на их костях построена 3. СШ. То, что рассрелевали во дворе тюрмы пишет Аркадий Шульман в ст." Сто лет спустя." Я ему верю , верю другу Лёньке который строил школу, верю газете Лепельски край в которой напечатано статья про расстрел людей.. Дед всевед.



03 авг 2013 в 15:52 — 7 лет назад

Иван, это в бывшем "Рыболовном"? И правда ли, что в бараке на ул. Советской было медучилище?



07 авг 2013 в 19:05 — 7 лет назад

Не по адресу . Я про магазин и училеще не знаю. Дед всевед.








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ