ВОЛОНТЁРСТВО

Язычники возрождают христианские святыни


03. 06. 2017
Просмотров: 4 730
Блукач ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). Специально для LEPEL.BY

Прошлой осенью лепельские сьвядомые обследовали Волосовичский край и установили ряд человеческих и эпохиальных разрушений христианских святынь, которые, приложив руки, можно частично восстановить. Сразу тогда и решили по весне взяться за дело.

 Никаких организационных сборов средств не проводили. Купили два рулона дорогого рубероида «Бикрост», чтобы на 20 лет хватило, гвоздей. Сумму разделили между собой Василь Шкиндер, Василь Хацкевич, Валерий Тухто, Блукач Валацужны, ещё десть рублей пожертвовала Наташа Шушкевич (Надобная) из Веребок. В результате получилось по десятке с каждого. И двинули в Веселово с разных сторон: три туриста клуба «Паходнік» - из Лепеля, 15 участников кружка «Нашчадкі» - из Слободской школы. Веселово встретило весенней свежестью водохранилища, образованного рекой Втесвердинкой.

 Приятна встреча двух дружественных лагерей, но время не ждёт.

 За день не управимся – ночевать нужно в полевых условиях. Для того собственную пустую хату выделил отпрыск веселовского рода Конопко.

 Не светлица панская, однако ночь перекантоваться можно.

 Быстро, братва волонтёрская, обедать и за дело браться!

 Тащите инструмент и приспособления за Веселово, в бор сосновый, чарующий.

 Каплица (в католической конфессии так называется часовня) заждалась вас, неугомонные. Внутри убрано, досмотрено.

 А вот до крыши руки старых католиков не дотянулись. Совсем ветра её раскрыли, жара и холод сломали толь древнюю. Крыша больше на решето похожа.

 Поможем же парафии католической поддержать святыню культовую, выросшую на месте строения основательного, довоенными коммунистами разрушенного, и втайне от большевистских властей самими веселовцами возведённого сооружения простяцкого. Вроде бы и хибарка невзрачная получилась, а в войну деревню спасла – из окрестных сёл самолёты гитлеровские и сталинские лишь одно Веселово стороной облетели и бомбы в него не метнули.

 Начали дело правое! Смотри, Наташа Надобная, лично твоя половина рулона в полезную реставрацию включается.

 Нашчадкі разделились. Часть осталась жилище в порядок приводить, муравьёв из него выселять, ужин готовить. Наиболее проворные уселись на уютной поляне жестяные шайбы для гвоздей нарезать, острые края их загибать, дырки посредине пробивать.

 Смотрите, мальцы, не ошибитесь – материал ведь дорогой.

 Каждый занят непосредственным делом. Моя обязанность – процесс фиксировать и без искажений репортировать с места волонтёрского действа. Конечно, это полегче, чем на крыше молотком толочь, но ответственности не меньше.

 Главное, что каждый при важном деле и по праву может гордиться своей полезностью.

 Загвоздочка возле вершащего каплицу креста получилась. Растерялись старшие волонтёры – все ведь придерживаются канонов народной языческой веры, хоть и считают себя такими же язычниками, как и мастерами спорта по боксу. На словах, в общем. Однако самолюбие как-то не позволяет символ христианства восстанавливать. Поначалу себя успокаивают тем, что изображение креста из времён язычества происходит. Но охочих соприкасаться с ним всё равно не находится. Тогда один волонтёр решается на отчаянный шаг, только просит меня:

 - Ты, Блукач, всё равно обманешь и исподтишка меня возле креста сфоткаешь. Прошу, хоть лицо не показывай.

 - Лады! – радостно соглашаюсь. – Я вообще тебе целиком голову отсеку, чтобы недруги не узнали.

 Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Крыша конусная, много подгонки требует. Одним махом и боковые откосы спрятаться под “Бикрост” желают.

 Пока крыша ремонтировалась, мусора внутрь каплицы налетело. Уборка потребовалась. Распятие чистки попросило.

 Древняя религиозная литература частью истлела настолько, что лишь к сожжению пригодна. Выборочно, конечно, которая совсем не читается.

 Славно поработали. Дело завершили. Повара как раз вовремя звонят: вечерняя каша пригорела.

 А сейчас посудомоечную команду заниматься профессиональной деятельностью оставим, а сами уборкой территории возле каплицы займёмся. А после себя общественности покажем.

 Вечер погожий и долгий. Чем возле костра толочься, поедем на экскурсию в соседнюю деревню Стайск, как и Веселово образованную этническими поляками, перед революцией купившими землю у волосовичского пана Зацвилиховского.

 Польская деревня большая, но почти пустая, в призрак превращающаяся. Брошенные хаты много раз обысканы, но всё равно что-то интересное находится.

 Представить сложно нам теперь, что счастье лилось в эту дверь…

 Тишь да печаль кругом.

 Как в военной хронике…

 День получился не только полезным, но и интересным. Есть что обсудить у ночного костра.

 Постепенно волонтёры укладываются спать. Сейчас наугад и на ощупь зафиксирую одну из берлог.

 Очень даже ништяк устроились. Ведь все здесь туристы – люди особенные, привычные к ночным неудобствам. Но я – всех туристичнее. Как только развиднеется, покажу свой вигвам…

 …Ну, вот, кажется, и солнце выкатилось из-за Веселовского озера. Косой луч полоснул по пустынной деревенской улице.

 А чего? Во дворе в котелках вода замёрзла, а термометр в моём жилище показывал +6 градусов. Но всё равно холодно было в демисезонном спальнике, хоть и на толстом надувном матрасе. Но мне не привыкать. Сейчас сделаю контрольный спуск в себя и продолжу сбор в поход – разрушенная старина ведь зовёт.

 Мимолётен завтрак, однако вкусен и весел.

 Следующий культовый объект жмётся впритык к гравийке Новые Волосовичи – Стайск. Давным-давно, когда ещё на могилы ставили каменные кресты, находилось на задорожном возвышенном поле старое кладбище. На протяжении многих веков никому не мешало. Но вдруг замешало советской власти. Приказала она советскому бульдозеру сровнять погост с землёй, а каменные кресты затолкать за дорогу, в кусты. С гравийки посмотришь – куча валунов в фундамент просится.

 Находились охочие закопать их под дачу. Подходили, осматривали и восвояси уходили. Кому охота жить на надмогильных крестах?

 А вот если поставить изуродованные идеологическим бульдозером кресты пусть даже не на их законном месте, каждый поперечный, с дороги увидев необычные монолиты, испустит вздох сожаления и уважения к табуированной святыне. Не повалит, не расколет – советский ведь дух постепенно покидает души современников. А потому… рраз-два – взяли!

 Друзья, не пропадёт ваш благородный труд, ведь он пойдёт на благо прозрения беларусского тёмного уса.

 Я, конечно, не очень напрягаюсь, но моё дело не менее полезное – ведь кто бы знал о ваших благородных деяниях, если бы я не растрезвонил о них по всему Великому Княжеству Лепельского Цмока?

 Вот, что значит толока! Вот, что значит слаженная работа единомышленников. Каждый хочет по возможности больший вклад внести в правое дело.

 Искусственно обтёсанные каменные глыбы, конечно, изувечены бульдозерным отвалом, но, кто скажет, что это не кресты, пусть бросит в меня самый большой камень.

 Два полезных дела сделаны. Но вас, неугомонны, ожидают в десятки раз больше подобных заварушек – уж ваши предшественники постарались создать вам неподъёмный фронт работ. Однако вы его подымете.

 Здесь наши пути расходятся. Не в идеологическом, а в исключительно геграфическом направлении.

 Отныне очередное древнее кладбище, пусть даже в некоторой степени и фейковое, будет вечно украшать Великое Княжество Лепельского Цмока.

 Так держать, братва Свядской Пущи! Не получатся из вас разрушители. Вы – созидатели.






НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ







Без комментариев




НА ГЛАВНУЮ