ЗОРНИЦА. Название - от звёзд над Уллой


03. 01. 2015
Просмотров: 5 787
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Давненько не затрагивал инволюцию сельских населённых пунктов. Пора! И взять бы не совсем уж упадочный хутор, не агрогородок, разумеется, а средних размеров поселение, которое и развития не имеет, но и окончательно ласты склеивать не собирается. Нужно подумать…

 Можно поехать в любую подходящую по задуманным параметрам деревню, поговорить с жителями… Бессчётное количество раз проделывал такое за свою журналистскую бытность. Но так делалось наспех, ковался план. А чтобы отойти от конвейера, обстоятельно вникнуть в жизнь деревни, нужно найти поводыря-сельчанина, который поводит стежками-дорожками своего детства, вкратце опишет каждую процветающую и догнивающую хату с её умершими и живыми обитателями… Вот отсутствие проводника и является тормозом в осуществлении задуманного. Но я решил эту проблему!

 Есть деревня Зорница чуть в сторонке от шоссе Лепель - Заслоново. Есть уважаемая всеми любителями сайта LEPEL.BY его пользователь ЛОВ из Заслоново.

        

 Не хватает мелочи - знать, что ЛОВ родилась и выросла в Зорнице. А когда узнал, осталась главная мелочь - уговорить ЛОВ стать моим проводником по Зорнице. Обычно это самое трудное дело, но в данном случае оказалось самым лёгким - ЛОВ уговаривать не пришлось, сама с готовностью согласилась.

       

 С чего начать? Ну, конечно же, с отчей хаты ЛОВ. Она в ней родилась, выросла. Теперь былое жилище стоит пустое.

       

 Девушки Зорницы с довоенных времён находились в более привилегированном положении, чем их сверстницы даже из пригородных Забоенья, Жарцов, Кулешей, Великого Поля… А всё потому, что Зорницу окружали военные части Зелёных ДОСов, аэродрома, 116-го километра, как до сих пор зорничане называют Заслоново. Так что на одну зорничанку приходилось по статистике девять солдат. Влюбляли они в себя какого-нибудь тюменца, томича или же иркутянина и - здравствуй, земля сибирская! Не столь важно, как на чужбине жизнь сложится, важно, что из голодной колхозной Зорницы есть возможность драпануть…

 ЛОВ в этом отношении вообще повезло. Родилась 3 марта 1971 года. Замуж вышла за заслоновского прапорщика. Теперь сама служит прапорщиком на должности начальника склада военно-технического имущества. Живёт в четырёхкомнатной квартире. Могла бы после смерти родителей (в 1998 и 2002 году) использовать хату под дачу, но считает, что далеко (пять километров). И не продаёт - жалко.

Удивляет абсолютно ненашенская девичья фамилия ЛОВ - Конева. Оказывается, её мать в девичестве уехала к тётке в Тюменскую область, познакомилась с тамошним парнем Васей Коневым и привезла его в Зорницу в качестве мужа.

 Идём от заслоновской окраины Зорницы к лепельской. Следующая хата обустраивается под дачу. ЛОВ не знает, сам наследник Коля Азарёнок её переделывает или продал, и этим занимается покупатель. Колю знаю - мой приятель и сосед по микрорайону Сельхозтехника. Работает художником в ДЭУ, которое по улице Партизанской. Поэтому лучше покажу не его родительский дом, а картину из моей коллекции, которую он написал по моему путевому фотоснимку.

    

 Следующая хата бабы Матруны, может, Азарёнок, поскольку в Зорнице почти все Азарёнки. Дети её обосновались в Питере. После смерти хозяйки пару раз приезжала жена сына. По окнам видно, что сейчас здесь обосновался дачник. ЛОВ не знает, это наследник бабы Матруны или же покупатель её угла.

   

 Пока с ЛОВ идём к следующему двору, кратко охарактеризую Зорницу. Вот эпопея её угасания: в 1906 году в деревне 36 хозяйствами жило 242 сельчанина. К 1924 году количество жителей увеличилось до 280. В 1997 году насчитывалось 54 двора со 112 жителями. Сейчас всего 52 человека управляются на 24 дворах. Но такая инволюционная статистика не означает, что Зорница умирает. Смерти деревни не допустят дачники. Место-то дачное - огороды показанных мною хат сползают в реку Уллу, за лепельской окраиной деревни начинается лесной массив. Поэтому к названному мною количеству живых хозяйств нужно прибавить 26 дач. И их количество растёт.

 Очень сообразительный пёсик встречает нас. С рассказа о нём хозяйки Татьяны Хомиченко и начну.

      

 Топ притопал из Горок в Зорницу ремонтировать хату Татьяне вместе со своим хозяином Колей Василевским, влюбился в приятную бабулю, да так и остался у неё. Топ, конечно, не хозяин. И вот умер Коля. Его жена в тот же день сообщила о несчастье Татьяне. Та обратилась к четвероногому другу:

 - Топ, а ты знаешь, что твой хозяин умер?

 Топ навострил уши, тревожно посмотрел на новую хозяйку и пошёл на похороны самостоятельно. По возвращении два дня сидел ли, лежал ли, беспрестанно обливался слезами. Отошёл. Потом как раз на 40 дней по хозяину посетил Горки и с того времени не отлучается из Зорницы. 

 Татьяна Хомиченко, в отличие от своих сверстниц, в 1958 году вышла замуж не за военного, а за зорничанца Василя Похомовича.

      

 Но всё равно горбатиться за палочку в тетрадке колхозного бригадира молодая пара не осталась, а убежала строить Новополоцк. Обжились. Доработали до пенсии. Мужа одолел инфаркт и инсульт. Врач, узнав, что с ним в одной квартире живёт сын с женой и двумя внуками, посоветовал Татьяне уединиться с мужем в глухомани. Так уже пожилая пара очутилась там, откуда сбежала в молодости. Теперь жизнь в Зорнице старожёнам показалась раем. Татьяна считает, что таким образом продлила жизнь мужу на 15 лет. Сейчас живёт одна. Дети из Новополоцка приезжают. Прикупили соседскую хату, чтобы расширить дачные владения - тесно всем в Татьянином наследстве.

       

 В этой истории удивительно то, что хозяйка прописана в Новополоцке, а потому считается дачницей. Последний раз за баллон газа заплатила 158 тысяч, а коренной сельчанке он обошёлся бы в 85 тысяч. Примерно в таких пропорциях обходится и плата за использованную электроэнергию. Татьяна не может понять, почему такой закон, если дачники одинаково с постоянными жителями пользуются газом и светом. Но мне кажется, в конкретном случае она же сама и виновата: почему не перерегистрируется из Новополоцка в Зорницу? Хотя в целом подобное отношение к дачникам в стране я также не одобряю.

 Медленно продвигаемся по длинной Зорнице. ЛОВ объясняет, в каком доме кто живёт, кто жил. Вот эта хата Людмилы и, кажется, Володи Демко. Пятеро детей родили. Старший сын старше ЛОВ на два года. Родители умерли. В родную хату дети приезжают как на дачу.

      

 ЛОВ смотрит в задумчивости на строительные леса возле очевидной дачи. Времена! На этом месте стояла бабы Василихи хатка на курьих ножках…

     

 Ручей этот исторический. Издавна считалось, что он делит Зорницу на две равные части, именуемые одинаково: Тот Конец. Это значит, жители каждой половины Тем Концом называли противоположную половину.

     

 Перед ручьём живёт Наталья Азарёнок. Но её дома не оказывается. Зная отношения жителей деревни, ЛОВ безошибочно определяет, что Наталья должна быть у своей подруги Зинаиды Трубеко, которая живёт за пограничным ручьём. Так и получается. Женщины заявляют, что согласны фотографироваться лишь со мной вместе.

   

 И я начал допрос. Хозяйка Зина родилась в 1951 году в Матюшиной Стене, в девичестве была Граховской. В Зорницу пришла замуж за Петра Трубеко в 1972 году. 20 лет отработала в Лепельском производственном деревообрабатывающем объединении, девять лет - на ферме колхоза «Парижская коммуна», столько же почту разносила по Горкам, Михалово и Зорнице. Муж умер 17 лет назад. Дочка в Витебске. Сын, подполковник, в Заслоново. Естественен вопрос: кто он? Командир поискового батальона Александр Трубеко. Конечно, живёт в Заслоново, но с детьми частый гость в Зорнице.

 Гостья или подруга Зины Трубеко - Наташа Азарёнок - родилась в 1964 году в Зорнице. Полувековой юбилей отпраздновала летом. В 42 года осталась вдовой. И такая женщина за восемь лет одиночества не нашла себе мужа? Если бы вначале расспросил Наталью про её хозяйство, такого вопроса не задал бы. Её ответ был под стать мне: а кто на такое хозяйство пойдёт? Совершенно верно! Дело в том, что Наташа кроме обычной крестьянской живности держит три десятка гусей. Руки её в мозолях. Разве хотят женихи иметь такие же? Перевелись мужики-труженики. Теперь если вдруг и становятся холостяками, стараются обзавестись городской спутницей жизни с квартирой, без хозяйства. Я их не критикую, поскольку сам так мыслю. Просто факт констатирую. Но в конце разговора Наташа меня разочаровала, сказав, что насчёт замужества пошутила, у неё временно сын живёт. Ну, ничего, зато я серьёзно порассуждал насчёт мужчин-женихов. Ведь сущую правду изложил, ориентируясь на собственную практику прежних интервью с сельчанами обоих полов и личную натуру. Пожалуйста, Наташа, подготовь свою гусиную ферму для фотографирования, а я сейчас подойду.

      

 М-да! Не хотел бы я иметь такое хозяйство. Наташа говорит, что содержит его от нечего делать. Но я бы лучше ничего не делал.

      

 Из дальнейшего разговора с Наташей Азарёнок выяснилось, что у неё очень редкая и удивительная профессия. Она - приёмная мама. Да-да, говорит, так и считается официально. В Лепельском приюте взяла Женю и 10 лет воспитывала. Отправила учиться в Полоцк на строителя мостов и дорог. Родной маме Женя говорит, что не представляет своей жизни без Зорницы. Собирается приехать на каникулы к приёмной маме.

 А ещё Наташа два года назад взяла из Витебского детдома Вадимку. Сейчас он во второй класс ходит. Славный малый. По хозяйству делает всё, что и мама Наташа. Оба воспитанника называют её мамой.

 …Древняя хата - видно по ставням. Оказывается, имеет отношение к роду ЛОВ. В ней жил свёкор её бабушки, т.е. прадед моей проводницы. Теперь здесь обитает мать одноклассника ЛОВ Любовь Сездина.

    

 Этот колодец знаменитым вошёл в жизнь ЛОВ. Из него всегда пили, когда мимо проходили, даже если пить не хотелось - до того вода была вкусна. Принадлежал он старикам Ларковичам. Они умерли, когда ЛОВ ещё малой была. Кому сейчас принадлежит хата-дача, ЛОВ не знает.

     

 Досмотренная хата стоит чуть в отдалении слева по ходу нашего продвижения. Но фамилию хозяев ЛОВ забыла. Приезжают на родину дети из Полоцка.

     

 Следа не осталось от хаты бабы Лисаветы. Куча камней только лежит. Но она-то свежая. Может, кто-то дачу сооружать собирается на месте хижины Лисаветы.

     

 Хорошо смотрится жёлтая хата с красной скамейкой возле ограждения из металлической сетки.

        

 Жили здесь лесник Лепельского лесничества Крупского военного лесхоза дядя Саша с женой Лизой. Их дочь Таня раньше обитала в Лепеле, может и теперь там. Чья сейчас хата, ЛОВ не знает. (Узнал позже, что фамилия жителей жёлтого дома Сездины. Таня, теперь Зуева, живёт в Витебске. Отчий дом содержит как дачу).

 В отдалении от улицы живёт тётя Валя.

        

 Идём туда. ЛОВ объясняет, что вместе с ней жили отец с матерью, умерли. Осталась тётя Валя с мужем Сашей, сыном и братом-учителем, которого уже нет. К сожалению, на дверях висел замок. ЛОВ несколько раз позвала тётю Валю, но ответа не последовало. А мы-то рассчитывали на значительный вклад в описание Зорницы, который внесла бы тётя Валя.

 Хаты-хаты-хаты. Живые и мёртвые. Больше каких? Наверное, живых. Они радуют глаз, поднимают настроение в этот сумрачный ноябрьский день. Вот, например, не ахти какие хоромы, но лёгкий дымок над трубой вселяет оптимизм - жив курилка, греется.

     

 А вот здесь давно уже никто не греется. В хижине этой жила баба Ольга с сестрой. Радовала их сирень под окном в каждую пору цветения. Она и теперь расцветает весной, но бабы этого уже не знают. Им всё равно. Удручающая картина…

     

 А ведь в каждой хате прожило не одно поколение одного рода, часто даже роды менялись, поскольку хаты переходили из рук в руки - продавались, дарились, отдавались просто так. Да-да, мне и редакционному водителю Коле Красковичу в обезлюдевшей деревне Острово в 2000 году житель Велевщины Михаил Папко отдавал свою островскую хату бесплатно: забирайте, только оформлением в сельсовете сами занимайтесь, всё ж лучше, чем на месте сгниёт. Мне-то она была ни к чему, а вот Коля задумался. Всё же не забрал. Нет давно ни Михаила, ни его хаты, ни Острова. А перевёз бы Коля строение в город, приспособил пусть даже под хлев, всякий раз, заходя в него, вспоминал бы когда-то существовавшую деревню Острово и доброго дядьку Мишку.

 Вот никто из посторонних самостоятельно не догадается, что в этой хате жили сразу три поколения: бабушка, мать и дочка. Потом им дали в Горках колхозный коттедж. После того, как умерла бабуля, зорницкую хату продали. По всем признакам живёт хата если даже не постоянно, то в дачный сезон уж точно.

    

 А это до строгости простое строение сооружал колхоз «Парижская коммуна». В одной половине семья колхозников поселилась, а вторую под магазин отвели, которого в Зорнице раньше не было. Как и во всех деревнях, его двор стал местным майданом. А на холодное время года в нём даже социальную комнату оборудовали для сбора одиноких сельчан, чтобы могли последние мировые события обсуждать.

     

 Давно затих майдан - магазин закрыли. В нём «Лепельагросервис», на который навесили «Парижскую коммуну», поселил своего работника. Но недавно он выписался. Помещение ждёт нового жильца.

 …Не скучала баба Настася в своём доме - через улицу майдан шумел, хлеб да сахар были под боком. Не уточнил, магазин сначала ликвидировали или баба сперва умерла. Но хата её быльём не заросла - дочка приезжает из Заслоново огород обрабатывать.

      

 Последняя хата - бывшая начальная школа, а теперь жильё старейшины деревни Таисы Шайтор. Но её не оказывается дома. Покидаем двор с твёрдым намерением возвратиться в него - как не выслушать самое первичное деревенское начальство?

 Удивительно, что в Зорнице поставили вышку мобильной связи. Кажется, пустырь она заняла. Ан нет, оказывается, на этом месте в колхозную бытность большой комбикормовый склад гремел мукомольными механизмами. Со всей округи свозили зерно размалывать.

 Мне на протяжении всей экскурсии по Зорнице не терпелось скорее Уллу увидеть. Но ЛОВ постепенно подводила меня к месту, где она по пешеходному мосту ежедневно ходила в Иринпольскую школу. Он был надежный - на сваях, шириною под два метра, телегу лошадь протаскивала. Но это не мешало вешним льдинам часто ломать переправу. Пока соорудят новую, школьники перебирались через реку вплавь. Как это, весной? Ответить не могу. Во время рассказа ЛОВ на это слово не обратил внимания, а услышав его из диктофона, сам удивился.

 Конечно, от моста и следа не осталось. На его месте два рыболова загружались в резиновые лодки.

     

 На улице +1 градус, а они в воде барахтаются. Чудаки! Но не это меня удивило. Даже не их объяснение, что прибыли из Орши на дизеле и делают это с давних времён - до того любят здешнюю природу, хоть сами никакими узами с Лепельщиной не связаны. Не удивило и сообщение, что ночевать будут в палатке под треск костра, запах ухи и бутылочку водки, хотя знают прогноз на утро: два градуса мороза. Сам такое проделываю. А удивило и обрадовало меня то, что теперь могу утереть нос жене и некоторым моим друзьям-знакомым, которые утверждают, что таких дурней, как я, больше нет. Есть! Аж двое сразу! Это в Лепеле нет. А ну-ка, Сергеи, стройтесь, фотографировать вас буду, дабы доказать лепельским Фомам неверующим, что существуют мне подобные природные фанаты!

     

 Чуть ниже моста стояла колхозная конюшня. Конюхом был Конев, отец ЛОВ. Всё время боялся, чтобы дочку лошадь копытом не ударила - любила животных, поэтому игралась с ними, будто с котятами. Интересно было - их много, на всю деревню хватало огороды обрабатывать, дрова перевозить, и с колхозными транспортными делами управлялись. Конское жилище было капитальное, каждая лошадь в отдельном стойле стояла. В последнии годы жизни Вася Конев на тракторе кормил свиней. Теперь лишь берёза да кучка битого шифера напоминают о прежней конюшне.

     

 Даже ЛОВ удивилась, что до сего времени без изменений существует песчаный карьер, в который любила прыгать зорницкая детвора. Не только игрались, но и навыки самостоятельной жизни приобретали - блины пекли. И ЛОВ показывает, как лепили лепёшки из песка.

     

 Возле карьера пилорама беспрестанно и пронзительно звенела дисковыми пилами. Сейчас без предварительной наводки знающего человека невозможно определить, где она находилась. И от телятника, потом свинарника и снова телятника места живого не осталось, если не считать засохший в зиму особо высокий бурьян, удобренный давней жизнедеятельностью животных. Вообще-то, мы уже за лепельской окраиной Зорницы. Но деревня на том не кончается. В километре, а может и дальше, от последней хаты находится обособленный посёлок современных коттеджей. Его на стыке 80-х и 90-х годов построил инициативный председатель «Парижской коммуны» Михаил Баранов специально для беглецов из Чернобыльской зоны. Конечно, он заботился не о благополучии облученных радиацией людей, а об обеспечении колхоза рабочей силой. Вряд ли получилось массовое переселение, поскольку сейчас коттеджи заселены кем попало, в основном дачниками, но посёлок не пустует. Он хоть административно и причислен к Зорнице, однако деревенские его называют Барановкой. Сейчас мы идём в неё. Поневоле любуемся индустриальной, а может лучше будет сказать - сельскохозяйственной панорамой Зорницы. Разумно строилась ферма - в отдалении от жилого массива.

        

 Здесь нас догонал молодой мужик. Назвался Михаилом Шалаком. Оказывается, это из его трубы дым струился, которым, согласно моему представлению, курилка грелся. На вопрос куда идёт, отвечает, что к приятелю на работу. Какая работа может быть в этом позабытом-позаброшенном хаосе сельхозпостроек животноводческого направления? Но я неправ. Миша показывает - в этом уголке лепельчанин Витя Юнчик организовал выращивание шампиньонов.

      

 Занял сообразительный горожанин незанятых работой в агросервисе жителей Зорницы. В сезонный разгар и Миша Шалак здесь подрабатывает. А жена его в агросервисе работает.

 Раньше здесь была зерносушилка, расчленённая множеством вентиляционных труб. Местная детвора приспособила производственное помещение под базу для игр в прятки - очень удобно было прятаться за техническим снаряжением в нарушение всяких правил техники безопасности.

     

 Идём в Барановку. Навстречу - движение, будто по Минску в часы пик.

     

 Останавливаем последнюю велосипедистку. Неспроста делаем это. Она - разыскиваемая нами ранее старейшина Таиса Шайтор. Едет от мужа, который обитает на деревенском кладбище вот уже год и семь месяцев. Спрашиваю некстати, с какой стати без всякой причины посещала его. Ответ меня смущает: просто так, как пообщается с мужем, легче становится. Остолоп я, сам не мог это понять!

      

 Жизнь Шайторов несколько отличается от бытия остальных жителей Зорницы. Остальные родились и, повидимому, умрут в Зорнице. А Таиса родилась в Кабаке в 1947 году (для особо непосвящённых поясню, что есть такая деревня в Каменской зоне). Родина Константина - Новины. Встретились случайно. Поженились в 1969 году. Работал Константин заведующим фермой в Зорнице. Поэтому вместо квартиры в Горках дали молодожёнам школу в Зорнице, чтобы рядом с фермой жили - тогда начальство всех рангов дневало и ночевало на фермах, настолько важно было производство мяса, которое никогда не попадало в лепельские магазины.

 В Барановку пришли неудачно. Житель её Сергей Леоненко фотографироваться не пожелал в замызганной спецодежде, даже отвёл нас к сестре напротив, чтобы от себя отцепить. Но и та никак не встала под объектив. Махнули мы рукой на Барановку - ну её к ляду, ведь она почти не Зорница, и обратно пошли.

     

 Далёк путь от Барановки до заслоновской окраины Зорницы. По теме вроде всё переговорено. И вдруг ЛОВ сама начала рассказывать, откуда название деревни пошло. От бабушки Феодосии Азарёнок, родившейся в 1911 году, слышала, что сплавщики леса по Березинской водной системе, в которую входила и Улла, ночевали на том берегу. Ночь была погожая. И все обратили внимание на звёздное небо над правобережной поймой. Казалось, что звёзды так низко над землёй висели, что их можно было рукой достать. А русского-то языка тогда и вовсе не знали, поскольку его со времени захвата московской императрицей Екатериной 2-й этой части Великого княжества Литовского в 1793 году начали усиленно насаждать. Слово же «звезда» по-литовски звучало как «зорка». И небо было не звёздное, а «зорнае». Вот и стали с того момента сплавщики называть эту местность Зорницей. А когда люди стали селиться в урочище Зорница, так и назвали своё поселение. Легенду эту бабушке Феодосии рассказывал её отец Григорий. Потом подтверждение ЛОВ видела в музейных документах.

 Вот это открытие для меня! А я ведь всю жизнь думал, что название Зорница происходит от советской символики в форме звезды, только переиначено на беларуский лад, что не сделали с названием деревни Звезда, которым испоганили прекрасное древнее название Августово.

 Журналист вроде того рыбака: что ухватил, то и добыча. И уж никак не упустит рыбу, которая сама в руки плывёт. Вот и я ну никак не мог пропустить Галю Шалак, встретившуюся нам возле хаты уже знакомого нам Миши Шалака. Шла с пёсиком Топиком проведать сына. Из нашего разговора приведу только самые короткие сведения, чтобы слишком не раздувать репортаж: подрабатывает в сезон на выращивании грибов, ожидает пенсионного возраста, муж работает на ферме «Целина».

 

 Вот жили себе худо-бедно баба Шура Гилёва с сыном Колей. Умерли оба, и хата их никому уж не нужна. Не развалилась пока, но близка к этому.

        

 На заслоновскую окраину Зорницы идём целеустремлённо. Я имею сведения, что там живёт самобытный художник Юра Азарёнок. А в моей коллекции есть его картина, написанная на заказ по походному чёрно-белому фотоснимку 21 год назад. Вот обрадуется Юра встрече! Но Юра не обрадовался, хотя картину вспомнил, сказал: жёлтая палатка на ней. И фотографировать себя не позволил отговоркой, что он человек скромный, занимается хозяйством, может и выкроит зимой время на художество. Опечаленный, я решил хоть ту картину его показать.

      

 Назад в Заслоново ехать со мной ЛОВ отказалась, замёрзла вконец по пути сюда, а ещё по Зорнице столько натаскалась. Пошла пешком. А я завёл мотор.

     

 И уже завершая описывать наши с ЛОВ скитания под сумрачным осенним небом, вспомнил, что в моей коллекции есть ещё одна картина 18-летней давности, написанная под заказ выходцем из Зорницы Колей Азарёнком, из Сельхозтехники который. Показом её и решил чуток приукрасить не очень весёлый репортаж.

     

 Ах, да! Я же не расшифровал ник ЛОВ. Что и делаю. С её согласия, конечно. ЛОВ - это Ляхевич Ольга Васильевна.






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ





Последние 29 комментариев



30 ноя 2014 в 17:41 — 6 лет назад

Продаёт в этой деревне кто-нибудь избушку-развалюшку или земельный участок?



30 ноя 2014 в 17:57 — 6 лет назад

Василина Романовна 15 жды забаненая:-ЖАЛЬ ЧТО УМИШКА МАЛОВАСТО



30 ноя 2014 в 19:18 — 6 лет назад

Люди, будьте взаимно терпимыми. Берегите нервы на длинную жизнь, они вам вон как пригодятся. Помните, на вкус и цвет товарища нет! Кого как создал Бог - тот таким и останется на всю жизнь. С ним можно или жить или разойтись, но изменить под себя не получится. Дед всевед.


30 ноя 2014 в 19:38 — 6 лет назад

В общим обзоре деревни не хватает двух святых мест начало начал Улы - реки и погоста -последнего вечного пристанища человека на этой земле. Дед всевед.


30 ноя 2014 в 20:37 — 6 лет назад




01 дек 2014 в 09:38 — 6 лет назад

Что было-то было, того уж не вернёшь! Как в одну и туже воду реки нельзя войти дважды, так и в жизни человека нет постоянной гладкой дороги; крутит его,вертит судьба, то по крутым горкам, то по зеркальному плёсу реки пока не принесёт на всегда к вечному покою. Василина Романовна, Вас осенила прекрасная мысль: уединится от шума городского и прикоснуться к истокам истинной жизни. Да поможет Вам БОГ! Дед всевед.


01 дек 2014 в 16:32 — 6 лет назад

Паэтка з Горак Соф´я Несцярук прадыктавала мне свой верш пра Зорніцу. Прычым ён напісаны быў не паводле распавядзенай ЛОВ легенды, а шмат год таму назад паводле ўспамінаў цяпер ужо невядомай зорніцкай бабулькі.



ЦЁЗКІ


Ноччу зоры ка мне прыходзяць


І гамонку са мной заводзяць.


Неяк раз я спытала у зор


Пра Зорніцу-вёску, пра рэчку і бор:


“Адкажыце, ці чулі калі вы-нібудзь,


Чаму Зорніцай вёсачку гэту завуць?”


Усміхнуліся зоры ў адказ:


“Нам пра гэта вядома ўжо доўгі час.


І пра тое, чаму гэта вёска


Зорам нябесным цёзка.


У гэтым месцы ля рэчкі даўней


Не было аніякіх людзей,


Беглі воды заўжды ў даль далёкую,


Плыты гналі па ёй ясны сокалы


Ды аднойчы спачыць там спыніліся,


Прыгажосцю мясцін тых здзівіліся:


Зоры ясныя ў плыні купаліся,


Ясным сокалам усміхаліся.


А рака - нібы чараўніца,


Ноч ставала як маладзіца.


Песні добрыя спадабаліся,


Ясны сокалы там засталіся.


Вось і стала гэтая вёска


Наша нязменная цёзка”.


Соф’я НЕСЦЯРУК.




01 дек 2014 в 17:59 — 6 лет назад

Как здорово!! Спасибо!! Этого стихотворения даже не читала! Спасибо!



02 дек 2014 в 08:50 — 6 лет назад

В Горках, наверное, особая порода чёрных вислоухих дворняг, судя по репортажу. Вот тоже горецкий пёс 1993 г.р.



02 дек 2014 в 13:12 — 6 лет назад

Вось якую легенду пра заснаванне вёскі Зорніца, даўно пачутую ад старажылаў, распавяла мне паэтка з Горак Соф´я Несцярук.


Заснаванне Зорніцы


Упадабалі плытагоны, якія сплаўлялі лес па Бярэзінскай воднай сістэме, правы бераг Улы, над якім кожную пагодлівую ноч зоркі спускаліся так нізка, што іх можна было рукой з зямлі дастаць. Сталі пры кожным сплаве там спыняцца. Пачулі іншыя плытагоны пра чароўнае месца і таксама пачалі начаваць насупраць урочышча Зорніца, каб паглядзець на незвычайную з´яву. Уначы весяліліся, граў гармонік, над Улай луналі песні.


Пачулі вясёлы гвалт дзеўкі з навакольных вёсак Бораўна, Гарадчэвічы, Слабада, Лазовікі, Гарадзінец, Бачары... і сталі па вечарах збірацца на бераг быццам для таго, каб каля вогнішча пасядзець. Плытагоны пачалі перабірацца да мясцовых прыгажунь, каб разам патанчыць, паспяваць, парагатаць... Потым прыдумалі нават баржу прычальваць, каб на ёй зладзіць танцы.


Слых аб вясёлым месцы на беразе Улы разнёсся па Бярэзінскай воднай сістэме. Рачнікі сталі спецыяльна прыплывать ва ўрочышча Зорніца, каб з дзеўкамі пастасавацца. Некаторыя пажаніліся і ці з сабой звезлі маладух, ці ў іх вёсках пасяліліся. А адна маладая пара вырашыла паставіць хату прама ля майдана, на якім праходзілі гулянні. Пра назву новага хутара не трэба было думаць - месца тое даўно называлася Зорніцай.


Некалькі шлюбных параў асталяваліся ў Зорніцы. А раней дзеці з роднага кута не ўцякалі шукаць доўгія рублі, а сяліліся побач з бацькамі. Такім чынам Зорніца разраслася.


Вёска займае месца сапраўды чароўнай прыгажосці. Разважаючы па сёняшняй сітуацыі, можна сцвярджаць, што Зорніца ніколі не памрэ - не дадуць дачнікі.


Засталося крыху зарыентаваць чытача ў часе. Бярэзінская водная сістэма пачала дзейнічаць у 1805 годзе. Спачатку цяглавай сілай на ёй служылі спадарожная плынь і бурлакі. Потым з´явіліся паравыя баржы і баркі. Нават пасажырскія параходы рэгулярна курсіравалі паміж Лепелем і Барысавам аж да самай Айчыннай вайны.



02 дек 2014 в 14:35 — 6 лет назад

Вот так!! Значит правду бабушка Хадосья ( так ее звали в деревне) рассказала!!))



04 янв 2015 в 17:36 — 6 лет назад

Шалак Борис Григорьевич


Родился в 1861 г., д. Зорница Лепельского р-на Витебской обл.; белорус; неграмотный; КОЛХОЗНИК, КОЛХОЗ "ПАРИЖСКАЯ КОММУНА". Проживал: Витебская обл., Лепельский р-н, д. Зорница.
Арестован 5 ноября 1937 г.
Приговорен: "тройка" 30 декабря 1937 г., обв.: 68, 72 УК БССР - Шпионаж в пользу Польши.
Приговор: ВМН, конфискация имущества Расстрелян 27 января 1938 г. Реабилитирован 16 октября 1989 г. Военный прокурор БВО


Шалак Лукьян Григорьевич


(варианты фамилии: Шелак); варианты имени: Лука)) Родился в 1884 г., д. Зорница Лепельского р-на, БССР; белорус; неграмотный; КОЛХОЗНИК, КОЛХОЗ "ПАРИЖСКАЯ КОММУНА". Проживал: Витебская обл., Лепельский р-н, д. Зорница.
Арестован 1 ноября 1937 г.
Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 11 декабря 1937 г., обв.: 68, 71 УК БССР - шпионаж в пользу Польши.
Приговор: ВМН Расстрелян 19 января 1938 г. Место захоронения - Орша. Реабилитирован 9 октября 1989 г. Военная Прокуратура КБВО



04 янв 2015 в 19:39 — 6 лет назад

Вопрос, что поимённо будем записывать сюда своих родных, чтобы все знали чем была сильна советская власть на Лепельщине? В таком разе отвести отдеьную страницу на этом сайте и каждому записать своих родных и обязательно с документа. Дед всевед.



05 янв 2015 в 01:05 — 6 лет назад

Іван, паважаны мной Блукач, напісаў пра свае намеры "каждую процветающую и догнивающую хату с её умершими и живыми обитателями…... І мне незразумела Ваша незадаволенасць маім дадаткам спісу карэнных жыхароў Зорнiцы і іх лёсамі. З "радні" у мяне ў Зорнiцы быў толькі Рэкс, вартаўнік фермы шампіньёнаў - мой падарунак Юнчыкам)).



05 янв 2015 в 01:53 — 6 лет назад

Не оставила меня равнодушной редкая и необычная для Беларуси фамилия Сездина. Вот нарыла - Сездина Софья Савельевна


Родилась в 1916 г., д. Зорницы Лепельского р-на Витебской обл.; белоруска; образование начальное; колхозница. Проживала: Витебская обл., Лепельский р-н, д. Зорница.


Что же означает это мудрёное слово сезгин? В Турции, "Сезгин" означает "(кто-то), который является проницательным" или "(кто-то), кто способен интуиции". Название используется в качестве фамилии также. (Аднан и Сезер Сезгин - турецкие футболисты) Походу, кто-то отстал по пути "из варяг в греки" или обратно))



05 янв 2015 в 05:02 — 6 лет назад

Зорница - это Венера в утреннем цикле .Так её называли наши предки язычники. Славили Зорницу, поклонялись ей, думаю, что и месность назвали в её честь. Вот такая моя легенда.



05 янв 2015 в 05:11 — 6 лет назад

P.S. Наталье Азарёнок респект и уважуха.До свидания



06 янв 2015 в 08:27 — 6 лет назад

Валькирия, вполне возможно, что название места, с которого видна была первая вечерняя звезда, плотогоны звали Зорницей . Здесь они останавливалис на длительный отдых с ужином, ночлегом и завтроком. Дед всевед.



31 янв 2015 в 21:25 — 6 лет назад

Уважаемая ЛОВ, а ваш прадед Григорий не имеет ли отношение к Жерствяникам, его отчество не Маркович?



31 янв 2015 в 21:29 — 6 лет назад

У него были братья?




01 фев 2015 в 19:36 — 6 лет назад

Саша! не знаю.. о Жерствяниках бабушка ничего не говорила.. и отчество не знаю.. знаю что прабабушку звали что - то типа Хевронии ( Февронии).. и отчество не знаю.. очень хочу посмотреть архив.. или какие то может церковные книги.. вот где только это искать..вот про их детей кое что знаю...знаю что у бабушки были братья: Павел Григорьевич Быстрицкий- есть в районных книгах, как погибший на фронте.. и в музее есть фото... Ефим Григорьевич Быстрицкий - жил в Лепеле на поселке, там сейчас брат мой троюродный Николай живет с сыновьями.. сестры Полина- жила под Оршей, и сестра Настя ( Наста.. так они ее звали)- она самая младшая, жила в Орджоникидзе



01 фев 2015 в 19:41 — 6 лет назад

У нас в деревне все либо Сездины.. либо Азаренки.. остальные их родня..)))



01 фев 2015 в 19:47 — 6 лет назад

может знает кто- нибудь где можно сведения о родственниках найти.. подскажите.. кто может помочь?



04 фев 2015 в 12:36 — 6 лет назад

"может знает кто- нибудь где можно сведения о родственниках найти.. подскажите.. кто может помочь?"


Национальный исторический архив в Минске (до 1917 года), зональный исторический архив в Полоцке (после 1917 года)



04 фев 2015 в 12:54 — 6 лет назад

То Валькирия: В Турции (Азербайджане) встречается и фамилия SEZDIN. За интерпретацию не возьмусь. А с происхождением здесь - у нас, всё несколько проще: в ходе войн ВКЛ на юге и западе сюда вполне могли попасть как этнические турки, так и отюреченные крымские татары. Как в качестве пленных, так и в качестве добровольно переселившихся. Подобную фамилию могли носить и жители сегодняшней Венгрии, которые вполне могли переселиться на земли нынешней Беларуси во времена Батория.



04 фев 2015 в 16:41 — 6 лет назад

Мастерская! спасибо!




02 апр 2015 в 03:23 — 6 лет назад

Здпавствуйте!


Корни моей жены уходят в Жерствяники. Её прадед Пётр Маркович Быстре(и)цкий переехал во время столыпинской реформы на Урал. Вы довольно с ней похожи!



02 апр 2015 в 03:26 — 6 лет назад

ЛОВ, это я вам написал. Правда фото неудачное и не тот ракурс.



02 апр 2015 в 03:29 — 6 лет назад

Статья хорошая, только сложилось впечатление, что автор русофоб и антисоветчик, но это его право!








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ