LEPEL.BY: встречи на берегах Онего


03. 01. 2015
Просмотров: 4 253
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

«Друзья познаются на сайте». Так назвал я свой репортаж с первой встречи пользователей сайта «Lepel.by». И это правда. Много хороших друзей нашёл я себе на сайте. И утвердилась дружба при встрече на природе - на берегу озера Бобрица. Я так и назвал репортаж со второй встречи: «Форум проходит на природе», которая успешно свершилась на речном обрыве Эсы. И вот на форуме стало обсуждаться предложение третью встречу провести «на первом льду живописного озера». Я предложил встретиться на Карельском побережье озера Онего. Наверное, все подумали, что я пошутил…

 Но я не пошутил. Я действительно решил организовать встречу на Онеге, загодя зная, что на неё соберутся всего два человека: Блукач да Иван. Понятен интерес, почему меня потянуло в столь далёкий северный край. Отвечаю: потому, что там живёт мой лучший сайтный друг Иван. Несмотря на возрастную разницу (ему 82, мне 62 года), у нас во всём совпадают точки зрения, будь то политика, история, действительность, представление будущего. А ещё, в отличие от некоторых (из соображений морали лучше не назову их никак), я понимал, что Иван Рисак для Лепельщины бесценен, поскольку он пока единственный лепельчанин, который так подробно, красочно и правдиво обрисовал довоенную, военную и послевоенную жизнь Лепеля и района глазами бедного сорванца, сына сталинского «врага народа» в интернет-повести «Память о прошлом». Она есть у нас на сайте, ссылка находится внизу главной страницы. Но там только про Лепельщину, а про дальнейшую нелёгкую жизнь этого интересного человека читайте здесь: http://uusikotimaa.org/15/128.htm

 Я подумал: таких людей, как Иван, должны помнить и знать будущие поколения. Но память эту и знания никто не донесёт до потомков, кроме меня. И я помчал в Петрозаводск, столицу Республики Карелия, к холодным водам озера Онего. Да-да, именно Онего, а не Онежское правильно называется озеро. Второй вариант - это простонародное узаконенное название. Вроде как Лепельское, будто поселение под названием Лепель сотворило водоём, а не наоборот. Но археологи доказали обратное: наше озеро должно называться Лепель, а не Лепельское.

 Постой, Блукач, предвижу вопрос: а как же водохранилища Рыбинское, Кременчугское, Киевское, Минское?.. Очень своевременный вопрос! Но названные водоёмы возникли уже при существовании давших им имена городов на пустых местах, в поймах протекавших рядом рек. А разве Лепельское не водохранилище? Ещё один правильный вопрос. Водохранилище! Но Лепельская ГЭС лишь чуток пополнила издревле существовавшее озеро Лепель.

 Но ближе к Ивану! В Петрозаводск по понятным причинам не ездят на один день. А гость, гостящий более одного дня, много ли радости приносит хозяевам? Поэтому я заблаговременно заказал себе пять ночлегов в озере Онего. Не спешите меня поправлять - именно в этом безбрежном водоёме расположился мой отель «Онего».

    

 В этом репортаже я решил не перечислять цены на товары и услуги, ограничившись лишь единственным выражением: в Петрозаводске всё дешевле, чем в Беларуси. Но всё же сделаю исключение в отношении беларуских, в том числе и лепельских, организаторов гостиничного отдыха. За небольшой уютный одноместный номерок при заказе по интернету мне сделали расчёт даже в беларуских рублях: 130597, или 500 российских рублей, или 13 долларов США в сутки.

     

 Бывают ли такие цены у нас? Да никогда! За аналогичный сервис с вас шкуру сдерут братки-беларусы. Так вот, Ивана я поставил перед фактом: еду на встречу с тобой, но заказал отель. Поэтому наша встреча превратится из единичного в множественное значение: будем встречаться несколько дней, а на ночь расставаться. Ивану ничего не оставалось, как предложить мне ночевать у него, если номер будет холодный. Но он был тёплый. В чём я вынудил убедиться своего друга, приведя в своё жилище.

     

 Но это будет на второй день. А первый я решил посвятить самостоятельному знакомству с северным городом. Самое прекрасное место отдыха в Петрозаводске - Онежская набережная. Ухоженная. Вся заставленная эксклюзивными скульптурами.

    

 Вот это железное изваяние под названием «Рыбаки» восхищает каждого.

   

 А эта обнаженная пловчиха не плывёт - парит в волнах.

   

 Напрасно рыбачка ждёт мужа домой…

    

 Разве можно представить, что у нас кто-то возьмёт и раскошелится на вот такой огромный «Кошелёк удачи»?

    

 Это единицы из десятков скульптур, вместившихся на озёрной набережной между моим отелем в устье речки Лососинки и устьем ещё меньшей Неглинки.

  

 А вдоль Неглинки живёт древним укладом в новой оболочке «Старый город» - квартал исторической застройки города Петрозаводска конца 19 - начала 20 столетия. Что ни дом - то открытие. Думал ли кто из нас, что обычный ямщик Букин в 1848 году жил вот в таком почти современном доме.

  

 А лесничий Кучевский в 1827 году мог позволить себе вот такие хоромы.

  

 Но ближе к Ивану. Утро красное, солнцем полное, зовёт меня из уютного гнёздышка «Онеги».

   

 Присядем, друзья, перед дальней дорогой…

    

 …Пусть лёгким окажется путь - до дома Ивана постройки начала Брежневской эры по улице Краснофлотской - пять километров. Можно на автобусе. Но кто же ездит в такой чудесный день в таком чудесном крае? Привет, Иван!

    

 Ну что вы! Это не палки-подпорки моего друга держат. Просто он никогда не расстаётся с дорогущим спортивным снарядом для скандинавской ходьбы.

   

 Вот если бы я в такую пору пошёл по Лепелю с лыжными палками, то сразу же услышал бы недоумённый смешок вослед: «Смотрите, у Блукача крыша поехала - представляет, что на лыжах по голому асфальту едет!»

    

 А в Петрозаводске на меня с палками смотрят уважительно: Блукач - спортсмен. Это потому, что здесь и стар, и млад повсюду ходят скандинавской ходьбой.

     

 Правда, признаюсь, я так и не понял превосходства скандинавской ходьбы с палками над обычной без палок. Но Иван уверяет, что палки выравнивают фигуру и умаляют усталость. Может, привычка нужна. Иван-то - каланча, метр и 85 сантиметров роста имеет, а не согнули его жизнь и возраст, гвоздём держится, за спиной сумку для балансира постоянно носит.

     

 Но время заглянуть в квартиру к Ивану. Радушно встречает друга и земляка мужа Анна Николаевна, жена Ивана. Угощает. Да как! Впервые ем такую вкусную треску, приготовленную в сметане. Да и где я мог попробовать блюдо финское национальное? Ведь Анна - финка. Родилась в 1938 году.

    

 Чуть не стала лепельчанкой. В 1977 году решили Иван с Анной возвратиться на его родину. Купили дом по улице Горького. Иван стал работать старшим бухгалтером в городском жилищно-коммунальном хозяйстве. А Анне с дипломом кандидата наук и удостоверением старшего научного сотрудника Карельской государственной сельскохозяйственной опытной станции Российской академии сельскохозяйственных наук в районе места не нашлось. Уехала обратно в Петрозаводск. Долго назад тащила Ивана. А ему совестно было увольняться с работы вскорости после устройства - летуном посчитают. Дом обустраивал. Но, в конце концов, Анна победила. Лепельский дом продали, купили петрозаводскую трёхкомнатную квартиру. Так и живут в ней. Мечтают продать и купить квартиру в Лепеле. Но, скорее всего, это лишь мечты - не имея беларуского гражданства страшно будет в глубокой старости оставаться без социального медицинского обслуживания. Но Анна всё равно любит Лепель и нашу природу. Последний раз приезжали сюда в 2011 году. Мне видеозапись экскурсий по Лепелю показывали. Интересно было смотреть и слушать, с какой любовью их сын комментировал потаенные уголки городских окраин. Ну, если не навсегда, то хоть в гости Иван да Анна в Лепель приедут обязательно.

 Подолгу не один день мы разговаривали с Иваном.

       

 Столько интересного рассказал бывший лепельчанин! В репортаж его рассказы просто не вместятся. Но я постепенно буду помещать их в комментариях к нему. Знаю, что его заключения относительно многих событий вызовут негодование маститых историков. Ведь у нас пока не любят правду. А может, никогда и не полюбят. Вот хотя бы взять такую историю. Неправда, что накануне войны немецкие самолёты разбомбили толпу прибывших в военкомат мобилизованных жителей района. Нет, бомбёжка была. Однако за день или два до вторжения на Лепельщину фашистских полчищ уже никакая мобилизация не проводилась, сотрудники военкомата отступили в первых рядах красной армии. А бомбы на военкомат, расположенный тогда по улице Маркса как раз напротив теперешней службы департамента «Охрана», посыпались не в мирных граждан, а в запоздавших с отступлением русских лётчиков. Как? Так и быть, забегу наперёд и вкратце расскажу эту историю до более подробного воспроизведения диктофонной записи в письменной форме. В 1972-м или 1973-м году арестовал Ивана милиционер за фотографирование какого-то незначительного железнодорожного объекта в одном из бесчисленных донбасских городов. Стал составлять протокол. И вдруг удивлённо уставился на Ивана: «Ты из Лепеля?». «Из Лепеля», - отвечает арестант. «Так я же там должен был умереть!» - и рассказал милиционер Ивану интересную историю. Последняя милиция драпала на восток от наступавшего на пятки врага. В её числе был и арестовавший Ивана милиционер. На ночь приказали разместиться в Лепельском военкомате. Но не успели расположиться, как пришёл второй приказ: в военкомате будут ночевать отступающие русские лётчики, а милиционерам немедленно перебраться в здание конторы Березинской водной системы. Так и сделали. Никто никогда не узнает, случайность получилась или же предательская наводка, что фашистские самолёты уничтожили всех до единого летчика. А чудом спасшиеся от неминуемой смерти милиционеры в душе радовались подвернувшейся случайности. Расчувствовался милиционер, порвал протокол и отпустил Ивана, наказав больше не фотографировать вблизи вокзалов.

 - Иван, - говорю, - так свидетели есть, чьих отцов-призывников в военкомате разбомбили…

 - Не знаю, откуда они взялись, - пожимает плечами Иван. - Сразу после бомбёжки мы ходили на место военкомата. Ни одного живого человека там не оставалось. Тогда уже знали, что разбомбили военных.

 А Иван всё вспоминает и вспоминает…

     

 Поступил он в Белорусскую сельхозакадемию, которая в Горках. Но его выгнали за умалчивание об отце - «польском шпионе» (родители Ивана действительно были поляками, переселившимися в Волосовичский край  по вербовке пана Зацвилиховского). А если бы не умолчал, тем более выгнали бы. Теперь Иван имеет свидетельство потерпевшего от последствий сталинского террора. Но оно дало лишь моральное удовлетворение.

 Иван победил все трудности послевоенного времени. Вкусив хлеба завербованного в Карелию лесозаготовителя, заочно окончил Ленинградский сельскохозяйственный институт и большую часть трудовой жизни отработал сначала главным бухгалтером обкома профсозов, потом главным бухгалтером института повышения квалификации сельскохозяйственных кадров.

 Но мы не только рассказывали, слушали друг друга да ели. Мы ещё и экскурсировались. Иван показывал мне Петрозаводск примерно так. Увозил на троллейбусе в отдаленный городской угол, а оттуда спускались к озеру Онего пешком. Несколько километров. Он с палками. По пути показывал достопримечательности. Но описание их не входит в план этого репортажа.

       

 Онего встречало двух бродяг погожей вечерней зарёй. Нас атаковывали дикие утки, требуя угощения, которое всегда находилось у Ивана.

       

 В России 30 октября - День памяти жертв политических репрессий. Мы с Иваном - такие жертвы. Его отца в 1937-м убили в лепельском саду «Динамо», принадлежавшему районному отделению НКВД. Моего деда расстреляли на Кобыляцкой горе в Орше. Обоих - за шпионаж на пользу польской разведки. Так что мы - потомки польских шпионов. Но разговор я завёл не про нас. В трёх десятках километров от Петрозаводска есть таёжное урочище Красный Бор. Оно то, что и наши Куропаты. Иван в этот день организовал нашу с ним поездку в Красный Бор на траурный митинг. Встречаемся возле администрации Прионежского района, откуда автобус повезёт всех желающих в Красный Бор.

     

 Можете себе представить, чтобы Оршанский райисполком одобрил митинг на Кобыляцкой горе, а Минский - в Куропатах? Из области фантастики такие грёзы. Правда, рейс автобуса за собственные 3000 рублей купил открыватель места расстрела Юрий Дмитриев, Президент Академии социально-правовой защиты. Но власти этому не препятствовали.

     

 Согласно рассекреченным архивным данным, в 1937-м и 1938-м  здесь были расстреляны 1196 человек: 580 финнов, 432 карела, 136 русских и 48 лиц других национальностей. Эмигрировавших в Америку финнов и карелов советские власти сначала калачом заманили обратно на родину, а потом убили. Могилы разбросаны по всему бору. Над ними установлены обелиски, монолиты, столбы.

    

 Даже установлены фамилии, имена и фотографии убиенных и помещены на эпитафиях.

    

 Около каменного монумента сфотографировать нас с Иваном я попросил самого Юрия Дмитриева, представившись беларусами. Он сказал, что и наши земляки здесь лежат, которые опрометчиво завербовались в Карело-Финскую автономную республику на лесоповал. Узнав, что Иван из таких завербованных, а я его гость, был удивлён таким нашим вниманием друг к другу.

    

 Начался митинг. Контингент ораторов меня приятно удивил: представители районной администрации, республиканской власти, казачества, высокий чиновник из Финляндии, школьники, местный священник с церковной капеллой…

    

 Но выступление Юрия Дмитриева охладило моё восхищение отношением российской власти к памяти о репрессированных.

    

 Оказывается, в России из школьных учебников истории исключена тема сталинского геноцида в отношении собственного народа. Среднее поколение ещё знает о том страшном времени. А вот на вопрос, кто такой Сталин, старшеклассники отвечают что-то вроде: крутой менеджер своего времени. И окончательно разочаровал меня Председатель Карельского конгресса (главный карельский националист) Анатолий Григорьев сообщением, что с утра по телевизору и радио из Москвы не прозвучало ни слова о том, что сегодня День памяти жертв политических репрессий. Зато не прекращались помпезные сообщения, что через пять дней (4 ноября) наступит праздник с красной датой в календаре - День воинской славы России и День народного единства, установленный в 2005 году в честь важного события в истории России - освобождения Москвы от польских интервентов в 1612 году…

 Пока митинговали, я успел сбегать в карельскую тайгу.

      

 На следующий день у меня запланирован заплыв на остров Кижи. Не вплавь, конечно - температура воды +4. Понесёт меня туда «Комета». Без Ивана. Для него Кижи всё равно, что для меня Березинский заповедник - дело обычное, много раз бывал.

 Онего по масштабу - то, что и море. Длина - 248, ширина - 83 километра. С середины водоёма берегов не видно. Волна большая. До Кижей - 60 километров.

    

 Вот все на Кижах любят фотографировать и фотографироваться на фоне деревянных церквей без гвоздей. И я было повёлся.

    

 Но следующий экспонат музея-заповедника под открытым небом опроверг всеобщее возвеличивание культовых сооружений. Есть строения поинтереснее, заставляющие призадуматься над древним бытием простого народа. Чтобы убедиться в моих словах, посмотрите вот на этот терем-теремок.

    

 Это не царская палата времён Ивана Грозного и даже не помещичье имение, а в 1951 году привезённая на Кижи из Медвежьегорского района Карелии изба крестьянина Ошенева, в которой он жил в 1876 году. Таких крестьянских «хат» на Кижах несколько. Почему же о них мы не знали до сего времени? А потому, что и не должна знать широкая общественность, что крестьяне-карелы вот так жили в царской России, а курные избёнки с земляным полом - это удел крестьян центральной Московии. Конечно, Ошенев кулак. Конечно, не только он с женой и детьми прохлаждались в таких хоромах, а всё разросшееся племя Ошеневых ютилось в них. Но, что-нибудь подобное вы знали даже в Великом княжестве Литовском? Вот тебе и «недоразвитые» карелы!

 Следующий день - музейный. Первым посещаем Национальный музей Республики Карелия.

      

 Оказывается, что деды уподобляются детям, когда им позволяют доступ к холодному оружию.

     

 В восторге я был и от посещения музея изобразительного искусства Карелии.

    

 И скажу я вам, что картины лепельских художников не хуже. Могу делать такое заключение, поскольку часто бываю на выставках в наших музее и «Скарбонке».

 Осталось посмотреть спектакль «Божественная» в Национальном театре Карелии…

      

 … и - прощай Карелия, до свидания Иван и Анна! Третья встреча форумчан сайта состоялась и прошла успешно. Но прежде, чем попасть в Беларусь, заскочу в Питер, чтобы в ресторане «Le glamour» (это который на Вознесенском проспекте) засвидетельствовать брак вот этой прекрасной молодой пары.

      

 Что не понравилось в Карелии? Ничего! В смысле, не было такого, если не цепляться к мелочам.

 Что понравилось в Карелии? Многое. Если основное, то вежливость продавцов: когда вы не успели поздороваться, зайдя в магазин, то продавцы это сделают первыми. Понравились меры безопасности на общественном транспорте. На входе в железнодорожный и автовокзал установлены детекторные арки с дежурным полицейским. Билеты на междугородные автобусы (в частности по маршруту Петрозаводск - Санкт-Петербург) продают только по предъявлении паспорта, а при посадке контролёр сверяет паспортные данные пассажира с указанными в списке из кассы. То же делает и водитель при обилечивании в пути. Честному человеку бояться нечего, а враг не пройдёт.

 Особого внимания заслуживает отношение государства к пенсионерам. В аптеках на все лекарства делают пятипроцентную скидку пенсионерам, в музеях - 50-процентную. Причём смотрят не в пенсионное свидетельство, а на физиономию. Поэтому я всюду проходил как российский пенсионер. Для пенсионеров в Петрозаводске существует сеть магазинов.

    

 Иван получает 16 тысяч пенсии, Анна - 13. Если столько сегодня, 6 ноября 2014 года, сдать в лепельском отделении «Беларусбанка», то получится соответственно 3744000 и 3042000 беларуских рублей. Возвратившись домой, я за ноябрь получил пенсию в размере 2877100 рублей. За трёхкомнатную квартиру и коммунальные услуги Иван с Анной платят около 94 долларов, потом социальная служба им возвращает около 35 долларов. Получается около 59 зелёных. Я в среднем за последние 12 месяцев за такую же трёхкомнатку и все коммунальные услуги, кроме телефона, платил 36 баксов. Прикиньте сами, кому из нас жить легче. Не забудьте только обратиться к началу репортажа, где сопоставляются беларуские и карельские цены.

 Ах да! Чуть не забыл отметить принципиальное отношение Ивана к началу начал своего существования. Он смог сохранить на всю жизнь свою первоначальную фамилию Рисак. На памятнике его матери на Петровском кладбище в Лепеле написано: «Рисакова» - лепельские паспортисты постарались приукрасить. Там же эпитафия на памятнике его брата Лёни гласит: «Русаков» - так захотелось армейскому писарю. Вот и живёт теперь в Лепеле племянник Ивана, Юра Русаков, который имеет двоих своих детей Русаковых.

 В заключение сталось обратиться ко второму участнику встреч на берегах Онего. Иван, может я где-то в чём-то ошибся. Поправь и добавь всё, что посчитаешь нужным, в комментариях. С приветом твой друг Блукач ВАЛАЦУЖНЫ!






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ




06 ноя 2014 в 13:33 — 6 лет назад

круто!но где же рыбаХи-хи-хи!



06 ноя 2014 в 15:26 — 6 лет назад

Валацуга, для большей объективности, нужно учитывать резкое падение российского рубля за полгода. Посчитать по курсу 33 рубля за дол.. получится свыше 400 пенсия.



06 ноя 2014 в 15:39 — 6 лет назад


А рыба - траска ў смятане.



07 ноя 2014 в 09:21 — 6 лет назад

Очень интересно. Но складывается впечатление что спадар Блукач везде где путешествует, ищет что это у нас в Лепеле хуже. Ведь можно просто написать репортаж и пусть читатели делают выводы сами.



07 ноя 2014 в 13:14 — 6 лет назад

и что тут плохого?он должен рассказывать как мы хорошо живём--а у других все х,,,,о?так вам БТ и ОНТ смотретьМеня тошнит



TIA
07 ноя 2014 в 13:31 — 6 лет назад

Мне кажется, это личное дело автора, как ему представлять общественности свой репортаж. А читатели - да, пусть делают выводы сами и берут для себя то, что каждому нужно.



07 ноя 2014 в 16:20 — 6 лет назад

Блукач,опять перегибаете.Во-первых,у Ивана пенсия рассчитана из зарплаты с северными надбавками.Во-вторых,Россия монополист энергоносителей и цена уже за счёт этого на проживание должна быть меньше.В третьих,сравните цены на продукты питания(ведь кушать постоянно рыбу не будешь),особенно на фрукты и овощи в осенне-зимний период.


А в общем спасибо за репортаж.Весьма поучительно.



07 ноя 2014 в 16:36 — 6 лет назад


ВИКТОР Не нужно расказывать как мы хорошо живем, мы и сами знаем. Не нужно показывать как мы живем, мы и сами вдим. И другие живут не чуть не хуже или лучше чем мы. Все живут по разному .




07 ноя 2014 в 16:42 — 6 лет назад

Журналист делает репортаж обьективно. А читатель делает вывод исходя из прочитаного. А какой сделает вывод читатель, это зависит от журналиста. Но когда человек написавший репортаж сам делает выводы. Немножко гадко читать сие перлы.




07 ноя 2014 в 16:48 — 6 лет назад

ну если журналист не имеет своего мнения---а делает и пишет ТОШТО НАДО или КТОТА УРОТ---тоМеня тошнитМеня тошнитМеня тошнит



07 ноя 2014 в 19:24 — 6 лет назад

Журналист не может не иметь своего мнения )))) он ведь тоже человек. Ваша предидущая реплика не совсем понятна. Дело в том что жрналистика подрзамевает подачу информации нетрально. А всё остальное это полит технологии.



07 ноя 2014 в 20:33 — 6 лет назад

хрень полная!где ты это видел



07 ноя 2014 в 21:15 — 6 лет назад

Вопрос не понятен Сдаюсь



07 ноя 2014 в 21:16 — 6 лет назад

или это не вопрос Сдаюсь



07 ноя 2014 в 21:49 — 6 лет назад

Віктар, а вось і рыба, і рыбакі:







07 ноя 2014 в 22:49 — 6 лет назад


КОГО РАЗБОМБИЛИ В ЛЕПЕЛЬСКОМ ВОЕНКОМАТЕ


Вечером накануне вторжения немецких войск в Лепель прибыли на машинах отступающие на восток милиционеры. Расположились на ночлег в военкомате, который тогда находился по улице Карла Маркса, напротив теперешней службы департамента «Охрана». Вдруг поступил звонок: почему там расположились, военкомат для военных, они сейчас едут, освобождайте место. Милиционеры быстро собрались и переместились в контору Березинской водной системы. Военкомат заняли лётчики. Может, кто-то специально совершил наводку, может, случайно получилось, но рано утром на бреющем полёте пролетел самолёт и сбросил на военкомат бомбы. Ни людей, ни здания не осталось - в щепки разлетелось. В тот же день Лепель заняли немцы. Никаких новобранцев, как утверждают многие военные мемуаристы, в военкомате не было. Их не могло там быть по той простой причине, что сотрудники военкомата за несколько дней до оккупации Лепеля эвакуировались. О какой мобилизации гражданского населения в Лепельском районе мог вестись разговор, если Минск сдан? А про перетасовку контингента ночлежников в военкомате накануне сдачи Лепеля мне так подробно известно вот откуда.


В 70-е годы моя сестра жила на Донбассе в городе Дружковка. Поехал я к ней в 1972 или 1973 году. В Славянске делал пересадку. Был у меня фотоаппарат «Зенит», и я решил фотографировать станции, где побываю. Вышел на железнодорожный путь, навёл камеру на здание вокзала и заснял его на память. Только отошёл на несколько шагов, как меня за руку схватил милиционер.


- Ты что делаешь? - спрашивает.


Не понимая причины задержания, отвечаю смело и правду:


- Вокзал сфотографировал на память.


- А ты знаешь, что этого делать нельзя?


- Почему нельзя?


- Пошли со мной.


Заводит меня в комнату вокзальной милиции. Там ещё один милиционер сидит. Начинают составлять протокол. Спрашивают, как фамилия, где родился…


- Лепель, - ответил, когда спросили, где жил.


Задержавший поднял глаза на меня и переспросил:


- Лепель?


- Лепель, - повторяю.


- Знакомое место, знакомое, - задумчиво сказал милиционер. - Чуть мы там не погибли. Счастливая случайность спасла нас.


И рассказал историю про переселение из военкомата в контору водной системы отступающих из Западной Беларуси милиционеров, среди которых был и мой конвоир.


Самолёт тогда прилетел часов в пять или шесть утра и накрыл всех до единого ночующих лётчиков. Рассказывал эту историю задержавший меня милиционер не мне, а своему коллеге. В конце рассказа посмотрел на меня пристально, порвал протокол на мелкие кусочки и выбросил их в корзину для мусора.


- Иди, - говорит. - Только ничего больше не фотографируй на вокзалах.


- А что можно снимать? - спросил я.


- Лис и поле, - ответил по-украински милиционер.


Хорошо помню то летнее утро 1941 года. Через короткое время про бомбёжку военкомата знал весь город. Я вместе с друзьями прибежал туда. Собравшиеся взрослые уже тогда говорили про перемещение милиционеров в контору водной системы, чтобы военкомат заселить отступающими лётчиками.


Насколько мне известно, на Лепельщине вообще не было никакой мобилизации накануне войны. Не успели призвать новобранцев. Все они остались на оккупированной территории. Это когда уже освободили Лепельщину, тогда на фронт призвали партизан и мужчин из числа мирного населения, как тех, кто за время войны достиг призывного возраста, так и старших, кому не успели вручить повестки ввиду молниеносности наступления фашистов. А те Лепельчане, которые воевали с начала войны, погибли или же возвратились с победой, были на службе в действующей армии вплоть до нападения Германии на Советский Союз.


И неправда, что кто-то из мобилизованных уцелел после той бомбёжки. Никто в живых не остался. Такая огромная воронка была на месте военкомата, что даже человеческого мяса не осталось. Все ведь спокойно спали в помещении, когда под утро появился вражеский самолёт.


Теперь можно всё вернуть на немцев, ведь свидетелей почти не осталось.


Иван РИСАК. Записал на диктофон 29 октября 2014 года в городе Петрозаводске Владимир ШУШКЕВИЧ.



07 ноя 2014 в 23:09 — 6 лет назад

да!мой дед тоже мост подпалил--а расстреляли всю деревнюСтыдноПлачу



07 ноя 2014 в 23:11 — 6 лет назад

точнее солому привез партизаны заставили--а призвали б в армию всех--может хоть пару немцев забили б!а так папа мама сиротыЗлой



08 ноя 2014 в 12:40 — 6 лет назад

ПАРТИЗАН-МАРОДЁР



Изловили в районе около полсотни немецких солдат и офицеров, прячущихся по лесам, и пригнали в город. Поставили к стенке на углу улиц Интернациональной и Карла Маркса (левая сторона Карла Маркса и правая сторона Интернациональной). Кто стоит, кто сидит. Партизан собралось много, смотрят на недавних врагов своих. Люди собрались. Одному партизану приглянулся на пленённом немце новый китель форменный. Он подошёл, свой быстренько снял, показывает пленному жестами, что обмен произвести нужно. По существу, это уже мародёрством называется, но с победителем не поспоришь. Снял немец китель, попросил у товарища ножичек, чтобы погоны срезать. Тот подал. Отпорол пленный знаки различия (может, ефрейтор какой был) и подал китель партизану. Тот снял свой, тоже немецкий, но грязный и поношенный, и подал пленнному. Партизан надел обнову, покрутился, будто перед зеркалом, себя осматривая, и остался доволен неожиданным приобретением. Я за процессом «обмена» наблюдал, и он мне запомнился. Описал его в своей интернет-повести «Память о прошлом». Но если вдруг её вздумают напечатать, то этот эпизод будет удалён цензурой, поскольку описывать мародёрство партизан у нас не принято.


Иван РИСАК. Записал на диктофон 29 октября 2014 года в городе Петрозаводске Владимир ШУШКЕВИЧ.



08 ноя 2014 в 15:08 — 6 лет назад

Отличный репортаж! Кижи тоже удивили.



08 ноя 2014 в 15:25 — 6 лет назад

Вы что, офигели? Журналист без собственной позиции и нейтрал? Да таким может быть лишь подвальный бомж, в лучшем случае - пьяница-пофигист, у которого одна мысль в голове: где выпить, добавить, опохмелиться... Это же очень хорошо, когда журналист имеет личную позицию и отображает её в своих произведениях. Плохо, когда он пляшет под дудку заказчика, издателя, создателя, власти, а думает совсем по другому. Грош тогда цена такому журналюге. Ценится тот литератор, который твёрдо блюдёт собственное мнение и взгляд на определённые вещи и действительность.



08 ноя 2014 в 16:24 — 6 лет назад

Вопрос Блукачу. Кто из Вас ошибается?


Иван в "Память о прошлом" - http://lepel.by/art_20.html



А это Ваше высказывание "Выборы 2015 года" - http://www.lepel.by/otklik/otklik.php?id=2308&page=2





08 ноя 2014 в 20:35 — 6 лет назад

Каждое начало имеет конец. 28октября Блукач приехал в Петрозаводск, а 02 ноября отчалил от берегов хмурого, в преддверие зимы, Онежского озера. Я был рад встрече земляка, с которым был до этого знаком только заочно. Живая встреча состоялась на второй день, по приезду, в нашей квартире пятиэтажного дома постройки 1973г. В то, советское время, дома строились из расчёта шаговой доступности к объектам разных услуг. Наш колодец из 6- домов был опоясан 3-я улицами и стадионом. В домах размещались 3 магазина: молоко, овощи, хлеб; сберкасса, аптека, химчистка. Через улицу баня с прачечной. Рядом две автобусные остановки и залив Онежского озера. Дома построены среди берёзового леса. Перестройка внесла существенные изменения. В городе стало много магазинов, аптек, банков и куда не посмотришь везде машины, машины. На время приезда Блукача установилась отличная погода, днями светило солнце, что давало возможность посмотреть Петрозаводск, где вдвоём, а где Владимир и сам нагонял километры. С городом он быстро стал на ты! Быстро освоился и в нашем доме где стал хорошим собеседником моей жены. К его репортажу, как он и просил, добавляю: В Карелии не было крепостного права,на заводах работали приписные рабочие. Кругом леса, озёры, болоты. Беглый мастеровой люд с юга России строил добротные дома, церкви. Много было и ссыльных, образованных людей, тот же лесничий Кучиинский, дом которого показывает Блукач, был ссыльным по делу польского восстания под руководством Костюшко. Как видно царское Правительство воспользовалось знаниями Кучинского, предоставило ему работу по специальности, где он смог заработать столько денег, чтобы построить себе добротный дом. (продолжение следует)


09 ноя 2014 в 13:10 — 6 лет назад

дядя Вова (Валацуга), вот особенно понравилось - «Смотрите, у Блукача крыша поехала - представляет, что на лыжах по голому асфальту едет!» Прикольно было бы посмотреть :))))



09 ноя 2014 в 13:13 — 6 лет назад

Продолжение. Петрозаводск, город Петровской эпохи, начало дал ему чугунолитейный завод, где плавили озёрную руду и отливали пушки для войны со шведами. С тех пор прошло много времени, город вырос в верх и в ширь,из деревянного превратился в каменный. Дикие берега Онего, выложенные гранитной плиткой, превратились в красивые набережные со множеством скульптур и ажурных скамеек для гуляющей публики. Многие скульптуры подарены городами-побратимами. Фигуры Карело-финского эпоса "Калевала" вырезаны местными умельцами. Здесь можно увидеть и старуху Лоухи, которая хочет украсть чудо мельницу Сампо, сделанную для народа. В репортаже Блукача набережная удачно показана с разных сторон на фоне голубого неба и синих вод Онего. Ловля рыбы в заливе запрещена,поэтому и приходится рыбаку под зимнего лова обманывать публику,показывая, разводя руками, какую большую поймал он рыбину. На самом деле в городе в магазинах рыбы очень много, но дороговата. Сейчас здесь сезон ряпушки, много её этого деликатеса на подобии селявы или крупной уклейки в Беларуси. Правда цена её 100р. за 1кг. Кстати, треска - 190р. морской окунь 240р.за кг. Сёмга-500р.,форель-460р. свежие. пр. сл.


09 ноя 2014 в 13:39 — 6 лет назад

Точка зрения, я стесняюсь спросить, а кого ты нам только что описал?)) ну, там, который под дудку пляшет, скрывает свои убеждения, какая ему цена? Ничего не напоминает?)))))


Насчет мародерства. Оно было всегда и везде с обоих сторон. Но утрировать до такой степени поступок партизана - это только от вас можно было ожидать. Бред.




09 ноя 2014 в 13:57 — 6 лет назад

Карпусы-прывіды былога Анежскага трактарнага завода, які выселіўся з цэнтра Петразаводска ў прамысловую зону:






09 ноя 2014 в 17:42 — 6 лет назад

Продолжение N3: Мысли с диктофона. Случай с кителем был точно, чем его объяснить я даже сейчас не знаю. Ведь партизан забирали в армию, и на кой ляд он ему понадобился,чтобы снять и бросить в кучу при переодевании в военную форму? Не знаю, но так было. Случай с украинцами тоже был, не переносили на дух слово хохол.Надо было знать с кем и как шутить. Хорошо, что ещё не застрелили. Дед всевед.


10 ноя 2014 в 10:05 — 6 лет назад

Про мародёрство хочу добавить один случай того же времени. При отступлении у Баневского моста был убит один немец, лето, жара,мухи летают роем,а он пролежал около года на тропинке во всей амуниции, высох в щепку; и, представьте себе, весной 1945г. пришлось мне с бабушкой Новомейской похоронить его в той же амуниции, что была на нём год назад. Этот случай тоже описан мной в "Памяти" Дед всевед.


10 ноя 2014 в 15:11 — 6 лет назад


РАССТРЕЛЫ СОВЕТСКИЕ И НЕМЕЦКИЕ


Я много переворошил материалов о деятельности известной в Лепеле Тоньки-пулемётчицы. И что интересно. Прежние известия о ней исчезли из интернета. Куда они подевались? Их убрали. До 1978 года Тонька жила в Лепеле. По одним сведениям, она пробиралась в Лепель лечить венерическое заболевание в соответствующее отделение, существовавшее в лепельской районной больнице в то время. По другим сведениям она с этой болезнью попала в госпиталь где-то под Калининградом, тогда Кёнигсбергом, и осталась там работать медсестрой по поддельным документам. Но, поскольку на пулемётчицу её учил НКВД, думаю, что и фальшивыми документами снабдил НКВД.


В госпитале Антонина встретила молодого симпатичного еврея Виктора Гинзбурга, и, поскольку сама была очень красивая, они полюбили друг друга. Того еврея ввиду малолетства призвали в армию в конце войны, в первых боях он был ранен и попал в госпиталь.


Влюблённые быстро оформляют брак и обсуждают, куда лучше поехать продолжать службу мужу. Жена предлагает захолустный беларуский городок Лепель. Муж соглашается. Приезжают. На работу устраиваются как ветераны войны.


Не думаю, что Тонька-пулемётчица во время оккупации Лепеля находилась в нём в составе Русской освободительной народной армии Каминского. В таком случае она не выбрала бы местом послевоенной жизни наш город, боясь быть узнанной. Наоборот, стремилась туда, где её никто никогда не сможет узнать. А расстреливала пленных поляков Антонина ещё до войны, по заданию НКВД, чьи курсы пулемётчиков и закончила.


Но почему Тонька, выбирая место для постоянного жительства, остановилась на Лепеле? Скорее всего, этот городок был у неё на слуху. Когда транспортировали на захоронение расстрелянных её пулемётом пленных поляков, часто говорили, что повезут их в Лепель.


Во время войны Антонина Макаровна Макарова (по мужу Гинзбург) жила в городе Локоть и расстреливала советских граждан на территории созданной немцами в Орловской и Курской областях экспериментальной Локотской республики. Не буду распространяться подробно о расстрельной деятельности пулемётчицы, поскольку о ней можно подробно прочитать в интернете, сделав поисковый запрос: «Тонька-пулемётчица». Там же написано и про Локотскую республику.


После освобождения западных территорий Советского Союза контрразведывательные организации «СМЕРШ» («Смерть шпионам») тщётно перепороли всю территорию Локотской республики в поисках Антонины Макаровой, но она будто в воду канула.


Почему я связываю расстрел поляков с Лепелем? До войны на строительстве железной дороги Полоцк - Борисов работали землекопы. По-сути это были возчики с собственными повозками и конями, которые сами себе на воз нагружали землю. Брали её для насыпи будущей железной дороги, которая тогда копировала шоссе Минск - Витебск и проходила рядом. В вырытые землекопами ямы и сбрасывали пленных польских жолнеров, расстрелянных в иных местах и самом Лепеле. На ямах не стреляли - выстрелы слышали бы местные жители. Туда привозили готовые трупы из других регионов Советского Союза и Лепельской тюрьмы. А немцы во время войны продолжили расстрел советских граждан на удобном для того месте с готовыми ямами. Я имею в виду то место за Синим болотом (неподалёку от базарчика на перекрёстке дорог Минск - Витебск - Заслоново, где весной 2014 года лепельские краеведы поставили крест). Но это только предположения, поскольку к соответствующим архивным документам исследователей не допустят. Разве есть свидетельство того, что на железнодорожную станцию Лепель прибывали товарные вагоны с живыми поляками? А их сюда привозили! Незадолго до войны мама шла по тупиковой железнодорожной ветке и услышала из запертого товарного вагона польскую речь, в которой хорошо разбиралась - она с отцом переселилась на Лепельщину из Польши по вербовке волосовичского землевладельца Зацвилиховского. Зачем было пленных поляков везти на тупиковую станцию за полторы сотни километров от оживленных железнодорожных магистралей? Только для того, чтобы убить подальше от любопытных глаз.


Убийства производились в Лепельской тюрьме. И моего отца там убили 10 ноября 1937 года по обвинению в шпионской деятельности на пользу Польши. А за тюрьмой сразу находился естественный ров, за ним - сад «Динамо», принадлежащий НКВД. Удобно: вывел узников из тюрьмы через чёрный ход, расстрелял - и отвозить в погребальную яму не нужно, поскольку можно за ногу оттащить в сад и там закопать. Мой друг детства Лёня Замковский, поныне живущий по улице Володарского, строил среднюю школу №3. Так говорил, что экскаватор полный ковш человеческих костей черпал вперемешку с землёй. Тогда этому не придавали значения. Это несколько лет назад солдаты специально раскопали школьный двор и накопали много останков. Но все их списали на немцев. Согласен, что и оккупанты использовали удобное расположение тюрьмы и сада «Динамо» для уничтожения узников. Однако не согласен, что об их предшественниках-палачах молчат, будто воды в рот набрали.


Вряд ли рядом с улицей Максима Горького строчили из пулемёта сокурсники Антонины Макаровой. Стреляли одиночными выстрелами из пистолета. Целились не по прямой в затылок или между глаз - в таком случае кровь брызнет на мундир, и начальство не похвалит за такую оплошность, да и самому хлопот потом много со стиркой. Нужно стрелять под углом, снизу вверх. Кровь тогда шуганёт вниз, и военная форма чиста. Так и делали. Это доказано исследователями. Но не все они это замечали по собственному желанию - так проще, так начальство хочет. Целая технология была отработана и одобрена практикой.


Но, как ни старались, однако кровавое брызги попадали на сапоги, штанины. К концу рабочего дня одежда и обувка начинали издавать неприятный запах. Чтобы его убить, выливали на себя много одеколона. Однако бродячие собаки распознавали убийц издали по запаху, отбегали на безопасное расстояние и оттуда неистово лаяли. Не в последнее время такое придумали. Мы это знали ещё тогда. Знали и то, что не по своей охоте палачи людей убивали. Того требовала воинская дисциплина и приказ. Находились и такие с никудышными нервами, что не выдерживали роли убийц и сами стрелялись.


Однажды мама шла на работу и невдалеке от отдела НКВД наткнулась на что-то твёрдое. Разбросала опавшую листву и увидела пистолет. Испугавшись, понесла его в НКВД, контора которого находилась в двухэтажном здании на Пятачке, которое считается самым старым строением города. Постучалась. Открыли. Подаёт пистолет, объясняет, что нашла в листве. «Энкэвэдэшник» схватил его, поблагодарил маму и приказал никому никогда не рассказывать об этом. Потом мы решили, что дело обстояло примерно так. В кромешной темноте вёл кого-то конвоир на расстрел. Поскользнулся в гнилой листве, упал и выронил пистолет. Всё обшарил вокруг, но пропажу не нашёл. Отсрочил поиск до утра. А утром первой потерю нашла мама.


Теперь всем известно, что правду о расстреле десятков тысяч польских офицеров в смоленском лесу под Катынью миру открыл Гитлер. Фашисты первыми произвели раскопки, установили категорию расстрелянных, и созвали свидетелей со всего цивилизованного мира, чтобы показать зверства большевиков. Даже из Лепеля на машине возили представителей гражданского населения, чтобы убедить людей, какими палачами были коммунисты. Даже городская немецкая газета напечатала сообщение о поездке лепельской делегации в Катынь. Тогда также пропаганда была на надлежащем уровне. То, что увидели делегаты в Катынском лесу, нужно было донести в массы. Газета для этого в те времена была лучшим средством. И только тогда, когда о массовом захоронении под Смоленском заговорил весь Лепель, мама призналась нам, что перед войной слышала разговор запертых в товарном вагоне поляков. Вот когда мы связали два этих события, произошедших в одном и том же 1940 году, в одно целое.


В Катыни ведь убивали не только содержащихся в местных застенках поляков и советских «врагов народа». Их туда привозили на расстрел из отдаленных лагерей, находящихся в других областях. В частности, многих доставляли из Калининской области. Вполне возможно, что и из Витебской тоже - ведь близко совсем. Но из Лепеля вряд ли - слишком далеко. Так что, поляки из лепельского товарного вагона закопаны в лепельской земле.


Думаю, что если бы в Лепеле захотели найти свидетельства уничтожения поляков, непременно отыскали бы и соответствующие документы. Подключили бы к этому делу польские власти, а уж они постарались бы докопаться до истины, поскольку чтут память о своих земляках в отличие от некоторых…


Разве можно верить акту послевоенной эксгумации, в котором сообщается, что более восьмисот откопанных останков являются советскими гражданами, убиенными оккупантами? Да, я, Лёня Замковский и другие были свидетелями расстрела нескольких человек немцами. Но это были единичные случаи. Никто не слышал о массовом расстреле, ниоткуда не исчезли более восьми сотен человек. Партизан туда возили на расстрел? Да оккупанты не успевали своих соратников хоронить. Сначала их в гробы клали, а потом просто в мундирах на дно ямы опускали на кладбищах, которые находились под теперешними универмагом и детским санаторием. А то о захоронении партизан они заботились! Глупости! Откопанные эксгуматорами трупы довоенные. Потому и разложились до степени, не подлежащей идентификации.


Вот мой сказ про расстрелы советские и немецкие. А причём тут Тонька-пулемётчица, с которой я начал рассказ? - может возникнуть вопрос. А притом, что училась она расстреливать советских граждан на советских курсах пулемётчиц. Может, вместе с расстрелявшим моего отца коммунистом за одной партой сидела. К тому же имя этой страшной женщины тесно связано с Лепелем. И, коль начал с неё, то ей и закончу. Если кому-то лень слазить в интернет и покопаться в описании «боевого» пути Антонины Макаровны Гинзбург (Макаровой), коротко перескажу историю её провала.



В 1976-м году один из московских начальников Парфенов должен был ехать за границу. Заполняя выездную анкету, он написал имена и фамилии братьев и сестер. В списке среди четырёх Парфеновых почему-то появилась Антонина Макаровна Макарова, с 1945-го года по мужу Гинзбург, живущая в Беларуси. Необычной ситуацией заинтересовался КГБ. Оказалось, что школьная учительница Тони Парфеновой по ошибке её отчество записала фамилией, с того времени превратив свою ученицу в Макарову. А родителям, видимо, было всё равно, свои родословные тогда не чтили. Взяли Антонину Макаровну Гинзбург в Лепеле прямо на улице в 1978 году. Расстреляна через год. Прожила 59 лет.


Иван РИСАК. Записал на диктофон 30 октября 2014 года в городе Петрозаводске Владимир ШУШКЕВИЧ.



10 ноя 2014 в 17:11 — 6 лет назад

Прочитал "Я много переворошил материалов о деятельности известной в Лепеле Тоньки-пулемётчицы. И что интересно. Прежние известия о ней исчезли из интернета. Куда они подевались? Их убрали"


После этого в Google набрал "Тонька" и он сразу предлагает "Тонька-пулеметчица", а далее куча ссылок. Есть запись в Википедии. На НТВ в цикле "Следствие вели..." был фильм.


Согласно Википедии, Макарова Антонина в Красной Армии была санитаркой (а не пулеметчицей как утверждает Иван), в 1941 г. ей было 19 лет. Пулеметчицей она стала на службе у немцев



11 ноя 2014 в 15:26 — 6 лет назад

Данное мною экспромтом интервью о Тоньке-пулемётчице и обработанное В. Шушкевичем является не плохим началом для описания становления и ломки молодой девушки под руководством до военных органов НКВД. На истину я не протендую, так как в интернете их - этих истен и без меня много. Пусть лучше мой опус станет называться версией, так, наверно, лучше будет. Год рождения вначале писали 1921, а потом 1922, значит так нужно было.Само название: "Тонька-пулемётчица" говорит само за себя. Сбылась её детская мечта. В 1940г. были женские курсы пулеметчиц. Работая надзирательницей она вполне могла поступить и кончить эти куры. Каждый работник НКВД, для пользы дела, мог быть тем кем прикажет быть партия.Дед всевед.


17 ноя 2014 в 19:33 — 6 лет назад

Написано много чего, а как на самом деле было можно только догадываться.Смазливая девчёнка числится по штабу статистом, а на самом деле является ВПЖ майора. Что касается сотрудников НКВД- КГБ,то там на каждое задание человек идёт с новой легендой.А удостоверение пулемётчика вообще не обязательно выдавать, в смысле скрытия своих проделок. Дед всевед.







Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ