СЕНСАЦИИ. Подлинная история Волосовичского края


13. 07. 2014
Просмотров: 6 362
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Про это вы больше нигде никогда не прочитаете. Смотрите и запоминайте. Этот эпизод из истории Лепельщины должен навечно сохраниться в памяти народной.

 До сих пор про волосовичского землевладельца Зацвилиховского широкой общественности было известно лишь то, что жил такой пан в Волосовичах, во время народного восстания Кастуся Калиновского в 1863 году принял сторону инсургентов, до наших дней дожили отдельные гигантские деревья былого дворцово-паркового ансамбля да парковый пруд в запущенном состоянии.

     

 И вот мне предложил встретиться польский исследователь Тадеуш Колпак. Пригласил на акцию по установке мемориального знака на месте панского фольварка Вацлавово возле деревни-призрака Карсащина, переименованной большевиками в Счастливую Жизнь. Во время акции мой новый друг Тадеуш столько порассказал про историю рода Зацвилиховских, что мой диктофон едва успевал записывать.

          

 Сразу после знакомства Тадеуш Колпак приступил к объяснению сути акции, придуманной далёкими наследниками пана Зацвилиховского. В фольварке Вацлавово жила панская дочка Стефания Зацвилиховская, по мужу Стефановская.

         

 Была у неё служанка Констанция Добрынская, которую все ласково величали Кастусей.

          

 Неформальным, но настоящим отцом Кастуси был брат Стефании, волосовичский пан Казимир Зацвилиховский, у которого служанкой работала её мать.

 В семье Зацвилиховских были ещё две сестры. Одна из них вышла замуж за пана Домбровского и поселилась в имении между чашникскими деревнями Адамовка и Замошье. Она стала бабушкой поляка Кшиштофа Домбровского, который также приехал на свою историческую родину.

              

 С нами на установку мемориального знака поедет 79-летняя жительница Волосович Скарупо Мария Ивановна, она же жена сына Кастуси Франца.

       

 Сам мемориальный знак выглядит вот так.

        

 Формирование инициативной группы происходит в деревне Веселово. Её по праву называют польской. Об этом много писалось из рассказов знающих-незнающих людей. Чуть позже я приведу точный рассказ знающего человека Тадеуша о переселении поляков на Лепельщину.

 Все рассказы о появлении польских деревень Веселово и Стайск начинаются с того, как 100 лет назад местный пан поехал в Польшу, где продавал мешочки якобы плодородной земли, покупатели которых станут её хозяевами в панском имении. Правда в такой трактовке событий частичная. Важный пан Зацвилиховский не мог лично заниматься таким неблагодарным делом. Даже в современном мире в подобном случае директор как максимум своего заместителя пошлёт.

 Собираемся в фольварк Вацлавово. До него, то бишь деревни Карсащина (Счастливая Жизнь), семь километров. Дорога такая, что проехать по ней можно только на телеге.

     

 Переезжаем речку Втесвердинку по дамбе образованного ею водохранилища.

     

 Грязь такая, что временами приходится слезать с воза, чтобы кобыле легче было. Сухой бор облегчает лошади продвижение и поднимает настроение.

     

 Прошу Марию Скарупо под скрип телеги рассказать о Карсащине, себе, Вацлавово и свекрови Констанции.

 В деревне 38 дворов было. Из всех жителей в живых осталась только она и её младшая сестра Нина Кривко, теперь лепельчанка. Последней покинула родную деревню женщина по фамилии Криплевская.

 Вместе с другими панами от советской власти убежала и Стефания Стефановская. В фольварке Вацлавово осталась Кастуся. Позже ей передали письмо Стефании с деньгами и обещанием, что, как только в Польше всё образуется, её заберут к себе.

 Кастуся продолжала жить в большом имении одна: неформальный отец бежал, а мать давным-давно умерла от рака. Вскорости её свели с обедневшим шляхтичем Иваном Скарупо из Карсащины, глухонемым после болезни в детстве. Женщина оставила огромный пустой дом и переехала к мужу. Не обузой, а с приданым пришла к свекрови - Стефания оставила ей два сундука с добром и деньгами, на которые молодожёны купили коня и корову. В 20-х годах Кастуся получила письмо от любимой пани Стефании, в котором сообщалось, что в таком-то месте в такое-то время на границе между советской Россией и Польшей её будет ожидать карета. Бывшая служанка с кем-то поделилась радостным сообщением, и в Карсащину заявились чекисты. Увидев их в окно, Стефания сразу сообразила, в чём дело, и бросила письмо в горящую печь. Чекисты с порога начали требовать его, потом устроили обыск. Ничего не найдя, ушли восвояси, оставив Кастусю в панике - место и время встречи не запомнила.

 Позже из Польши приходили письма, фотографии, посылки от Зацвилиховских и Стефановских, которые уже не были помещиками, а связь с ней поддерживали потому, что служанку всё время считали членом своей семьи.

 Во дворце Стефании советские власти обосновали школу. Там было столько комнат, что хватало места и детям учиться, и жить людям. Подземелье использовалось жильцами для хозяйственных целей. В войну полицаи убили двух партизан-евреев и вбросили в колодец под огромной осиной, сохранившейся до сих пор. После того воду из него перестали употреблять, и колодец пришёл в запустение.

 После войны школа во дворце просуществовала один учебный год. Потом учитель из Карсащины перевёл её в свою хату. В одной половине жила его семья, а во второй учились дети. Жена учителя работала техничкой не отходя от дома. Оставили обветшавшее здание и последние жильцы - Жаховичи и Буевичи. На опустевший дом, словно вороньё на падаль, набросились мародёры всех мастей. Выдирали отовсюду дефицитные гвозди, растаскивали бесхозные брёвна, доски. В результате от дворца с хозпостройками и следа не осталось.

 Кастуся родила пять детей. Всех назвала польскими именами. В живых осталась одна дочка. Сама похоронена в Витебске.

 Сын Кастуси, а муж Марии Франц умер 25 лет назад в 50-летнем возрасте, а шесть лет как умер их сын Николай в 48 лет, завхозом психбольницы работал. Второй сын Александр - водитель Лепельского отделения «Беларусбанка», дочь Татьяна - начальник планового отдела Витебского горисполкома.

 Сама Мария Скарупо всю жизнь отработала бухгалтером Волосовичского лесничества.

 …Мария Ивановна приказала возчику Валику Дубину, жителю Веселово, остановиться. Мы слезли и направились к лесному кладбищу, о существовании которого посторонний человек не догадается, даже пройдя по нему.

         

 Основала кладбище Стефания Стефановская (Зацвилиховская), похоронив среди поля своего мужа. После вдова была вынуждена закопать рядом маленького сына. В войну партизаны для погребения двух лесных воинов выбрали уже сформировавшееся кладбище. На этом его использование прекратилось. Могилы обезличились. Люди, сохранившие добрую память о добрых панах, обкопали примерное место захоронения Стефановских.

        

 Захоронение раскопано кладоискателями.

         

 От кладбища до Карсащины рукой подать. В прежние времена, когда вместо леса было поле, она просматривалась как на ладони. Но теперь добраться в деревню-призрак можно только окольными путями наугад - никакой дороги.

 …Вроде о Зацвилиховских мои друзья-поляки всё рассказали. Хотя нет. Понятное дело, весь панский род бежал от красного террора, поэтому такой фамилии на Лепельщине не осталось. А откуда она взялась? «Хороший вопрос», - говорят тогда, когда не знают, что ответить. К моему удивлению Тадеуш подробно на него ответил.

 В Питере строил разводные мосты польский инженер-генерал Станислав Кербеч. Ему в помощники попался выпускник инженерного учебного заведения Ромуальд Зацвилиховский родом из-под Гродно. Когда начали набирать лучших инженеров на строительство железных дорог, Станислав Кербеч рекомендовал своего любимца Ромуальда Зацвилиховского. Одна из дорог прокладывалась через Витебск. Там Ромуальд женился на дочери богатого землевладельца Казимира Пальчевского. В качестве приданого она получила землю вокруг Волосович. На ней и обосновался генерал Ромуальд Зацвилиховский. Жена ему родила сына Казимира(отца Констанции) и трёх дочерей, одна из которых стала бабушкой ехавшего с нами на телеге Кшиштофа Домбровского, а вторая - хозяйкой служанки Констанции Стефанией, а по сути её родной тётей. Поскольку Ромуальд по долгу инженерной службы дома находился мало, имением управляла его жена. Дело она, говоря по-современному, завалила, влезла в долги и умерла. Состарившийся Ромуальд отдал имение сыну Казимиру. Умер Ромуальд при царизме. Похоронен на кладбище возле Краснолучки, от которого и следа не осталось. Пока ещё видна была панская могилка, её в поисках золота бульдозером разворотил колхозный тракторист.

 Новый хозяин имения был обязан выплатить долю сестрам в качестве приданного при выходе замуж. Сделать это не позволяли долги матери. Чтобы как-то выкрутиться, Казимир набрал кредитов в вильнюсских банках. Возвращать их было нечем, а кредиторы требовали выплат. Положение усугубил неурожай и голод 1905 года. В перспективе замаячила конфискация земли банками. Оставался один выход - продать её. Но из местных её никто бы не купил, зная шаткость сделки. Вот тогда Казимир и придумал афёру с продажей мешочков земли в Польше. Но эпопея переселения поляков на волосовичскую землю носила не разовый эпизодический характер. Длилась она с 1904 года и была остановлена Первой мировой войной в 1914-м. Так что нельзя утверждать, будто Казимир Зацвилиховский обдуривал бедных поляков. Переселяясь, они знали, куда и на что едут из приходивших в Польшу известий от первых переселенцев.

 Финансовое положение Казимира Зацвилиховского продолжало ухудшаться. Суд признал его недееспособным управлять землёй и обязал продать её. Казимир хитро оформил сделку - продал землю собственной жене Ванде. Тем не менее, Зацвилиховские продолжали пополнять скудный бюджет поместья за счёт продажи участков под хутора пришлым полякам. Многие переселенцы, увидев плачевное состояние своего приобретения, разворачивались и уезжали в Польшу. У кого не было денег на обратную дорогу, брались обустраивать хутора.

 В 1918 году Зацвилиховские сбежали в Польшу, которая тогда существовала не как государство, а как российская этническая территория поляков. В 1945 году Казимир и Ванда Зацвилиховские умерли в Варшаве. Причина смерти неизвестна.

 Но история рода Зацвилиховских смертью Казимира и Ванды не завершилась. У них было два сына. Один после войны умер в Германии, не оставив потомства, имя его неизвестно. Второй, Станислав, служил офицером в окружении основателя польской армии Юзефа Пилсудского. В возрасте 28 лет во время тумана разбился в машине вместе с сопровождаемым им генералом. Пани Зацвилиховская и дочь София остались без мужа и отца. Их дальнейшая судьба неизвестна.

 Что же стало с деревянным дворцом Зацвилиховских?

 В 50-х годах прошлого столетия его разобрали. Часть пошла на строительство двухэтажного здания позже упразднённого Григоровичского сельсовета, часть - на возведение в Волосовичах клуба с сельсоветом. Служил волосовичский новострой из старого панского стройматериала советской власти долго. Когда в декабре 2009 года сельсовет собрался перебираться в новое здание, в последнюю ночь перед переездом старое строение, предназначенное к разборке на дрова для отопления школы, таинственным образом сгорело на месте.

 Что дала переселившимся поляком советская власть?

 В 20-х - 30-х годах хуторян-поляков насильственно согнали с хуторов в деревни. Вот тогда и образовались Веселово и Стайск. Некоторые выбрали Краснолучку, где уже жила старинная польская шляхта. Советская власть утвердила Веселовский польский сельский совет. Учились поляки в Веселовской польской школе. Женились исключительно между собой. После войны началось насильственное обеларушивание, а по сути, обрушивание поляков путём ликвидации польских сельсовета и школы.

 Понятно, какое отношение к роду Зацвилиховских имеет Кшиштоф Домбровский - внук сестры Казимира. А какая родословная Тадеуша Колпака?

 В самом углу российской империи был город Сосновица (теперь Сосновец на юге Польши). В нём жил офицер-железнодорожник Ян Дубин. Женился на Анне Возняк из центра польского католицизма Ченстохова. Родили в Сосновице детей, а потом купились на рекламные мешочки с землёй пана Зацвилиховского и переехали в околицы Волосович. Построили хутор Завады внизу под Волосовичским кладбищем. Ян Дубин был прадедом Тадеуша Колпака и Валика Дубина.

 Вскорости Ян от воздействия непривычной болотной сырости заболел туберкулёзом и умер. Дети образовали собственные семьи. Двое из них стали бабушкой Тадеуша Колпака и дедом нашего возницы Валика Дубина. Михаила Дубина, деда Валика, как и моего деда Таренту Шушкевича, обвинили в шпионаже на пользу польской разведки и в 1937 году расстреляли в Орше на Кобыляцкой горе. Благодаря моим репортажам с неё Тадеуш посетил место казни двоюродного деда. Второго сына Яна Дубина, Алексея, также арестовали вместе с другими 115 обеларушенными поляками. Каким-то образом в числе троих счастливчиков ему удалось вернуться. В войну Алексей уехал в Польшу. Попал в концентрационный лагерь под Дрезденом, был отпущен. Сына Алексея, Адася, советские войска возвратили в Веселово и сдали в Веселовский детский дом. О том узнала его тётка (бабушка Тадеуша), жившая возле Ленинграда, и забрала сироту к себе. Там Адась женился. Два его сына были лётчиками и оба разбились. В Польше живёт дочь Алексея Дубина. Будущая мать Тадеуша Колпака после войны переселилась на историческую родину…

 …Тррррррр! Стой, лошадка, приехали!

 Старый снимок сделан на крыльце вацлавовского дворца. Там нужно и установить его в качестве мемориального знака. Скажи-ка, Мария Ивановна, как располагался дворец, и где находилось его крыльцо? Ориентиром служит старая липа, свидетель тех далёких событий. Тадеуш расспрашивает старожилку и показывает направление виртуального строения мне.

       

 Мужики взялись за установку мемориального знака.

       

 - Пани Стефания провела орошение земли, - рассказывает Мария Скарупо, ведя меня на панскую танцплощадку. - В парке развела редкостную на то время сирень, модную спирею, тую, сибирский боярышник. Два входа было в жилой дом. А сколько покоев там было! Под фундаментом находилось большое подземелье, по которому можно было ходить, не наклоняясь. В нём поочерёдно прятались немцы и партизаны друг от друга. А Карсащина вон там была, вдоль леса проходила главная улица. На валуны в лесу не обращайте внимания - это бульдозерами их столкнули в кучи колхозные трактористы, чтобы пахать не мешали. Вся эта пустошь раньше была колхозным полем. А где же бетонированная танцплощадка? Не для панов, а для батраков её строила Стефания, чтобы эмоциональную разрядку получали после напряжённого трудового дня…

 Панскую танцплощадку для батраков мы так и не нашли - заросла окончательно. Тем временем мемориальный знак был установлен.

      

 Пусть хоть посинеют от злости сайтные святоши, но я покажу, как поляки замочили правое дело хорошим ликёром.

      

 Пейте за здоровье пани Стефановской, которая для батраков строила беседку и танцплощадку!

      

 И вы выпейте, Мария Ивановна, крёстная мать 12 карсащинских детей, за упокой души свекрови вашей Констанции Скарупо (Добрынской), которая считалось служанкой Стефании, а почиталась ею себе равной.

       

 Смотри, польский исследователь Тадеуш, на владения панов Зацвилиховских, запоминай этот сорняковый бедлам там, где земля приносила пользу не только своим хозяевам, но и государству российскому, пусть даже оккупировавшему Великое княжество Литовское.

       

 По возвращении в Веселово потомок Зацвилиховских, Кшиштоф Домбровский, вручил мне найденный на панской усадьбе в Волосовичах безмен для передачи в дар Лепельскому краеведческому музею.

        

 Я с готовностью взялся исполнять почётную в моём понимании миссию.

      

 Польский исследователь Тадеуш Колпак определил направление для деятельности Лепельскому клубу краеведов и туристов «Паходнік», поскольку знает о его деятельности из моих репортажей на сайте. По дороге на бывший хутор Белый Клён, а теперь одноименное урочище, находится старое польское кладбище с каплицей. Первоначально её построили до начала строительства социализма. С его приходом социалисты каплицу разобрали на клуб для какой-то деревни. Местные поляки возвели новую за одну ночь. Коммунистические власти начали поиски смелых строителей, однако никто их не выдал. В войну люди ходили в каплицу просить бога не дать бомбам упасть на их деревни. За войну ни одна бомба не была сброшена на Веселово, Стайск и Краснолучку. Так и стоит каплица до сего времени, им же состаренная. Нужно посетить то место и привести в порядок каплицу, если это возможно. Направление подскажет житель Веселово Казимир Кашко.

 Ах да! Чуть не забыл. Всем нам известный пользователь сайта Иван Рисак из поляков-переселенцев. Прошу тебя, Иван, внести собственные поправки и дополнения в репортаж.






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ







Без комментариев




НА ГЛАВНУЮ