ЗАВОД-ПРИЗРАК. Смола кипучая рекой текла...


16. 12. 2013
Просмотров: 3 428
ВАЛАЦУГА (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Смолзаводом величественно называли в Гадивле смолокурню, действовавшую там вплоть до начала 70-х годов прошлого века. Для небольшой деревни предприятие было довольно значительное, на нем работали мужики даже из дальних окрестных деревень. Съезжались на работу на велосипедах, мотоциклах, телегах, приходили пешком.

 

 Стою в центре былого смолзавода, парализованный приступом ностальгии - ведь всё моё детство и школьные годы связаны с предприятием. А теперь на нём - пустырь.

        

 Редкая деревня могла похвастаться собственным заводом. А Гадивля могла! Может, впервые в жизни радуюсь неспособности природы рекультивировать следы былой промышленной деятельности. Как хорошо, что трава не может пробить толстый пласт окаменевшей чёрной смолы, и он напоминает мне счастливое детство!

                

 Как интересно получается! Хожу по пустырю, а перед глазами встают былые индустриальные сооружения. Не поверите: лёг на живот и нюхаю смоляную твердынь. Пахнет, будто вся Гадивля в моём детстве.

        

 Можно мне предаться воспоминаниям?

 Единственным механическим транспортом смолокурни служил старый грузовик Ивана Хомичёнка, который развозом рабочих не занимался, а выполнял строго производственные задания - подвозил березовые поленья для отопления котла, корчи для выгонки скипидара, отвозил готовую продукцию на склад в Лепельское представительство Полоцкого химлесхоза. Правда, Иван Хомичёнок возил и рабочих на лесные объекты, скажем, на погрузку пней. Да и что греха таить, выполнял транспортные услуги для гадивлян и жителей многих окрестных деревень, за что водителя с уважением называли Марковичем…

 …Смотрите, бочка, в которую собирался скипидар, до сих пор не сгнила!

        

 …Расскажу про весь производственный процесс на Гадивлянской смолокурне, поскольку после десяти классов работал там теребильщиком и грузчиком корчей - главного сырья для предприятия.

        

 А деньги мне и моему двойному тезке Вовке Шушкевичу нужны были для поездки в Новороссийск, где проводницей на поезде работала его тетка Ольга…

 …А вот эта бочка сверху сгнила, а в земле сохранилась, поскольку почва глубоко смолой пропитана, а в смоле ничто не гниёт.

       

 …Производством управлял ветеран Великой Отечественной войны Павел Мазго из Гадивли, которого все уважали и звали Макаровичем.

       

 Павел Макарович был всего лишь мастером смолокурни, но он считался главным начальником на ней, и поэтому уважительно назывался народом директором. Он осматривал делянки, где хвойные пни успели налиться янтарной смолой и превратиться в прекрасное сырье для смолокурни - корчи. Затем подрывники закладывали под них взрывчатку с капсюлем-детонатором и бикфордовым шнуром. Один за другим по лесу разносились глухие взрывы. После нескольких подрывов пни собирали на подводы и привозили в смолокурню…

 …А в этой бочке даже застоявшаяся вода не может одолеть просмоленную древесину…

       

 …Деревянный склад с аммонитом и сопутствующими взрывчатыми веществами стоял на берегу Эсы, обнесенный колючей проволокой. Вот здесь.

       

 На входе возвышалась будка для сторожа, который был вооружен двустволкой. Однажды вместо отца-сторожа дежурил мой одноклассник из Слободы Иван Демко, так мы проверили все патроны. Только один залез в ствол, поскольку латунные корпуса других были погнуты.

 Подрывные заряды выдавались настолько бесконтрольно, что подрывники бикфордовым шнуром привязывали огородные жерди к столбам, чтобы не тратиться на покупку гвоздей. Детвора любила поджигать такое крепление - дымит долго, красиво, а жерди по-прежнему держит прочно. Бывало, шнур с забора воровали, высыпали из него порох и делали взрывные пакеты, которыми пугали девчат по дороге на танцы и глушили рыбу в Эсе. Ущерба примитивными взрывными устройствами рыбе мало приносили, а вот сами подрывники настоящими зарядами добывали ее уйму…

 …Кажется, во время работы завода не было вот этой глыбы похожей на толстый слой асфальта смолы на эсенском берегу.

       

 Корчи привозили на территорию смолокурни и сбрасывали вблизи курни (о ней позже). Теребильщики, в число которых и попали мы с другом, обязаны были топорами отделять от смолистых корчей заболонь - гнилую и сухую древесину, засоряющую основное сырье. Заболонь сжигалась в топке курни, а очищенные пни складывались в штабеля метровой ширины, такой же высоты и бесконечной длины - для удобства замера нормы выработки. За месяц зарабатывали по 40 рублей - в 1969 году такая сумма считалась неплохим заработком.

Вот здесь стояли штабеля с теребленными корчами и заводская конюшня.

     

 Коней было много. На них работали возчики, которые доставляли подорванные корчи. Конюхом работал Иван Демко (а может Пшенко) из Велевщины. Он был азиатской внешности: маленький, узкоглазый, скуластый, нос крючком. Поэтому его звали не иначе как Хан или  Иван-Хан. Однажды в поисках сбежавших коней, он попал в Рудню. А там жители, наученные большевистской пропагандой остерегаться вездесущих шпионов, приняли за оного Ивана-Хана. Изловили, заперли в хлев и послали нарочного (телефонов не было) в Слободу за председателем сельсовета Хейдоровым. Приехал тот, посмеялся и вызволил конюха из неволи, а руднян похвалил за бдительность…

 …Рабочие ставили корчи один на другой в несколько рядов в огромном котле. Затем разжигали топку курни, подбрасывая березовые метровые поленья. Тепло несколько суток томило пни, от чего над Гадивлей всегда стоял черный смог с приятным запахом жженой смолы. Пары разогретой смолы по трубе попадали в наполненный водой чан пятиметровой высоты и пока по змеевику доходили до дна, охлаждались и по принципу самогоноварения превращались в скипидар. Вода в чане нагревалась, будто в бане, и местная детвора купалась в ней, пока на заводе не было строгого директора Макаровича.

 Кажется, что тогда не было столько вкопанных в землю бочек, сколько их сохранилось.

      

 Охлажденный в чане скипидар по желобу стекал во вкопанную в землю бочку, откуда регулярно вычерпывался. Вспомните мой недавний репортаж «ПРАВДА О ВОЙНЕ. Как врут мемуары»: партизаны носили со смолокурни подготовленный к вывозке скипидар, чтобы поджечь с его помощью мост через Эсу. Значит, смолзавод работал ещё до войны. Может, эти бочки с тех пор сохранились?

        

 Не знаю, каким образом черная смола разливалась по окружающему болоту. Мы ходили по нему на экскурсию, подкладывая под ноги доски. Видели завязших в смоле и погибших домашних и диких птиц, зайцев, котов, собак.

         

 Переднее помещение курни со входом сразу с улицы служило постом для гонщиков скипидара, единственная комната - бытовкой для рабочих и конторой для директора. Даже порог курни сохранился.

         

 В неё радио было проведено, через розетку которого однажды в грозу шаровая молния ударила местную старшеклассницу Нину Шушкевич. Ее сразу, чтобы оживить, закопали в землю, что категорически запрещается, а возвратили к жизни только в Слободской сельской больнице…

 …А вокруг тишина. А вокруг ни души. Только бочки подгнившие в небо глядятся.

    

 Завод стоял обособленно только от основной части Гадивли. Их разделяла Эса и большой выгон. Несколько усадеб заводчан образовывали рабочий поселок, который назывался Смолярня. От самого леса стояла хата Николая и Надежды Голубкиных, непонятно зачем то ли в 50-х, то ли в 60-х годах переселившихся в Смолярню из Москвы. Один дом когда-то служил общежитием. Находился он на берегу. В нём начинали совместную жизнь гадивляне Лёшка Якубовский и Амиля Козловская. Не уточнял, куда делось общежитие после того, как Алексей и Эмилия Якубовские построились в Гадивле. Они и доселе здравствуют.

       

 Вот за этим дубом стояла хата Сергея и Гелены Шамшуров.

       

 Впоследствии Шамшуры перевезли хату в Черницы. Сергея на мотоцикле насмерть сбила машина. Гелена умерла своей смертью. Имя одного из их старших сыновей не помню. Митька живёт в дальневосточной Находке, Жорка и Олька - в Минске, Васька - в Москве, младшая Галя - в Лепеле.

 Следующая хата - Дуньки Шушкевич. Это её сын Вовка был моим лучшим другом. Он после школы уехал в горное профтехучилище города Первомайска Ворошиловградской области. Его сёстры Валя и Светка разъехались по городам. Одинокая Дунька вышла замуж в Свяду. Её хату купили под дачу лепельчане Яцкевичи. Потом перепродали. Теперь стоит с заколоченными окнами.

       

 Месяца полтора назад Дунька умерла у дочери Светы в Белгороде. Хоронили её в Гадивле. Я в то время был в очередном странствии и не смог встретиться с москвичом Вовкой Шушкевичем, о чём очень сожалел.

 В пятой и последней хате Смолярни жили Стёпка и Шурка Шушкевичи, крёстные моего друга Вовки.

      

 Стёпка пошёл на реку умываться, с ним случился приступ эпилепсии, потерял сознание, уронил голову в воду и утонул, лёжа на пляже. Шурка дожила до старости и умерла своей смертью. Их дочки Томка и Нинка (которую в курне едва не убила шаровая молния) живут в Витебске. Тамарин сын Иван - лепельчанин. Он пробовал оборудовать дедовскую хату под дачу, но послужила она мало - забурилась от старости.

    

 Это в тристене потолок так обрушился. А в хате он пока держится.

    

 Но эксплуатировать такое строение опасно. Перестраивать? Наверное, смысла нет. Хотя место курортное: лес рядом, до берега полста метров.         

 Смолокуры-аборигены всегда занимали престижную работу - в цеху варили уксусный порошок из бересты. Мне часто доводилось там бывать - Вовка водил к матери и крёстным. Если смотреть с центрального проезда, то цех находился вот на этом бугорке.

    

 А если зайти от леса, то место бывшего цеха выглядит так.

      

 Иногда меня ностальгия загоняет на место бывшего смолзавода (обратите внимание на дату в левом нижнем углу снимка - он давний).

       

 Люблю я смолокурню. Лучшим ароматом считаю еле уловимый запах перегоняемой смолы, который до сих пор хранят просмоленные бочки. И нюхаю их.

        

 







16 дек 2013 в 19:30 — 6 лет назад

Усе цiкава. Але,выязджай ужо,Валацуга са сваей Гадзiулi-Лепельшчына вялiкая. Калi што- магу пасадзейнiчаць.



17 дек 2013 в 19:33 — 6 лет назад

Ну вот, наконец-то я удовлетворил свое любопытство и теперь точно знаю, что это за "скважины", торчащие из земли. Каких только вариантов у меня не было, а оказалось все гораздо проще и увлекательнее. Спасибо Вам, Валацуга, за столь увлекательный и познавательный репортаж.



17 дек 2013 в 20:50 — 6 лет назад

ДОПОЛНЕНИЕ К РЕПОРТАЖУ


Вот как в 1999 году Валацуга записал воспоминания бывшего работника Прудокской смолокурни Константина Вершаловского 1927 года рождения, поныне здравствующего в Новых Волосовичах. В том же году, что и Прудоксакая, закрылась и Гадивлянская смолокурня.



...Шли годы. Я окончил минские курсы мастеров взрывных работ. Однако подрывником проработал года три. Надоела мне на первый взгляд романтическая, а на деле исключительно тяжёлая добыча исходного сырья для смолокурни - корчей - методом подрыва. Переквалифицировался я в старшего аппаратчика, а попросту - стал гонщиком. Кто не знает технологического процесса смолокурни, никогда не поймёт, что такое гнать смолу. Гонщик должен в высоченном широком котле ярусами поставить корчи, затем отапливать его метровыми берёзовыми чурками. В результате через несколько суток томления корчей образованный по принципу самогоноварения пар, конденсируется при помощи системы охлаждения и, в конце концов, из него получаются скипидар, смола, дёготь и компонент для изготовления уксусного порошка. 86 видов продукции изготовят потом промышленники из этих веществ.



Через разные промежутки времени у нас начали появляться дети: Света, Аня, Витя, Вадик. Агриппина успевала и в колхоз на работу сбегать, и с домашними делами управиться, и за детьми присмотреть.


В 1972-м закрылась Прудокская смолокурня. Перед немалым отрядом смолокурцев встала проблема трудоустройства. Я долго не рассуждал, пошёл лесником в Затеклясское лесничество...



17 дек 2013 в 20:59 — 6 лет назад

бред какой-то.вот уж людям не чем заняться



17 дек 2013 в 20:59 — 6 лет назад

старость - не радость



17 дек 2013 в 21:43 — 6 лет назад

Только Недоросли могут не понимать значения для истории подобной информации.



17 дек 2013 в 21:57 — 6 лет назад

Павлуша, это история. Валацуга, вы умница.



17 дек 2013 в 23:51 — 6 лет назад

Александр, я смотрю ты не отличаешься умом и сообразительностью. Как ты будешь дальше жить, ума не приложу. Не мог у Валацуги в личке спросить?








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ