МАЛАЯ ЗЕМЛЯ

Ксендзов остров: из рук в руки. Часть 1


0000-00-00
Просмотров: 3 517
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Спецыяльна для LEPEL.BY.

Остров в Лепельском озере, на котором находится пансионат «ЛОДЭ», издревле называется Ксендзовым. Откуда пошло такое религиозное название? На этот счёт есть одна единственная легенда, а скорее всего быль, дошедшая до современников от предков. Послушаем их, поскольку в краеведческом музее исторических сведений об этом уникальнейшем объекте природы нет.

1. Остров или полуостров?

 Сначала бегло ознакомимся с самим изумительным объектом природы Лепельского края.

        

 Ксендзов остров совсем молодой, если измерять его возраст историческими масштабами. Возник он в конце 50-х годов прошлого столетия, когда при строительстве Лепельской ГЭС уровень Лепельского озера подняли на 3,5 метра, и оно превратилось в водохранилище.

         

 Это утверждают аборигены ближайшей деревни Новое Лядно, которая ускоренными темпами превращается в дачный посёлок - коренное население вымирает, а их хаты покупают и превращают в дачи близкие и далёкие горожане. Строят они и новые летние жилища. Сельчане такое внимание к своей деревне одобряют, поскольку понимают, что пришельцы не дадут умереть их родному населённому пункту, что сплошь случается с деревеньками в так нелюбимой дачниками безводной местности.

     

 Повезло на внимание горожан не только жителям Нового Лядно, но и такой же близкой к Ксендзову острову деревеньке Шунты. Она ещё фигурирует в документах как деревня, но по существу является дачным посёлком, поскольку в ней не осталось ни одной усадьбы коренных жителей - все дачи.

      

 Так вот, согласно воспоминаниям пожилых жителей деревни Новое Лядно, в частности Виктора Докиша, 1936 года рождения, до поднятия уровня водной поверхности Лепельского озера Ксендзов остров был полуостровом, на который по широкому перешейку свободно проезжали сначала повозки, а потом и автомобили с тракторами.

       

 Это теперь считается, что остров имеет площадь в 10 гектаров. А раньше полуостров был значительно большим. Окружали островную возвышенность не озёрные воды, а пойменные заливные луга. И посреди острова не было Малого озера. Озёрную впадину занимала травянистая лужайка.

       

 Глубокий пролив, отделяющий Ксендзов остров от Беленицкого полуострова, до строительства ГЭС представлял узкую протоку, соединяющую озеро Лепельское с озером Белым, которое теперь считается частью водохранилища. Два полуострова - Ксендзов и Беленицкий - соединял деревянный мост через протоку, который в конце 50-х годов то ли был разобран перед затоплением, то ли сплыл во время оного.

        

 Не было и насыпной грунтовой дороги, соединяющей посёлок Белоозёрный с Ксендзовым островом. Проезд, правда, был. Но представлял он частью полевую, частью лесную дорогу и проходил длинной улицей Нового Лядно.

            

 Извилистую трёхкилометровую гравийку насыпал в конце 90-х годов прошлого столетия предприимчивый председатель далёкого отсюда колхоза «Парижская Коммуна» Михаил Баранов, который во время Горбачёвской перестройки решил превратить Ксендзов остров в зону отдыха.

      

 По сути, остров как таковой просуществовал недолго - пока образовавший его мелководный пролив использовался в качестве брода при проезде техники и прогоне скота на колхозные угодья. Но вскоре после затопления на месте неудобного брода по решению председателя колхоза имени Чапаева Ирины Шкатёнок была возведена примитивная насыпь, соединившая остров с материком. Эта насыпь стала своего рода перешейком, и остров опять стал полуостровом, хотя и сохранил вновь обретённое ландшафтное название. Ведь остров - это участок суши, со всех сторон омываемый водой, что в нашем случае не имеет места. Были бы заливы по обе стороны насыпи соединены хотя бы проливом, а дорогу разъединял мост, Ксендзов остров по праву назывался бы островом. Во время строительства гравийки второй председатель второго колхоза Михаил Баранов капитально укрепил гравием возведённый коллегой перешеек.

      

 На этом формирование очертаний полуострова закончилось. Но в воображении лепельчан полуостров воспринимается островом. Будем и мы в дальнейшем так его называть.

2. Откуда название?

 Ксёндз - католический священнослужитель. Поскольку в Великом княжестве Литовском католическая вера доминировала, полуостров в Лепельском озере был отведён для землепользования лепельскому костёлу святого Казимира, существующему с 1604 года.

       

 Неизвестно, когда господство костёла над островом закончилось. При захвате Великого княжества Литовского территория совремённой Беларуси досталась Российской империи. Всем править стала православная церковь. Католики были ущемлены. Вряд ли им позволили православные служители продолжать владеть островом. Скорее всего, островные земли отошли к владениям ближайших помещиков из Завидичей - Кустинских. Название же острова закрепилось со времён Великого княжества Литовского.

 Сохранилось не только название, но и предание об использовании острова костёлом. Поскольку остров тогда был значительно больших размеров, чем теперь, католики на возвышенных местах выращивали хлеб, овощи, низины обкашивали. Полученную продукцию использовали культовые служители: употребляли сами, продавали, обменивали.

 Но Ксендзов остров использовался не только в хозяйственных целях. Часть суши со стороны деревни Беленицы занимал живописный бор, который соседствовал с дубравой.

      

 Островной лес ксендзы приспособили для отдыха горожан. На католические праздники и просто в выходные дни в островном лесу организовывались массовые празднества, народные гульбища. Весь культурный Лепель посещал Ксендзов остров. Приплывали на лодках самостоятельно, использовались костёльные вёсельные суда для организованного перевоза, многие шли пешком через Беленицу по мосту над протокой.

 На острове устраивались массовые игры, оборудовались аттракционы, располагались передвижные торговые точки, питейные палатки. Народ гулял, не забывая при том прославлять лепельских ксендзов. Так что, право увековечить себя в названии острова они заслужили.

 Если бы народные гулянья прекратились после упадка католической конфессии и отторжения от неё Ксендзова острова, вряд ли предания о них докатились бы до наших дней. Род Кустинских был прогрессивным, поэтому запретить празднества на полюбившемся горожанами месте они просто не могли по причине своего мировоззрения. Да и не бесплатно народ плясал-гулял. Организаторы массовых мероприятий имели определённый доход от их проведения. Ведь забавляться приходили зажиточные горожане. Голытьба остров не посещала.

 Уроженка деревни Новое Лядно Татьяна Быкова сейчас живёт в Лепеле.

      

 Мать Татьяны, Анна Лях, родилась в Новом Лядно в 1917 году и всю жизнь прожила в родной деревне. Умерла в 2006 году.

     

 Мать рассказывала, как бабушка Татьяны ходила на Ксендзов остров работать на панских землях. Никто не заставлял. Добровольно. Чтобы заработать денег. Пан рассчитывался сполна, в обиде на него не были. Жил он в хорошем доме перед островом.

 Вряд ли сам пан жил перед своим небольшом владением и вряд ли сам рассчитывал работников. Скорее всего, паном называли эконома или управляющего из соображения: коль человек приказывает, богат, владеет деньгами, значит - пан.

3. Цветут необозримые колхозные поля…

 Но вот пришёл в борьбе и тревоге боевой восемнадцатый год. Сведения об острове первых лет советской власти не сохранились. Не потому, что до острова не было дела в эпоху организации мировой революции, и он был позабыт-позаброшен. Уж коль на соседнем меньшем острове Поповике хозяйничал хуторянин Буевич, пока не был раскулачен во времена коллективизации, то на большой Ксендзов остров охочих было побольше. Послереволюционная жизнь острова ушла в небытие потому, что людям было не до интереса к чужим радостям или горестям - самим бы выжить в эпоху повальной разрухи, насилия, террора, голода… Живущие восьмой десяток лет аборигены близких деревень помнят лишь сад на острове, который занимал возвышенность и принадлежал колхозу. Но не мог колхоз вырастить сад - для того слишком мало времени просуществовало коллективное хозяйство, и не до витаминной продукции ему было, с поставкой хлеба государству управиться бы, колхозников бы обеспечить минимумом зерна. Колхоз мог только воспользоваться чужим садом, выращенным кропотливыми чужими руками, скорее всего кулацкими.

 Военная жизнь Ксендзова острова так и не войдёт в историю. Дети войны из Нового Лядно и Шунтов во время оккупации туда не ходили. Но почему мальчуганов не интересовали окрестности? Боялись партизан. Но почему не боялись немцев? Боялись и их, но немцы посещали только деревню и только днём. А партизаны приходили в населённые пункты только ночью, а днём прятались в окрестных зарослях. Для того Ксендзов остров был как раз подходящим местом.

 Отгремев, закончились бои. Возродился колхоз. Островной сад снова стал его владением. Собирали яблоки. Сдавали государству. Даже сторожей назначали, чтобы охраняли народное достояние от голодного народа, охочего хотя бы яблоками набить пустые желудки. В один из сезонов новолядненскому подростку Витьке Докишу повезло - его мать назначили сторожем в сад. Домашних дел у неё было невпроворот, поэтому часто вместо себя сторожить отправляла сына. А Витька, чтобы страшно одному не было, уговаривал вместе ночь коротать на два года младшего брата Сашку. Вот где яблок наедались вволю! Уже не хотелось, а всё равно ели. До оскомины, до боли в животах, про запас, ибо есть больше было нечего.

 Наверное, яблоки не приносили колхозу дохода. Сначала их перестали охранять. Крестьяне из всех окрестных деревень и горожане толпами бросались собирать плоды, не давая им поспеть. Но хорошей хозяйкой была председатель Ирина Шкатёнок, до сих пор её поминают добрым словом. Не мог её хозяйский глаз видеть поросший яблонями плодородный клин. Однажды пригнала она на Ксендзов остров множество тракторов, которые бульдозерами выкорчевали плодовые деревья. Только несколько их спрятались в кустах, а потому устояли до сего времени.

 Остров начали засевать хлебами. Неплохой урожай получали - земля отдохнула под садом за многие десятилетия, плодородной стала. Её уже распахивал и Виктор Докиш. Любил работать на острове - от дома близко. Вот только после затопления преодолевать брод на тракторе было трудно. Но Ирина Шкатёнок и здесь проявила смекалку - дамбу через пролив насыпала.

 Но остров не только хлеб выращивал. Он стал, как и в добрые царские времена, людей развлекать. То есть массовые маёвки приспособились проводить в островном лесу. Придёт, например, 1 мая или 7 ноября, советские власти организовывают торжественный митинг, коллективный обед, выездную торговлю, отдых группами, семьями. Потом День молодёжи начали праздновать, придумали праздник урожая, День весны, День пионерской организации, слёт туристов… Организаторов культурно-массовых мероприятий влекла почти дикая природа Ксендзова острова.

        

 Немалую роль в освоении островной природы сыграло и загадочное внутреннее озеро, похожих на которое в районе уж точно нет.

      

 В общем, после выкарбкивания людей из послевоенной голодухи стров воспрянул духом, сам себя больше уважать стал за значимость районного масштаба.

4. Отдыхаем на турбазе

 По окончании последней войны был возведён Лепельский льнозавод на высоком берегу самого глубокого озера района Белое, которое соединялось с озером Лепельским узкой протокой. Как мы уже знаем, после запуска ГЭС поднятый на 3,5 метра уровень водной поверхности обоих озёр превратил протоку в довольно широкий пролив.

       

 Белое стали считать частью или заливом Лепельского. На его берегу вырос посёлок льнозавода, позднее переименованный в Белоозерный и включённый в состав города. Но какое отношение к Ксендзову острову имеет льнозавод, если их разделяют три километра? Очень даже большое.

     

 На новое предприятие часто приезжало с проверкой столичное начальство. Понравилась минчанам лепельская природа, особенно Ксендзов остров. И решили они построить на его сосновом берегу турбазу, как раньше назывались места для оздоровления, переименованные позже в базы отдыха. Сопротивлялись или же поддержали в принципе неплохую идею местные власти - неизвестно. По сути, сельскохозяйственной деятельности на полевом островном холме турбаза не мешала, поскольку собиралась разместиться в лесу и этим даже помочь его сохранить. Так в 60-е годы рабочие льнозавода построили на Ксендзовом острове то ли четыре, то ли пять домиков для летнего проживания туристов. В штат предприятия был включён обслуживающий турбазу малочисленный персонал, в том числе и лодочник.

 Сам завод пользы от турбазы не имел никакой, его работники - тем более, поскольку ни один из них в находящейся под боком базе отдыха не отдохнул. На ней оздоровлялось исключительно минское начальство. Ну, а если копнуть глубже, то можно придти к заключению, что пользу лепельчане от необычного учреждения всё же имели - несколько человек получили рабочие места, ведь отдыхающих нужно было обслуживать, строения в надлежащем порядке содержать.

 Но отдых на Ксендзовом острове вскоре надоел минчанам, и в 1976-м или 1977-м году турбаза была продана Витебскому технологическому институту, который сразу же взялся расширять свои новые владения. Выросли новые домики для отдыхающих, столовка с кухней, общественные помещения. Полевой холм к тому времени, по-видимому, не использовался, поскольку на нём были размечены футбольное и гандбольное поля, поставлены ворота, спортивные снаряды.

 Отдыхающие на турбазе сменяли друг друга на протяжении всего лета. Неизвестно, приносила она прибыль технологическому институту, или же он содержал базу отдыха себе в убыток, лишь бы только оздоровить своих работников. Во всяком случае, турбаза не процветала, иначе не была бы окончательно заброшена где-то в начале приснопамятных 90-х, когда начала рушиться экономика «великого и могучего» Советского Союза.

 Расширить отдых на Ксендзовом острове попробовал во время Горбачёвской перестройки уже знакомый нам инициативный председатель колхоза «Парижская коммуна» Михаил Баранов, который в своём хозяйстве организовал производство пива, самогона, сыра, масла, грибов, растительного чая, реализацию собственной продукции в деревне Горки, Лепеле и соседних районах. Начал Михаил Иванович строительство в начале острова двухэтажного ресторана, бани, подхода к воде. Но и его наповал сразил крах экономики.

 В 2000 году начал я собирать сведения для книги «Путешествие вокруг Лепельского озера». Для сбора необходимой информации пошёл в обход водоёма. Соответственно, зашёл и на Ксендзов остров. То, что там увидел, показываю отрывком из книги, изданной в 2001 году.

5. «Путешествие вокруг Лепельского озера»

 «Вскарабкался на высокую дорожную насыпь, превратившую некогда самый большой остров Лепельского озера в полуостров. Со стороны Зеленки вода спокойная и прозрачная. От Старого Лепеля катят зеленые от бескорневой микроскопической растительности волны.

 С перешейка дорога полезла на остров-полуостров. Холм заняла недостроенная кирпично-деревянная двухэтажка. От нее по глиняной почве до самого озера проложена мощеная дорога. Рядом стоит разграбленный вагончик. Вглубь острова бегут электрические столбы без проводов.

 Понятно, что здесь предполагалось возвести какой-то объект для отдыха. Столько средств вложили. Жаль, что не довели полезное дело до конца.

 С голого холма дорога заглубляется в бор. Справа синеет небольшое озерцо. Озеро среди озера! Из воды свечками торчат сухие березы, прибрежные деревья спилили бобры и положили их в водоем. Левая его часть заросла тростником. На открытой водной глади спокойно держатся два больших белых лебедя с красными клювами и три меньших серых с черными клювами. Они с интересом наблюдают, как я записываю увиденное на впервые открытом для себя природном объекте.

 В поле зрения от озерка попадают летние домики бывшей турбазы Витебского технологического института. Их девять. Без окон и с поломанными дверями. Забираюсь в первый. Две прихожих и пять жилых комнат. Пол цел. Только двери украдены. Прикидываю: если в каждую комнату поставить по две кровати, то одновременно в девяти домиках смогут отдыхать 90 человек. И не дикарским образом. От озера по турбазе тянется водопровод, одиноко стоит электрическая подстанция (это к ней бежали с материка голые электростолбы). Длинное здание занимают пустые комната отдыха и столовая, кухня с оставшимися электроплитами и холодильниками (конечно, разграбленными).

 Вряд ли можно обвинять институтское начальство в отказе от содержания турбазы - стало это невыгодно, бросили. Не заслуживает упреков и бывший председатель колхоза «Парижская коммуна» Михаил Баранов, который выкупил остров для хозяйства, чтобы создать там зону отдыха и тем самым пополнять колхозную кассу - крах коммунистической системы заставил людей думать о куске хлеба, а не о забавах. Я в упадке острова обвинил бы состоятельных лепельских коммерсантов. Почему они не покупают этот дивный и дикий, глухой и неповторимый уголок природы под самым носом у райцентра да не упорядочивают его для отдыха лепельчан и их гостей? С умной головой и мешком денег можно так повести дело на острове, что Лепель превратится в легендарные Нью-Васюки. Восстановить турбазу - не новую построить.

 Дорога-улица, разрезав лесную и одновременно приозерную турбазу, заканчивается у края высоченного обрыва, с которого вот-вот попадают в озеро крутые сосны.

 Это он своей желтизной и таинственным величием влечет мечты осматривающих озеро с городского парка или пляжа. Однако хочу разочаровать очарованных мечтателей: не теплый и мягкий песочек вы видите посреди озерной синевы, а каменно-твердую в сухую и илисто-скользкую в дождливую погоду глину.

       

 Остров огибает тропа. Далее местность уже не такая красочная. Берег занимают заросли ольшаника, дубравы.

         

 На ровной, будто специально насыпанной площадке продолжают одиноко ржаветь гандбольные ворота. Рядом - ровное футбольное поле с воротами без сетки, какие-то спортивные снаряды из труб. И все это находится между озерами - Лепельским и Лебединым. (Надо же! Рука против воли напечатала название островного озерка). И со строительством спортивного городка будущему хозяину острова не придется слишком стараться - много готового есть.

 С Лебединого в Лепельское небольшими водопадами звонко струится ручей. Значит, уровень водной поверхности первого гораздо выше. Загадка природы?

 Тропа привела к уже знакомому недострою. Остров обойден».

6. Что сталось с островом

 За последних полтора десятка лет Ксендзов остров превратился в культурный центр отдыха. Остается только добавить, что этому объекту природы крупно повезло, поскольку лепельские коммерсанты книги, наверное, не читают, а потому не последовали моему совету и не взялись осваивать остров. Они никогда не довели бы его до той гармонии цивилизации с дикой природой, как это получилось у многопрофильной медицинской компании «ЛОДЭ».

 А началось всё с того, что книга «Путешествие вокруг Лепельского озера» попала в руки директору медицинской компании «ЛОДЭ» Владимиру Горбачёву.

       

 Медик сразу обратил внимание на оздоровительные возможности Ксендзова острова. Посетил его и умело провернул дело так, что владельцем уникального уголка природы стала компания «ЛОДЭ». В 2002 году завизжали на острове бензопилы, застучали топоры… И вырос современный посёлок, скорее похожий на жилой массив, чем на оздоровительное учреждение.

  Мои пророчества сбылись - некогда заброшенный Ксендзов остров превратился в современную базу отдыха, именуемую пансионатом «ЛОДЭ». Давайте вместе прогуляемся по нему.

 В пансионате «ЛОДЭ» наскоком не всегда и поселишься. Обычно места там бронируют задолго до приезда. Но между заездами и в не сезон иногда образуются окна, в которые может посчастливиться попасть наобум.

 Рассчитан он на одновремённый приём 126 отдыхающих. Размещаются они в деревянных домиках семейного типа на 2 - 12 человек. На улице расположены беседки с каминами, спортивные площадки, качели, зоопарк. Организован прокат всамделишних лошадок, плавсредств, ездовых собак маламутов.

         

 Отопление домиков централизованное. В некоторых для экзотики установлены камины. Есть номера летнего типа без отопления. В пик отдыхающих напрокат можно взять палатку для двоих.

 Первые домики, с которыми пансионат начинал оздоровительную деятельность, шестикомнатные (12-местные).

        

 Все номера двухместные.

       

 Если приехала влюблённая или семейная пара, можно взять номер с одной двуспальной кроватью.

                

 Санузел - на этаж.

            

 Известное дело, что в заселенные номера путь нам заказан, поскольку получится вторжение в личную жизнь. Поэтому не сами будем выбирать понравившиеся нам домики, а сотрудники пансионата отведут туда, где свободно. Вот домик №14 временно пустует.

         

 В нём просторная гостиная.

               

  Двухместный номер со всеми удобствами.

                          

 Домик №13 считается люксом.

                

 Индивидуальный санузел.

            

 Можно дополнительно поставить детскую кровать, и поселиться в номере всей семьёй.

     

 На самом берегу расположены летние домики типа швейцарских шале. Путь лежит возле сауны.

     

 Минуем удобный пляж с причалами.

         

 Вот он, шале. Пусть не в горах, зато на крутом склоне Лепельского озера.

      

 Нам повезло - домик временно пустует. Поэтому можем полюбоваться водоёмом прямо с крыльца.

      

 Можем даже вообразить себя на одном из этих удобных ложе.

     

 Напротив висит над озером второй такой шале.

      

 Удобства для их постояльцев общие на улице, но не извечные сельские «скворечники», а цивилизованные туалеты типа городских платных, только бесплатные.

 Есть ещё два эконом-класса с детской кроватью на втором ярусе. Но посмотреть их устройство не получается - заселены.

 При желании полноценно оздоровляться, можно заказать трёхразовое питание в кафе-баре.

       

 А можно и вовсе организовать корпоративную вечеринку или же торжественный ритуал.

       

 В общем, скучать отдыхающим в пансионате «ЛОДЭ» не придётся, чувствовать какие-то неудобства - тоже.

Окончание следует.







14 июля 2015 в 06:57 — 5 лет назад

ЦУДОУНА!



15 июля 2015 в 14:01 — 5 лет назад

а есть ещё фотографии 2001 года(до лодэ)?



15 июля 2015 в 14:12 — 5 лет назад

И чудеса стали былью благодаря частной собственности на земля и средства производства. Без этих двух слогаемых инициатива, желание и труд такого успеха не имели бы. Да здравствует перестройка! Дед-всевед.



17 июля 2015 в 07:55 — 5 лет назад

Иван, но у частной собственности есть и обратная сторона: стремление к увеличению прибыли приводит к попиранию человечеких норм. К.Маркс в своем "Капитале" указывал на это: "Капитал... при 100 % (прибыли) он попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы."



17 июля 2015 в 19:52 — 5 лет назад

Иван, в Белоруссии нет права частной собственности на землю.



26 июля 2015 в 16:14 — 5 лет назад

А Вы Виктор, господин хороший, считаете, что Лукашенко А.Г. не даёт, лучше не продаёт, землю из-за страха, что народ разбогатет и повыкалывает друг другу глаза? И Сталин по этой же причине загнал народ в колхозы? Я так не думаю, потому, что вижу результат труда при частной инициативе и общественной, и не только на земле, но и во всём. Дед- всевед








Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


НА ГЛАВНУЮ