НОВАЯ КНИГА. Не напрасно старушка сына ждала


03. 01. 2015
Просмотров: 3 923
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Вышла очередная книга о Лепельской земле. Вернее - о лепельчанине. Называется она «Вяртанне з небыцця». Авторы: Валерий Тухто и Маргарита Аникей, учителя Слободской школы. Любая книга лепельских авторов - сенсация для района. Эта - тем более. Дело в том, что она о человеке, воскрешённом из небытия через семь десятилетий забвения. Случай уникальный.

 Хотя мать этого человека не забывала его до смерти. А земляки? Редко кто знал о нём из рассказов матери или после прочтения всех 154 фамилий с инициалами на памятнике в парке деревни Слобода, поставленном в честь погибших на дорогах войны земляков.

     

 Хотя, кто, стоя возле памятника, обратит внимание на надпись «Пшенко Н.М.» среди многочисленных однофамильцев распространённой в Свядской Пуще фамилии. Так как же воскрес в памяти земляков обычный старший сержант, лётчик? Отвечать на этот вопрос можно с начала биографии героя, а можно и с конца, когда прах его нашёл покой в родной земле. Чтобы не думать, начну с середины.

 В 1979 году прислали в Слободу лесничим Свядского лесничества выпускника технологического института Николая Аникея. В поисках квартиры попал он к 91-летней Марии Пшенко.

       

 Не любила она забот с квартирантами, особенно мужиками, хотела уже отказать, но имя новичка её остановило. Коля! Так звали её сына, без вести пропавшего в Отечественную войну. И чем-то даже похожим на него парнишка показался…

 Жили старуха и парень душа в душу. Хозяйка называла квартиранта сынком. Он ей помогал с хозяйством управляться - несмотря на возраст, бабуля держала корову, свиней, кур.

 Длинными зимними вечерами баба Мария много рассказывала квартиранту о Свядской Пуще, её истории, населении. И не было такого дня, чтобы мать не вспомнила сына Колю. Часто показывала бережно хранимую с 1935 года его фотографию, уже курсанта лётного училища.

        

 Так Коля Аникей узнал, что родила сына Мария на хуторе Держаны (по некоторым сведениям Держан) в 1917 году, который находился слева от большака Лепель - Борисов, чуть не доезжая конторы теперешнего Слободского лесничества. Сохранилась коллективная фотография жителей небольшого сельского населённого пункта.

       

Слева направо 1 ряд: братья Пшенко Павел и Николай; 2 ряд: их родители  Мария и Михаил Пшенко, шестой - их дядя Гаврила Пшенко, крайний справа - их дядя Василь Пшенко.

  В 1991 году Мария Пшенко умерла в 103-летнем возрасте. Своё имущество завещала названному сыну Коле Аникею. Хотя, какое там имущество у столетней старухи? Хату бывший квартирант снёс, а на её месте поставил новый дом. Оставил старую яблоню, которую мама Мария посадила сразу после войны в память о погибших сыновьях Николае и Павле.

       

 Дерево практической пользы не приносит, но Николай Аникей бережёт его как память о хорошей хозяйке, которая искренне старалась быть ему матерью. 

     

 Настоящую ценность для краеведа Маргариты Аникей, учительницы Слободской школы и жены Николая Аникея, представили семейные реликвии Марии Пшенко. Это - карманные часы «Полёт» производства 1-го Московского часового завода, которые Николай Пшенко, будучи курсантом лётного училища, перед войной подарил младшему брату Павлу.

       

 Особый интерес вызвало сообщение военкомата от 24 апреля 1947 года, в котором говорилось, что Николай Пшенко пропал без вести на фронте 19 ноября 1942 года. И Маргарита взялась за наведение справок о семье Пшенко. Много пришлось опросить бывших односельчан, жителей небольшой деревеньки-хутора Держаны, родственников. У некоторых нашлись старые фотографии. На одной из них - дядя Николая Пшенко, Степан, с женой Ольгой и дочкой Зиной в 1932 году.

     

 А вот первый выпуск Свядской неполной средней школы 1934-35 учебного года. Коля Пшенко сидит в первом ряду крайний справа.

     

 Перед армией был у Коли и собственный транспорт - велосипед, которому добавь щитки с багажником и выдавай за недавно сошедший с конвейера «Мотовело».

   

 Зажиточных жителей Держанов в 30-е годы босяки от советской власти изгнали из насиженного места, чтобы коллективизировать в колхоз «Маяк», образованный в Свяде (как таковой деревни с безликим названием Слобода тогда не было). Вряд ли мне когда доведётся писать про эту деревню-призрак, поэтому, пользуясь случаем, расскажу о ней словами Марии Калитухо, которые записала учительница истории Слободской школы Лариса Шабунёва в 1993 году. В своём семейном архиве отыскал фотографию родной тёти Николая Марии Калитухо (Пшенко). Оказался снимок у меня потому, что Мария Гавриловна являлась женой Леонида Калитухо, двоюродного брата моей матери. Родилась она в 1913 году и до замужества жила в Держанах. Когда умерла, не знаю.

     

 «Хата была небольшая, три окна и все разных размеров. Самое маленькое - напротив печи. Окна были не двойные. В хате было дымно, угарно. Одна комната на всех, одни двери. Спали на деревянных полатях, матрацы делали из соломы. Была одна койка деревянная. Застилали самоткаными дерюгами. Белую простыню застилали по праздникам. Занавески не вешали, а в праздники вырезали из бумаги и вешали на окна. В хате было всегда грязно, пола не видно, потому что ходили в лаптях, из хлева в хату носили грязь. От мух черно.

 К пасхе всё вымывали, скребли пол и скамейки ножами, чтобы были жёлтыми. Перед праздником постились, ели постную еду шесть недель. Заготавливали сушёную рыбу, которую хранили в бочках. Делали постное масло из конопли. Сначала толкли коноплю в ступе, потом возили в Волосовичи на завод, где выжимали конопляное масло. С этим маслом ели картошку. Ели картошку с мочёной брусникой. Отец собирал масло, возил в Лепель, продавал, чтобы собирать нам приданное и заплатить налог.

 Еда была простая, пили молоко, чаю не было моды пить, только во время болезни, приносили сахар в зашитом мешочке. Часто варили клёцки из картошки с салом, молочный суп из самодельных макарон. Хлеб пекли сами. Котлет не слышали. Ели из глиняных мисок. На стол ставили две большие миски, всем давали деревянные ложки, и первым начинал есть отец, если кто раньше зачерпывал, тот получал ложкой по лбу.

 У нас были свиньи, коровы, кони, гуси. Постройки: где стояли переплёты для просушки зерновых, был сарай - ток с глиняным полом, где снопы молотили цепами. Сушили зерно в овине. Был денник, где стояла скотина. Пуня для сена. Была истопка, топилась по-чёрному, хранилась там картошка, свекла. Баню топили по-чёрному раз в десять дней. В бане в деревянных бочках кипятили бельё раскалёнными камнями.

 Был амбар, где хранили зерно. В сусеках лежали отдельно ячмень, горох, боб и другое. Водились крысы, но меньше, чем теперь. В хате были и клопы, и прусаки, и тараканы. В хате обрабатывали лён, глотали дым. Отец приносил из леса охапок лучин и зажигал, чтобы зимой прясть кудель.

 Все дети имели свои обязанности по возрасту. Мне было 10 лет - я пасла гусей, жала рожь. Другие пасли коров, их было 15, три лошади. Свиней пасли в поле.

 Носили лапти. На вечеринках танцевали босиком, лапти снимали и ставили возле крыльца. Зимой обували лапти, летом ходили босыми».

 Держаны основал дед Николая Пшенко, Гаврила. Жил в Рудне. Вместе с братом взял 40 гектар пашни в аренду возле Свяды. Отец и мать Николая получили свой клин на хуторе. После изгнания с родного угла, перевезли хату в Слободу и вступили в колхоз «Маяк». Тоже сделали и братья Михаила, Василь и Степан. Оба в войну погибли. Сохранился снимок Василя (крайний слева).

     

 После окончания школы Коля Пшенко работал заведующим то ли магазина, то ли почты. Каким-то образом перед войной бывший держанец стал курсантом лётного училища. Призван в войско Сталинским райвоенкоматом Минска.

 Младший на три года брат Михаила, Павел, работал в колхозе «Маяк». Его по фотографии нарисовала 10-класница Слободской школы Вероника Малявко.

      

 В 1940 году Павла призвали в армию. Попал он в Львовскую полковую школу. Там и потерялись его следы.

 Во время оккупации немцы заняли хату Михаила и Марии Пшенко. Хлева разобрали на блиндаж, который возвели по центру Слободы. Хозяева поселились в выкопанной во дворе землянке. В ней и прожили всю войну. В 1944 году Михаил заболел тифом и умер. Мария продолжала ожидать сыновей даже после извещения об их исчезновении без вести - не поверила казённой бумаге.

 Уже занявшись изучением семьи Пшенко, Маргарита Аникей послала запрос о судьбе братьев в Центральный архив Минобороны России. 5 декабря 2005 года подольские архивисты состряпали отписку: Михаил Пшенко пропал без вести 19 ноября 1942 года, Павел Пшенко пропал без вести в сентябре 1944 года.

     

 Поиски прекратились. Никто не думал, не гадал, что они возобновятся и дадут результат с обратной стороны - с места гибели Николая.

 ...Ребят из военно-патриотического клуба «Подвиг» города Геленджик Краснодарского края в октябре 2013 года пригласили на пикник в село Гойтх Геленджикского района. За шашлыком на природе случайно зашёл рассказ, как местные мальчишки в 70-х годах на месте падения самолёта времён войны нашли пистолет ТТ и значок «Воин-парашютист». Пистолет отобрал участковый, а значок сохранился.

    

 Естественно, геленджикские поисковики заинтересовались местом падения самолёта. Какое же было их удивление, когда оказалось, что обломки самолёта до сего времени валяются в семистах метрах от крайнего дома. Немедленно отправились к загадочному месту на горе Каменистой.

     

 На бруствере небольшой воронки из опавшей листвы торчали человеческие кости. Достаточно было руками покопаться, как появились пуговицы от гимнастёрки. Неожиданно обнажились фрагменты парашюта.

 

        

 

 Даже беглый осмотр фрагментов самолёта позволил исследователям безошибочно определить, что это летательная машина И-153 «Чайка».

 

     

 

 Начали старательно исследовать каштановую рощу в месте авиакатастрофы.

 

      

 

 Находки всё больше и больше озадачивали.

 

      

 

 Оставалось только удивляться, как местная детвора не растащила поистине сокровища для неё, лежащие без всякой охраны и маскировки многие десятилетия.

 

     

 

 Марка самолёта известна. Но подобных ему воевало множество. Как установить лётчика? Но и это оказалось не так уж трудно опытным искателям. На нескольких дюралевых деталях нашли выбитые цифры. Они вполне могли быть номерами самолётов. Но почему номера разные? Пригодные детали повреждённых и списываемых механизмов могли ставить взамен изношенных на действующие воздушные машины. Это подтвердили последующие исследования. 

 Собрав кости и детали с номерами, искатели перебрались в Гойтх. Неожиданно от сельчан узнали, что металлические детали от самолёта лежат в куче металлолома перед селом. Пошли в ней копаться.

 

     

 

 После непродолжительных поисков вытащили покорёженную конструкцию фюзеляжа с номером 6646.

 

      

 Не буду описывать поисковые действия геленджикских искателей в архивных кладезях. Скажу сразу, что номера на деталях помогли установить обстоятельства гибели трёх самолётов возле Гойтха. Московские коллеги из Международного военно-патриотического проекта "Морское братство – нерушимо!" помогли в Центральном архиве Минобороны России отыскать «Список потерь самолётов и моторов 931 ЗАП за ноябрь 1942 г.», в котором записано, что самолёт И-153 №6646 был потерян при боевой работе 19 ноября 1942 года, а в докладной про потерю «Чайки» отмечено, что её пилотом был старший сержант Пшенко.

      

 Про обстоятельства гибели нашего земляка рассказал командир поискового отряда «Подвиг» города Геленджика Александр Шимкив.

      

 - Значительно позже мы смогли уточнить картину гибели Николая Пшенко. Его самолёт атаковали немецкие истребители. Завязался неравный бой. Найденные фрагменты советского самолёта почти все прошиты вражескими пулями, будто решето. Лётчик, скорее всего, также был ранен. Последними усилиями он направил свой самолёт на позиции артиллерийской батареи, которая располагалась на вершине горы Гойтх. Метров 50 не дотянул».

 Геленджикцы установили не только имя, но и адрес пилота. Оказалось, что он совсем не безродный. В Слободе живёт двоюродная сестра Зинаида Садовская. Двоюродные братья Степан и Владимир Пшенко обитают в Минске.

 Как я уже говорил, случай уникальный, когда имя погибшего устанавливается через семь десятилетий. Николаю Пшенко в этом случае повезло. Хотя, это всего лишь громкие слова. Ему-то на самом деле всё равно. А вот его родным не всё равно. Вот что говорит двоюродный брат героя Степан Степанович Пшенко, мнчанин:

 - Я родился в 1940 году, поэтому лично Николая не видел. Его отец Михаил и мой - Степан - были родными братьями. Про Николая знаю только из рассказов родных, что он служил лётчиком и пропал без вести на войне. Мать его ждала до конца жизни. Получается, не напрасно…

 Конечно, проделана грандиозная и полезная поисковая работа. Можно всем её участникам заслуженно праздновать завершение деятельности. Но, не тут-то было. Успех окрылил слободских поисковиков, и они начали ходатайствовать о захоронении останков земляка-героя на родной земле. Понимая всю серьёзность и важность мероприятия, в дело включились сельсовет в лице Валерия Садовского, райисполком в лице Игоря Урбана. Короче говоря, все участники поисковых работ с обеих сторон дружно взялись за завершение возвращения Николая Пшонко из небытия. Но, скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается: кости пилота хранятся на Черноморском побережье Кавказа, а предать земле их нужно в Слободе…

 Казалось бы, что за дело до доселе неизвестного слобожанина Международному проекту «Морское братство - нерушимо», однако он сыграл большую роль в организации доставки праха Николая Пшенко. Это только искатели-любители из общественных организаций проводили исследования бескорыстно. Задействованные профессиональные структуры вполне законно требовали оплаты своих деяний. Расчет с ними произвели лепельские частные унитарные предприятия «Сёмочкин продукт» и «СЕРВ-трейд». Старт процессу был дан 14 февраля 1914 года на церемонии в парке имени 30-летия Победы кубанской столицы. 19 февраля траурный кортеж из Краснодара с останками Николая Пшенко встречали жители Лепеля.

     

 Бронетранспортёр с прахом Николая Пшенко направляется в Слободу.

     

 На сельском кладбище урну с прахом Николая опустили в яму рядом с могилой его матери Марии. Ну, вот и встретились два одиночества после невероятно долгой разлуки. Даже надгробный монумент привезли с собой черноморцы.

     

 А поисковикам из Геленджикского военно-патриотического клуба «Подвиг» и Международного военно-патриотического проекта «Морское братство - нерушимо» было о чём поговорить.

     

 Ведь с конца 1942 по сентябрь 1943 года в небе Кубани погибли 1200 советских самолётов. Найдены же 135 машин и установлены 72 фамилии погибших лётчиков. Фронт работ пока большой. Как и у слободских искателей - много ещё земляков, сложивших голову на просторах сражений, не выведено из небытия. Кстати, старания в поисках места гибели Николая Пшенко не остались незамеченными. Координатор Международного проекта «Морское братство - нерушимо» Арсений Крицкий вручил Маргарите Аникей памятную медаль братства.

     

 Валерий Тухто был награждён морской тельняшкой. В школьный музей геленджикцы привезли значок парашютиста и останки самолёта лётчика Пшенко.

     

 Обо всём этом и рассказывает книга «Вяртанне з небыцця».

     

 Ах, да! Чуть не забыл рассказать про жизнь Коли Пшенко в потустороннем свете на 97-м году от рождения. Могилку его оформили по всем правилам современного дизайна.

       

 Спокойно лежится парню, не одиноко с земляками. Свядское кладбище большое, люди часто являются посетить живущих здесь родственников, привести в порядок их жилища. За могилой мамы Марии со дня ухода из этого мира ухаживает семья её названого сына Коли Аникея. Теперь Аникеи поддерживают порядок и во владениях её настоящего сына Коли Пшенко.






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ




12 дек 2014 в 11:24 — 6 лет назад

Слава боевому лётчику Николаю Пшонко,погибшему при защите Отечества под Геленджиком. По истине ни кто не забыт, ни что не забыто! Благодаря Богу и слезам матери Марии косточки сына её сохранились с 1942г. и захоронены на родной земле 19-О2-2014Г., рядом с могилой матери. Как описано в книге В.Тухто и М. Аникей "Вяртанне з небыцця", работе этой было отдано не мало сил и стараний, труд их стоит тому. Репортаж Владимира Шушкевича четко и ясно отразил каждый шаг траурного кортежа. Впечатляет портрет Павла-брата героя, нарисованный с фото В. Малявко. Дед всевед.


17 дек 2014 в 23:39 — 6 лет назад

На карте есть Держаны и Слобода.



Пшенко Павел Федорович


(варианты фамилии: Пшонко)) Родился в 1894 г., д. Держаны Лепельского р-на; белорус; образование н/начальное; кладовщик, Колхоз "Маяк". Проживал: Витебская обл., Лепельский р-н, д. держаны.
Арестован 17 декабря 1932 г.
Приговорен: "тройка" 8 февраля 1933 г., обв.: 75, 241 УК БССР - а/с агитация, вредительство.
Приговор: 5 лет ИТЛ Реабилитирован 11 апреля 1959 г. Витебский облсуд.


Источник: Белорусский "Мемориал














Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ